Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Лукашенко назначил двух новых министров
  2. «Посеять панику и чувство неизбежной катастрофы». В ISW рассказали, зачем РФ наносит удары по Харькову и уничтожила телебашню
  3. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  4. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)
  5. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  6. Пропагандисты уже открыто призывают к расправам над политическими оппонентами — и им за это ничего не делают. Вот примеры
  7. Проголосовали против решения командиров и исключили бойца. В полку Калиновского прошел внезапный общий сбор — вот что известно
  8. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
  9. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  10. Караник заявил, что по численности врачей «мы четвертые либо пятые в мире». Мы проверили слова чиновника — и не удивились
  11. Сейм Литвы не поддержал предложение лишать ВНЖ беларусов, которые слишком часто ездят на родину
  12. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?
  13. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев


7 декабря муж политзаключенной журналистки Ирины Славниковой Александр Лойко в эфире телеканала «Белсат» обратился к Светлане Тихановской. Он попросил ее призвать западных политиков начать диалог с Лукашенко для решения вопроса с политзаключенными. Почему он решил, что это сработает? И что насчет этого думает сама Тихановская? «Зеркало» поговорило с обеими сторонами.

Фото из Facebook
Александр Лойко и Ирина Славникова. Фото из Facebook

3 августа Гомельской областной суд огласил приговор журналистке Ирине Славниковой. Судья Николай Доля приговорил ее к 5 годам колонии.

Славникову признали виновной по двум статьям Уголовного кодекса: ст. 342 (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, или активное участие в них) и ст. 361.1 (Создание экстремистского формирования, или участие в нем).

Александр Лойко: «Не надо играть в обиженных детей»

— В обращении вы призвали Тихановскую обратиться к европейским дипломатам и начать диалог с Лукашенко для освобождения политзаключенных. Почему вы считаете, что это возможно? Вы общались с кем-то из западных представителей?

— Стратегия демократических сил заключается, судя по всему, в том, чтобы давить на режим с помощью санкций. В своем обращении я говорил, что это бесперспективно: санкционное давление не играет никакой роли, — считает Александр Лойко. — У белорусского общества существует запрос на диалог для освобождения политзаключенных. Нужно реально взглянуть на вещи: для этого нужно найти медиатора, который будет вести переговорный процесс. Я не говорю о том, что нам нужно забыть о том, что сделал режим. Но даже Украина, которая ненавидит Россию, и Россия, которая ненавидит Украину, ведут переговоры и освобождают своих пленных. То же самое здесь.

Медиатор появится в любом случае, если такой посыл будет. Я уже говорил с дипломатами: Светлана Тихановская может обратиться к госсекретарю США через посредников в европейском сообществе либо же просто напрямую. Она может попросить, чтобы госсекретарь сделал звонок представителю Лукашенко и сказал о возвращении их посла в Минск. Это будет началом формирования какого-то диалога. Никто не говорит о том, чтобы признавать Лукашенко и вести с ним какие-то дела. Но вы хотя бы проявите к нему жест доброй воли. Не надо играть в обиженных детей, которые плюнули друг на друга, повернулись спинами и не разговаривают.

— Вы также говорили, что медиатором может выступит посол Швейцарии в Беларуси Кристина Хонеггер-Золотухин. Вы с ней общались?

— Мы переписывались, она обещала помочь и спрашивала, какие есть предложения по кейсу моей супруги. У нее была реальная заинтересованность.

— Вы упомянули о санкциях и предложили их отменить, чтобы выпустить политзаключенных. Почему вы считаете, что это может сработать?

— Даже если смотреть с точки зрения войны в Украине, то какие-то снятые санкционные удавки с его шеи позволят сделать ему отскок. Появится больше шансов, что Беларусь не вступит в войну: все же прекрасно знают, что Россия нас душит.

— Вы также говорили, что отправляли Тихановской сообщение, но вам никто не ответил. Куда вы писали?

— У нее есть сайт, у них есть форма обратной связи. Кроме этого, я отправлял личные сообщения в ее официальный профиль в инстаграме. Это было 15 апреля 2022 года, но мне не ответили. Кроме этого, на конференции в Варшаве журналисты задавали мой вопрос. Сама Светлана сказала, что они возьмут мои контакты и свяжутся.

Вскоре после того, как мы отправили вопросы Светлане Тихановской, Александр Лойко сообщил «Зеркалу», что она все же связалась с ним.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Светлана Тихановская: «И я лично, как и многие партнеры из демократических сил, уже делали то, что он предлагает»

— Муж политзаключенной журналистки Ирины Славниковой рассказал, что некоторые из западных дипломатов согласны быть медиаторами в переговорах с Лукашенко по вопросу освобождения политзаключенных (например, посол Швейцарии в Беларуси Кристина Хонеггер-Золотухин). Он также отметил, что, по его данным, в белорусском МИДе готовы отпускать политзаключенных в обмен на снятие санкций. Александр Лойко предлагает обратиться к дипломатам с призывом начать переговоры с Лукашенко. Как вы относитесь к его предложению?

— После вопроса «Белсата» на пресс-конференции в Варшаве я связалась с мужем Ирины. Он мне в деталях рассказал свое видение, что можно сделать для освобождения политзаключенных, и о том, чтобы привлечь Швейцарию и США. Все его слова и идеи правильны — и я лично, как и многие партнеры из демократических сил, уже делали то, что он предлагает. Мы общались по этому поводу с правительством Швейцарии, США, Евросоюза, а также ОБСЕ и Совета Европы. И проблема не в том, что для переговоров об освобождении политзаключенных нет медиаторов. Проблема в том, что со стороны режима нет готовности к таким переговорам и нет желания освобождать политзаключенных. При любых таких попытках режим отвечает, что эти люди — террористы и преступники, а не политзаключенные. В этом году режим обещал западным дипломатам освобождение до 300 человек в рамках амнистии, но этого не произошло. Через международные организации режиму передавали список из нескольких десятков политзаключенных, которые находятся в критическом физическом состоянии. Но они не были освобождены.

Представители Швеции, США, ЕС отлично знают, что если бы появился сигнал в виде освобождения людей или остановки новых репрессий со стороны режима — то, как минимум, это могло бы приостановить введение новых санкций. Но режим только ужесточает условия в тюрьмах, люди идут на голодовки, от условий содержания попадают в больницы, режим только усиливает репрессии и террор. Я счастлива, что на волю смогли выйти некоторые политзаключенные. Но, к сожалению, это исключения в поведении режима, а не системное изменение. Об этом мы и поговорили с Александром Лойко.

Из опыта последних двух лет мы поняли, что решение принимает не МИД и не какие-то другие чиновники, а лично Лукашенко. МИД и покойный министр Макей много чего обещали, но этого не происходило. Под обещания освобождения политзаключенных уже режим получал отсрочку в введении некоторых санкций. В итоге эта отсрочка только помогла режиму выстроить лазейки обхода санкций. Но я повторяю: и демократические силы, и Запад готовы говорить об освобождении политзаключенных, для нас жизни этих людей — это священная ценность. Как только остановятся репрессии и невиновные люди начнут выходить на свободу, начнется разговор о не введении новых и приостановке старых санкций.

— Александр Лойко также рассказал, что писал обращение в Офис Тихановской 15 апреля, но не получил ответа на свой вопрос. Можете рассказать почему?

— Во время разговора не уточняла этот вопрос. Я должна признать, что весной из-за начавшейся войны я не успевала отвечать всем, кто обращался с вопросом или просьбой о помощи. Мы действительно могли вовремя не среагировать на это сообщение, и мне жаль, что Александру пришлось проделать такой путь, чтобы быть услышанным.

Для улучшения коммуникации с людьми моя команда ведет чат-бот Офиса — ссылка на него есть в официальном телеграм-канале — пожалуйста, пишите туда, если хотите получить оперативный ответ.