Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  2. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке
  3. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  4. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  5. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  6. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  7. При нападении в российском Дагестане были убиты более 15 силовиков, несколько гражданских и шесть боевиков
  8. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  9. Прогноз по валютам: мощные курсовые качели раскачали доллар до максимума, но и это не предел
Чытаць па-беларуску


Центр новых идей,

Беларусь долгое время имела образ страны на развилке, которая может пойти в одну или в другую сторону или даже выгодно для себя использовать оба направления. Это и раньше далеко не всегда соответствовало реалиям, а сейчас слово «развилка» в отношении нашей страны явно устарело: после 24 февраля 2022 года официальный Минск в тупике. Чтобы вывести его оттуда, нужно будет создать образ совсем другой — открытой — Беларуси. Этот материал начинает цикл «Черновик белорусских реформ» — в рамках проекта эксперты и практики Центра новых идей кратко рассказывают, как могли бы выглядеть ключевые реформы в нашей стране — когда для этого откроется окно возможностей.

  • Павел Мацукевич Старший исследователь Центра новых идей и экс-дипломат, временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии (2016−2020). Автор телеграм-канала «Пульс Ленина-19».
     
  • Рыгор Астапеня Директор по исследованиям Центра новых идей и директор «Беларусской инициативы» Chatham House. Автор телеграм-канала «astapenia».
     
     

Соучастие Беларуси в российской агрессии и массовые нарушения прав человека внутри страны привели к разрушению основ белорусской внешней политики. Если раньше режим Лукашенко ради своего выживания менял погоду в международном курсе Беларуси, то за 2020−2022 гг. он изменил климат.

Вопреки географическому положению наша страна перестает быть транзитным государством, а ее логистическая инфраструктура становится менее востребованной. Европейский союз принял решение не финансировать инфраструктуру транспортных путей, связывающих ЕС с Беларусью (и Россией).

Китай открывает альтернативные белорусскому маршруты доставки своих грузов в Европу. Транзит китайских товаров в ЕС по железной дороге через нашу страну сократился в первом полугодии 2022 года на 25,7%. В обратном направлении (из Европы) — на 35%.

Важным фактором, ухудшающим белорусские экономические возможности, стала потеря доступа к транзиту через страны Балтии и Украину. Теперь наши предприятия могут рассчитывать только на российские порты и железную дорогу, что ограничивает поле для маневра в отношениях с Россией и значительно увеличивает расходы на транспортировку.

Из-за такой утраты географических преимуществ все еще декларируемая властями политика многовекторности просто нереализуема, ведь Беларусь пребывает чуть ли не во враждебных отношениях с четырьмя из пяти соседей. «Донор региональной безопасности» теперь воспринимается как угроза.

Экономическая модель, основанная на одновременном использовании ресурсов России и Запада, уничтожается. Вместо и без того немногочисленных западных технологий, кредитов и инвестиций наша страна получила санкции, из-за которых ограничивается белорусский экспортный потенциал на рынках третьих стран.

Представители наиболее экономически активных слоев белорусского общества вынуждены уезжать из страны, потому что ведение бизнеса дома становится проблематичным. Чем дольше Беларусь будет оставаться в сегодняшнем состоянии, тем выше шансы, что те, кто выехал в 2020—2022 гг., не вернутся. На практике это означает утрату до нескольких сотен тысяч человек, часто квалифицированных и включенных в международный рынок, заинтересованных в открытой миру Беларуси.

Состояние внешней конфронтации, в котором пребывает наша страна, входит в противоречие с общественным запросом: какая бы причина за этим ни стояла — прагматичность, наивность, дружелюбность, безразличие или что-то другое, — остается фактом, что белорусы в большинстве своем не видят себя воинственным народом, ненавидящим кого-либо. Да и доминирования какого-то одного геополитического выбора в белорусском обществе не существует.

Слайд из исследования Chatham House за ноябрь 2022 года. Полная версия будет опубликована 20 декабря
Слайд из исследования Chatham House за ноябрь 2022 года. Полная версия будет опубликована 20 декабря

Как может выглядеть внешняя политика «открытой Беларуси»

Неизвестно как закончится война, какой из нее выйдет Беларусь и в каком состоянии будет режим. Однако за горизонтом скорее всего будут развилки, которые определят дальнейший ход белорусской истории.

Выход нашей страны из статуса изгоя и построение эффективной внешней политики вряд ли возможны без ухода Александра Лукашенко и избавления от его репрессивного и соагрессорского багажа. Но даже транзит власти от Лукашенко, если он на него решится, своему преемнику уже будет выглядеть прогрессом, который может открыть новые возможности.

Многие государства считают если не экономически, то по крайней мере политически рациональным ограничивать связи с Беларусью. Даже после демократизации такой подход может сохраниться, если Запад не увидит долгосрочности перемен. Чтобы переломить такое отношение, преемникам Лукашенко необходимо будет противопоставлять имидж Беларуси при Лукашенко некоему новому образу. В случае же прихода к власти демократических сил воплотить новый имидж, который мы называем образом «открытой Беларуси», будет легче (кстати, над этим образом можно начинать работать уже сейчас).

Образ «открытой Беларуси» должен подкрепляться действиями в экономической и военно-политической сферах, которые будут перевешивать инерционную установку «не иметь ничего общего с Минском».

Поэтому нужно будет пойти на радикальное упрощение экономического сотрудничества и активизировать усилия в сфере безопасности. Первое включает в себя привлекательность ведения бизнеса в Беларуси, открытость для иностранцев, верховенство права и политическую стабильность, развитость инфраструктуры и привлечение международных финансовых институтов и доноров. В сфере же безопасности Беларуси придется переоценить свое желание быть в военном союзе с Россией и стремиться к нейтральному статусу, который к тому же поможет установить баланс в отношениях со странами Запада и Востока.

Идею баланса во внешней политике трудно назвать новой для белорусской внешней политики. Выбор невелик, если вообще есть: в случае крена в российскую сторону Беларусь рано или поздно ждет поглощение, а в случае разворота на Запад — «спецоперация» Кремля по «денацификации». Нейтралитет в этом смысле прагматичный шаг к безопасному выходу из тупиковой ситуации.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.