Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  2. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  3. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  4. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  5. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  6. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  7. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  8. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  9. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  10. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  11. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  12. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  13. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
Чытаць па-беларуску


В Беларуси второй раз за месяц изменили правила сдерживания цен. По традиции власти приняли постановление задним числом: опубликовали документ 20 октября, но начал он действовать днем ранее. В итоге, еще не понимая деталей изменившихся правил работы (ведь чиновники начали разъяснять постановление только после публикации постановления), торговля, импортеры и производители уже должны им следовать. Иначе — «уголовка». Что об этом думают сами бизнесмены и работники компаний, которых затронул контроль цен, и как работают сейчас.

Фото с сайта pixabay.com
Фото с сайта pixabay.com

«Урезается ассортимент, а товар застревает на складах у производителей»

Сначала тотальное ограничение на рост цен, а следом за ним новое постановление сильно усложняют работу не только торговле, но и производителям, признается торговый представитель одного из производителей продуктов питания Алеся (мы не называем род продукции, который выпускает компания, и изменили имя собеседницы из-за ее опасений о безопасности).

— Изменения касаются получения заявок на поставки, логистики, того, что магазины боятся брать товар из-за риска уголовной ответственности. Республиканские сети убирают контракты на определенные позиции товаров. Если раньше у поставщика брали условно сто наименований продукции, то теперь урезают поставки до 20−30 продуктов, на которые цена не менялась, например, в последние два месяца. Остальное стараются у нас не брать. Соответственно, урезается ассортимент, а товар застревает на складах у производителей, — рассказала представитель компании и добавила: Как работать в новых условиях, никто не знает.

По ее словам, практически в каждом торговом объекте в последнее время есть отказ от части товаров, о поставках которых стороны договаривались ранее. В связи с массовым возвратом товара некоторая продукция с коротким сроком годности, которая осталась на складе, вряд ли уже будет продана и, скорее всего, просто испортится. Это означает потери для компаний, которые не могут не сказаться на финансах, а значит, и на зарплатах сотрудников.

— Вчера машина отгружала товар в более чем 40 магазинов. В каждом из них был акт возврата продукции. Это потери в логистике, финансах, опять же возврат на склад, вопросы по срокам годности, — говорит Алеся.

От того, что теперь вместо всеобщего запрета на повышение цен будут работать некие комиссии из чиновников и представителей профсоюзов, решающие, достаточно ли у производителя оснований для повышения отпускной цены, по мнению Алеси, не улучшит ситуацию, наоборот, «станет еще сложнее». Трудности, считает она, будут из-за длительного времени рассмотрения вопроса о возможности повышения цены. Но главное, что решать это будут не люди, которые понимают процессы производства и формирования цены, а те, кто не имеет к отрасли никакого отношения.

— «Хорошо, в магазинах цены не поднялись» — это нормальная логика, например, для 70-летней бабушки. А что за этим стоит, они не представляют. Однозначно, такие вопросы должны решать компетентные люди, а у нас в органах не всегда такие есть. Как в исполкоме могут решать, поднимать ли предпринимателю или производителю цену на платье или на баночку питания? Как они могут знать наши бизнес-процессы, расходы, затраты на производство, зарплаты? — задается вопросами представитель компании.

Фото читателя
Снимок носит иллюстративный характер. Фото читателя

«Больше товаров будет ехать в Россию»

— В итоге производители сократят выпуск продукции, оставив самые топовые и продаваемые продукты. А все, что не очень идет на нашем рынке или на что надо будет объективно повышать цену, будет ехать в Россию. А у нас на полках сократится ассортимент. От этого пострадают и покупатель, и поставщики, и такие работники как я. Я ведь не смогу сделать план продаж. поставляя условно один вид товара. Плюс с рынка начнут уходить некрупные компании, маленькие магазины, ИП. Для некоторых это последний толчок к тому, чтобы закрывать магазин, — продолжает Алеся.

Она добавляет, теперь процесс установления цены будет таким долгим, что часть партий продуктов будет его дожидаться, рискуя испортиться. Чтобы этого избежать, не исключено, что производство придется периодически останавливать.

— Это все однозначно отразится на работниках предприятий. Например, я не смогу выполнить свой план за месяц, значит, не получу часть зарплаты. От сокращения поставок теряет мое руководство, теряет логистика да и сама торговля тоже. Все будут в минусе. Уверена, штаты будут сокращать, зарплаты тоже будут падать, потому что производство просто не сможет всех содержать, — заключает торговый представитель производителя продуктовой компании.

Представители других компаний указывают, что сейчас вопросов больше, чем ответов. Постановление Совмина создает «полный коллапс фэшн-индустрии», написал представитель этой отрасли. Особенность ее в том, что из-за низкого покупательского спроса и высоких расходов, например, на аренду, наценка на одежду составляет 100%. «Оптовая маржа, учитывая подорожавшую доставку, огромные кредиты банков и расходы на офис при обороте до 1 млн долларов в год около 20%», — указывает он. Как можно будет уложиться в новые рамки работы, непонятно.

По словам импортера, документ не учитывает огромное количество переменных, от которых зависит конечная цена товара.

— На самом деле все очень плохо. Разъяснений мало, а вот нестыковок — много. Все, что не дописано, трактуй как хочешь. У нас продукция разная, удельный вес и цена разная, плюс стоимость доставки всегда различается. По какой стоимости ориентироваться, непонятно. Я могу привезти товар на маленькой машине с большой стоимостью и цена товара будет, предположим, 100 долларов, а если привезу большую фуру через месяц, цена и расходы будут на единицу другие, например, 60 долларов. В итоге, какая должна быть отпускная цена? Как в цепочке продавцов понять, кто сколько добавил, чтобы не нарушать постановление? Что делать со скидками на бракованную продукцию или с уценкой? Это только вопросы, которые лежат на поверхности, а еще сколько их всплывет, пока неизвестно, — говорит он. И признается, в связи с работой в таких условиях планирует сокращать штат и перечень ввозной продукции.

«Писали письма в разные инстанции, просили объяснить, как им назначать цены на товар»

Предприниматель Сергей (имя изменено по просьбе героя материала) — владелец небольшого магазина в областном центре, в котором продаются крафтовые слабоалкогольные напитки. После сообщения от властей о замораживании цен в торговую точку уже поставлялся новый сорт пива, ранее такого здесь не было.

— Зажмурился и поставил на него цену, как на примерно такой же напиток, который мы продаем, маржа назначена та же. Остальные продукты продаем по старым ценам, ничего не трогаем, — рассказал Сергей.

Именно так предприниматель действовал потому, что не знает, как назначать цены с учетом новых распоряжений властей. Мужчина отметил, что ему никто это не объяснял, впрочем, он ни к кому за разъяснениями и не обращался. Тут он ориентировался на бизнесменов покрупнее, которые находятся рядом.

— Люди писали письма в разные инстанции, просили объяснить, как им назначать цены на товар, на что ориентироваться, можно ли их увеличить, если, например, дороже упаковка, или 30% маржи, которую можно добавлять, — это с учетом НДС или без. Но никому ответы не пришли.

По мнению Сергея, государственные ведомства, которые отвечают за ценообразование, сами не могут ответить на эти вопросы. Он говорит, что даже если позвонить по телефону в МАРТ, то клерк, который поднимет трубку, проконсультировать не сможет, «потому что не знает, отвечать не будет, чтобы не нести за это ответственность».