Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  2. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины
  3. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  4. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  5. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  6. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  7. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  8. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  9. Попытки прорвать оборону, продвижение российской армии и 1100 погибших. Что сейчас происходит на фронте в Украине?
  10. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  11. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину


Что с ИТ-рынком, почему так много увольнений и кому хуже всех, обсудили на онлайн-площадке TechSpot технический директор PandaDoc Сергей Борисюк, его коллега из Flo Health Роман Бугаев и директор по исследованиям и развитию Orca Security Дмитрий Волох. Издание devby.io выбрало самые интересные моменты из выступлений спикеров.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото с сайта pixabay.com
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото с сайта pixabay.com

Что происходит

По данным Layoffs.fyi, в 2022 году 977 техкомпаний уволили 151 576 сотрудников (число постоянно обновляется). Дмитрий Волох заметил, что это было циклично: то всплески, то тишина.

— Разные компании уволили от 3−4 до 50% сотрудников. В среднем — около 10%, — посчитал он.

Ничего особенного не происходит, считает Сергей Борисюк. Никакого специфического кризиса в бигтехе нет. Просто после нескольких лет роста экономика в США и других регионах стала замедляться, сократился спрос, а вместе с ним провалилась прогнозируемая выручка компаний. В результате burn rate (скорость сжигания запасов) увеличился, и с этим приходится что-то делать.

На фондовом рынке тоже произошла коррекция: инвестиции переориентировались от компаний, нацеленных на рост, к компаниям со стабильным ревеню.

— Как правило, компании привлекают деньги, чтобы расти, но при этом у них есть фундаментальные показатели по burn — сколько ты жжешь денег за месяц/квартал. Они нанимали людей, планируя один размер «бёрна», но выручка снизилась и burn получился другим, — сказал Сергей Борисюк.

Как только burn подскакивает, сразу уменьшается run rate — время вашей жизни на имеющихся инвестициях. Поэтому «бёрн» надо сокращать. Самый простой способ — увольнения.

Разные компании кризис затронет по-разному, полагает Роман Бугаев. Больше других пострадают те, кто активно рос в эпоху ковида — е-коммерс, финтех и так далее (они нарастили burn rate сильнее, чем те, кого пандемийный рост не коснулся). И еще те компании, что ближе к IPO. Потому что на поздних раундах инвестиции сейчас поднять гораздо сложнее, чем на ранних.

Сейчас все стараются выйти на точку безубыточности.

— Лучше прибавлять 20, 30, 40% год к году, чем иметь сумасшедший рост, — считает Бугаев. — Важно иметь позитивный кэшфлоу (денежный поток — движение денежных средств в рамках компании, проекта или продукта. — Прим. ред.). А еще многие сильно перестраховались. Я знаю компании, у которых все хорошо с метриками, но они все равно сделали lay offs (увольнения. — Прим. ред.), просто чтобы увеличить свой run rate на 5 лет.

Увольнения — обязательная часть «лечения»?

— В бигтехе люди — основная графа расходов. Вторая графа — клауд, SaaS, лицензии. В зависимости от того, насколько компания продвинутая, у нее будет разный баланс костов (расходов. — Прим. ред.). Сейчас идет много разговоров об оптимизации расходов на инфраструктуру, но на персонал траты больше, — пояснил Роман Бугаев. — А история о том, что где-то отменили булочки на завтрак, не настолько интересна, чтобы о ней писать. Такое тоже происходит, но в новости попадают резонансные события.

Почему увольняют неожиданно и в один день

По мнению Борисюка, причины сугубо прагматические, операционные: так проще и безопаснее. Где-то критически важно быстро закрыть доступы к аккаунтам. К тому же так «меньше токсичности разносится по компании: когда люди чего-то ждут, они не будут работать, они будут бурлить».

Проблема в том, что операционная сторона тут вступает в противоречие с моральной. Поэтому компании стараются все-таки помогать тем, кто попадает под увольнение. Составляют списки, делают референсы, помогают искать работу. И это по-человечески правильно.

Кого сокращают первым? Тут вообще есть логика?

В разных случаях логика может быть разной. Бугаев считает, что обычно стараются оставлять наиболее производительных сотрудников с большой экспертизой:

— Важный фактор — как давно человек в этом бизнесе, насколько он погружен в контекст. Поэтому сначала отзывают джоб-офферы (предложение работодателя о трудоустройстве работнику, где указываются все существенные условия трудового договора. — Прим. ред.), потом тех, кто на испытательном сроке, и т.д. Кажется, никто не увольняет людей, которые приносят основной доход или создают основную стоимость.

Почему могут увольнять сеньоров и оставлять джунов? Банально: например, денег нет, при этом работа не суперсложная, с ней справится и джуниор за меньшие деньги.

Если у компании сложные большие фичи или сложная архитектурная работа, будут стараться оставлять сеньоров.

Но основной фактор выбора — какую пользу человек приносит компании.

Борисюк добавил, что в больших компаниях скорее увольняют целыми продуктами.

— Если компания инвестирует в экспериментальные продукты, фичи, направления, они очевидно первыми пойдут под нож, потому что, как правило, не приносят никакого ревеню. И тогда среди уволенных могут быть и сильные сеньоры: они просто уходят, так как закрывают всю линейку.

Бугаев согласился:

— Потому что в больших компаниях переход человека из одного проекта в другой все равно что смена работы: требуется онбординг, погружение в домен, изучение технологий. Насколько я знаю, Amazon сокращает Alexa, и там уходят в том числе сеньоры, стафф-инженеры, принсипалы (физическое лицо, уполномочивающее другое лицо действовать в качестве агента. — Прим. ред.).

Кризис страшный и долгий? Что-то хорошее в нем есть?

Тут участники дискуссии настроены оптимистично. Все будет хорошо (если только не случится что-то плохое), а уволенные таланты не пропадут на морозе, а создадут много новых стартапов.

— Если ничего глобально плохого не произойдет, эта рецессия будет небольшой и управляемой и все восстановится, — уверен Сергей Борисюк. — Если есть нормальный бизнес, ценный для клиентов, то все будет нормально. А если это непонятно что, то зачем он? Такое обрезается сразу. [Происходящее] не кажется большой проблемой — скорее возможностью. Инженеры, которые выйдут из этих [тех, что сократили штат] компаний, начнут заниматься стартапами, появится больше интересных новых компаний.

— Высвободилось огромное количество людей. Многие из них работали в компаниях с такой культурой и техническим уровнем сложности, что готовы запускать свои проекты. Мы ожидаем бум, — считает Дмитрий Волох.

Читайте также на devby.io:

Черный понедельник. Playtika за один день сократила офисы в Минске и Варшаве

Все ждут рецессию — она придёт? Участники ИТ-рынка объясняют, к чему готовиться

Альтернатива: в какие активы инвестировать в условиях нестабильности