Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Российский телеведущий и зоолог Николай Дроздов в реанимации: у него сломаны восемь ребер
  2. В какую страну чаще всего уезжают белорусы работать, и из какой страны едут работать в Беларусь
  3. В Иране прогремели взрывы на стратегических объектах
  4. Песков назвал слова Джонсона об угрозах Путина ложью
  5. Синоптики объявили оранжевый уровень опасности на понедельник
  6. Почему Западу нельзя медлить с поставками вооружения Украине, где сейчас наступает армия РФ, потери под Горловкой. Главное из сводок
  7. Источники: Влад Бумага уходит из YouTube и переходит в VK Видео
  8. Украина ввела санкции против содействующих российской агрессии компаний. Среди них — несколько белорусских
  9. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  10. «Мстят за безвиз и другие добрые начинания». Глава Госпогранкомитета обвинил Украину и других соседей в напряженной ситуации на границе
  11. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  12. С 1 февраля пересмотрят некоторые пенсии. Но размер прибавки вряд ли порадует
  13. «Лукашенко очень жестоко кинул Путина». Экс-спичрайтер президента России Аббас Галлямов о войне, протестах и будущем
  14. Атака беспилотников на Иран: рассказываем, что известно


Борьба с ростом цен в Беларуси все больше становится похожей на выявление преступных группировок. За десять дней в Беларуси завели около трех десятков уголовных дел и задержали не меньше 20 человек за повышение цен на различные товары. Власти тратят огромные человеческие и финансовые ресурсы государства (иными словами — налогоплательщиков) ради того, чтобы колбаса или булочки не дорожали на условные десять копеек. Для чего это делается и к чему может привести, обсудили с экономистом Львом Львовским.

Снимок носит иллюстративный характер

Почему власти решили заводить уголовные дела, а не штрафовать

С 6 октября после приказа Александра Лукашенко в Беларуси развернулась масштабная борьба с ростом цен. По разрешению политика силовики стали активно заводить уголовные дела и арестовывать представителей торговли (и не только). За повышение цен на колбасу, сыр и молоко оказались за решеткой руководители торговой сети «Доброном», за подорожание лекарств задержали замдиректора сети аптек. В Каменецком районе задержали исполняющего обязанности директора торговой сети, где подорожали хлеб и сыры.

Решение арестовывать представителей торговли за рост цен выглядит нелогичным. Во-первых, часто это квалифицированные представители отрасли, входящие в число руководителей торговых объектов. Во-вторых, заведение уголовного дела, процедура задержания и содержание человека за решеткой обходятся недешево, не говоря уже о несоразмерности наказания. Очевидно, что сам процесс активизации чиновников для проверок, преследование нарушителей инициативы Александра Лукашенко, дополнительная нагрузка на силовой блок и содержание новых арестантов обходятся государству (то есть налогоплательщикам) намного дороже, чем используемые ранее формы борьбы с инфляцией.

Даже в реальности, где повышение цены на товар считается нарушением законодательства, было бы логичнее штрафовать тех, кто не выполняет желание Александра Лукашенко держать цены на привязи. Но власти выбрали самый жесткий и самый популярный в последние годы метод борьбы с теми, кто идет против линии партии.

Этому есть несколько причин, считает старший научный сотрудник BEROC (Киев) Лев Львовский.

— Административные методы обычно не работают — их просто все игнорируют. Ритейлеры обычно придумывают, как повысить цены. Можно вспомнить кейсы полутушек, новых товаров, инновационного молока, — отмечает он. — Это происходит не потому, что ритейлеры — это кровожадные капиталисты, которые хотят содрать последнюю шкуру с рабочего народа. У нас рынок, особенно продовольственный, вполне конкурентный. Поэтому когда цены повышаются, для этого есть объективные причины. Иначе если бы кто-то один придумал продавать разделанные куриные тушки в два раза дороже, то он просто разорился, потому что покупатели ушли бы к другим продавцам, которые реализуют целую птицу в два раза дешевле.

Массовый запрет на рост цен может работать только на страхе, продолжает эксперт. Именно для этого заводятся уголовные дела: силовики посадят, например, 10 человек, а остальные тысячи работников торговли будут бояться последовать за ними.

Вслед за торговлей МАРТ взялся за импортеров

В МАРТ заявляют, что не допустят дефицита товаров в Беларуси. Там поручили торговым сетям (тем самым, руководителей которых бросают за решетку за повышение цен) информировать о случая отказа от поставок. «Ведомство будет давать правовую оценку действиям поставщика, импортера и будет принимать соответствующие меры реагирования по данным фактам», — рассказал представитель министерства Кирилл Слабко. Будут ли их преследовать в том же стиле — с уголовными делами и арестами — время покажет.

— Это, скорее всего, говорит о том, что в МАРТ понимают самые базовые законы экономики, что его представители закончили хотя бы первый курс факультета экономики и догадываются, что бывает, когда начинают контролировать цены, — комментирует экономист.

Смогут ли чиновники заставить импортеров и производителей поставлять товары, даже если им это невыгодно, будет зависеть от масштаба репрессий, считает он.

— В целом это было бы нереально. Но если посадить 20 человек, провести показательные суды, то другие начнут бояться и себе в убыток продолжат что-то производить. Импортеры в таких условиях тоже будут ввозить товары, пока можно будет сводить концы с концами. Потом эти люди будут уезжать из страны, чтобы не сесть, или будут заниматься проеданием собственного бизнеса.

Реально ли такими мерами замедлить рост инфляции

Главная цель мобилизации чиновников и преследования представителей торговли — снижение уровня инфляции. Лев Львовский считает, что на некоторое время этого даже можно будет добиться.

— На сколько — зависит от масштаба репрессий и страха в этом бизнесе. Если страха будет мало, то речь, наверное, о неделях, если много, то можно говорить о трех-пяти месяцах.

В любом из этих случаев цена борьбы с ценами оказывается довольно высокой. Более того, желая сдерживать цены сегодня, власти создают куда более тяжелые проблемы на будущее.

— Это еще одно проявление тактики, начавшей с 2020 года, когда власти думают о днях или месяцах, но не думают о том, что будет через годы. Главное — день простоять да ночь продержаться, а что будет через год никого не волнует. Если бизнесы посыплются и закроются, то этот вопрос они будут решать потом, — отмечает экономист. — Иногда нашей власти в последние два года везло с таким подходом, например, когда во время коронавируса производили на склад, а потом был скачок мировых цен и они благополучно распродали эти склады. Но рассчитывать на постоянное везение — не очень по-государственному.

Ждать ли сокращения ассортимента и роста серого рынка

КГК уже рассказали о первом случае, когда в интернет-магазине по продаже автозапчастей указывали на сайте одну цену товара, а по факту он стоил дороже. Это только начало — постепенно эта практика будет расширяться.

— Таких историй будет много. Но люди будут закладывать тех, кто так торгует, желая купить что-то подешевле (Как говорится, кто написал четыре миллиона доносов?). Фактически сейчас каждый белорус может прийти в магазин и требовать товар по вчерашней цене и некоторые люди будут этим пользоваться, будут доносить. Так что подобные схемы, безусловно, будут. Но и риски у них сильно повышаются. Значит, стоимость на сером рынке тоже будет расти.

К чему приведут репрессии представителей торговли

В случае, если система сдерживания цен продолжит работать в том же духе, то есть с уголовным преследованием за повышение цен и запретом закрываться, то страх поможет системе контроля цен продержаться несколько месяцев, а не несколько недель, которые были бы ей отведены, при более мягком подходе.

— Без этих посадок предприниматели придумали бы, как повышать цены, или начали бы закрываться. А тут им буквально говорят, чтобы торговали себе в убыток, иначе будут уголовные дела. В таком случае, конечно, люди выберут первый вариант.

Недостачу торговля и производители будут покрывать сначала из накопленных средств, а потом за счет оборотного капитала.

— Через пару месяцев существования такой системы начнутся банкротства, потому что компании проедят свой оборотный капитал. Это называется аутоканнибализм бизнеса, когда он съедает свои внутренние ресурсы. У некоторых наших поставщиков, особенно государственных, бывает практика брать кредиты на оборотный капитал и даже на выплату зарплат. Эти средства тоже будут съедены.

Лев Львовский считает, что, скорее всего, через 3−5 месяцев, когда станет очевидно, что система не работает и дает серьезные побочные эффекты, власти начнут откатывать назад принятые недавно решения.

— Даже властям очевидно, что это не работает. Если бы Александр Лукашенко или глава Белстата, которая предложила эту систему, думали, что это на самом деле может сработать, то, наверное, они ввели бы такие запреты полгода или год назад. Ведь высокая инфляция началась не вчера. Поэтому то, что они дождались, пока инфляция достигнет почти 20%, означает, что они сами понимают, что такая система контроля цен не работает. Соответственно, можно предполагать, что главная цель сегодняшней риторики — запугивать, чтобы потом, когда они систему либерализуют, предприниматели все равно боялись повышать цены, помня, что за это можно сесть.

Но в реальности, продолжает экономист, скорее всего, эффект будет обратным тому, что задумали чиновники. Когда систему либерализуют, ритейлеры и производители начнут повышать цены превентивно, чтобы компенсировать потери, понесенные за время действия запрета, и ожидать повторения истории с запретом их роста.

— Если эту систему будут внедрять грубо, то могут последовать более печальные последствия: банкротство ритейлеров и производителей, — дополняет эксперт.

Может ли работать новая предложенная чиновниками система во главе с комиссией по ценам

Власти продумывают варианты смягчения системы регулирования цен. Для этого хотят создать комиссии из чиновников, которые будут разрешать или запрещать повышать цены на тот или иной товар.

— Надо сказать, что подобная система у нас действует около года относительно социально значимых товаров, на которые МАРТ иногда разрешает повышать цены, — отмечает Лев Львовский и объясняет, почему эта идея провальная. — На бумаге это выглядит как что-то возможное, на практике любой человек, который когда-либо интересовался советской экономикой, знает, что это нереально. В Беларуси производятся и продаются десятки тысяч наименований товаров. Если вы хотите создать комиссию, которая будет рассматривать объективность повышения цен на каждый из товаров, вам нужно будет в эту комиссию посадить десятки тысяч человек хотя бы для того, чтобы у них хватало времени и мощностей рассматривать все запросы. Если вы включите в эту комиссию 10−12 человек, она просто-напросто не справится.

В СССР был Государственный комитет цен при Совете министров, который искусственно устанавливал цены на различные товары. Так как входящие в него люди просто не справлялись с большим потоком товаров, на которые необходимо было назначить цены, делалось это без необходимых для такой работы расчетов. Это приводило к перекосам в торговле, дефициту некоторых товаров, появлению серого рынка различных товаров.

На местах подобные комиссии работать не будут, считает эксперт, потому что местные чиновники будут бояться разрешить повышать цены, чтобы не оказаться за решеткой вместе с представителями торговли, которым будут давать на это добро. Значит, система частично застопорится в самом начале.