Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  2. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  3. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  4. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  5. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  6. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  7. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  8. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)
  9. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  10. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  11. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  12. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  13. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  14. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  15. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  16. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»


На прошлой неделе стало известно, что данные от 8,5 до 10 тысяч человек, которые отправляли информацию в «Черную книгу Беларуси», могли попасть в руки силовиков. При этом бывший редактор инициативы Янина Сазанович заявляет, что после разоблачения в рядах ее сотрудников агента ГУБОПиК именно BYPOL просил ЧКБ «не поднимать шума». Так ли это на самом деле? «Зеркало» спросило у объединения экс-силовиков.

Сотрудник ГУБОПиК Артур Гайко, который был внедрен в "Черную книгу Беларуси". Фото из материала "Белсата"
Сотрудник ГУБОПиК Артур Гайко, который был внедрен в «Черную книгу Беларуси». Фото из материала «Белсата»

В пресс-службе BYPOL обратили внимание на то, что инициатива ЧКБ не является частью объединения силовиков и им не подчиняется.

— Год назад в своем расследовании о разоблачении сотрудника ГУБОПиК в «Черной книге Беларуси» BYPOL ничего не сообщает о том, что Артур Гайко был среди администраторов ЧКБ и имел доступ к сообщениям читателей. Но позже выяснилось, что сотрудники организации знали об этом. Почему этот факт не был раскрыт?

— То, что среди ЧКБ находится штатный сотрудник ГУБОПиК Гайко, действительно было установлено BYPOL. О данном факте было сообщено всем заинтересованным лицам.

—  Бывшая редактор ЧКБ Янина Сазанович говорила, что после раскрытия «крота» BYPOL призвал администраторов ЧКБ не распространять информацию об этом и предложил подождать до опубликования расследования. Это правда?

— Полагаем, что подобная формулировка вопроса в корне неверная. То, что Гайко является сотрудником ГУБОПиК, действительно установил BYPOL. О данном факте было сообщено всем заинтересованным лицам. Команда ЧКБ принимала решения самостоятельно. На эти решение рекомендации, данные BYPOL, как оказалось, не повлияли.

— Какие рекомендации?

— По минимизации последствий, а также по принятию превентивных и неотложных мер для устранения возможных причин произошедшего.

— С момента, когда о личности Гайко стало известно, до опубликования вашего расследования о нем прошло несколько недель. Допускали ли вы, что за это время силовики могли задержать большое количество людей из базы, доступ к которой был у сотрудника ГУБОПиК?

— После того как был установлен внедренный в ЧКБ Гайко, незамедлительно в курс дела были поставлены все заинтересованные лица ЧКБ. О том, какие сведения стали достоянием ГУБОПиК, может быть известно только их администраторам и сотрудникам. BYPOL не владеет ни малейшей информацией в отношении протоколов безопасности ЧКБ. Это является прерогативой и тайной этой независимой инициативы. Правильно и логично получить информацию о том, когда и каким образом были запущены процессы реализации протокола безопасности у разработчиков и администраторов ЧКБ.

— Обращалась ли к вам команда ЧКБ за помощью в обеспечении безопасности писавших?

— Нет, не обращалась.

— Почему не приняли решение сразу опубличить информацию о том, что сотрудник ГУБОПиК имел доступ к данным людей, которые писали в ЧКБ?

— Информация о том, что среди администраторов ЧКБ выявлено нахождение внедренного сотрудника ГУБОПиК, была доведена всем заинтересованным лицам. Им же было высказано наше видение возможного развития ситуации, а также рекомендованы альтернативные действия, направленные на пресечение усугубления обстановки. Окончательное решение по данному вопросу принимала команда ЧКБ.

— Считаете ли вы, что есть и ваша часть ответственности в случившемся?

— Подобная формулировка вопроса неверная. То, что Гайко является сотрудником ГУБОПиК, установил BYPOL. О данном факте было сообщено всем заинтересованным лицам, в том числе Сазанович. Все дальнейшие решения по этому вопросу команда ЧКБ принимала самостоятельно.

О выявлении внедренного сотрудника ГУБОПиК мы опубликовали расследование на своем канале 30 июля 2021 года. Янина Сазанович давала интервью на эту тему еще ранее — 26 июля этого же года на канале «Беларусь головного мозга». Поэтому не совсем понятно, по каким причинам Янина вновь решила поднять этот вопрос к концу 2022 года. И сводить к тому, что виновны в этом Франак Вячорка и в дальнейшем, как оказывается, еще и BYPOL.

— Как, на ваш взгляд, можно было избежать подобной ситуации, которая произошла с ЧКБ?

— Разработать алгоритм и обязательно проводить верификацию всех участников инициатив, сверять все предоставленные данные, а также давать проверочные задания активистам, находящимся в Беларуси, принимать иные (исходя из развития событий) меры.

— Сейчас BYPOL готовит план «Перамога». Какие есть гарантии того, что не повторится такая ситуация, как с ЧКБ?

— В число лиц, допущенных к подготовке плана «Перамога», входит очень узкий круг находящихся за рубежом и регулярно проходящих проверку на полиграфе людей. Присутствие агента в этом круге исключено.

— Есть ли у вас планы противодействия «кротам» и какие?

— Внутри BYPOL работает алгоритм по выявлению лиц, которые могут сотрудничать с режимом. При этом BYPOL никак не может влиять или контролировать другие белорусские инициативы в части обеспечения информационной безопасности без их желания и активного содействия в этой работе.

— Если слив все же случится, будут ли люди предупреждены? Что им нужно будет делать? Какой у вас план на случай таких ситуаций?

— Мы уверены в сохранности своей информации. Она обеспечивается различными мерами. В связи с этим утечка исключена. Для обеспечения безопасности участников плана «Перамога» предприняты исчерпывающие меры. Если установлено, что кому-то из данной категории угрожает опасность, то им даются рекомендации в частном порядке в зависимости от обстоятельств.