Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Караник заявил, что по численности врачей «мы четвертые либо пятые в мире». Мы проверили слова чиновника — и не удивились
  2. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  3. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  4. Пропагандисты уже открыто призывают к расправам над политическими оппонентами — и им за это ничего не делают. Вот примеры
  5. В Беларуси подорожают билеты на поезда и электрички
  6. «Посеять панику и чувство неизбежной катастрофы». В ISW рассказали, зачем РФ наносит удары по Харькову и уничтожила телебашню
  7. Проголосовали против решения командиров и исключили бойца. В полку Калиновского прошел внезапный общий сбор — вот что известно
  8. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  9. Сейм Литвы не поддержал предложение лишать ВНЖ беларусов, которые слишком часто ездят на родину
  10. В Польше автобус, который следовал из Гданьска в Минск, вылетел в кювет и врезался в дерево
  11. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)
  12. Лукашенко назначил двух новых министров
  13. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  14. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
Чытаць па-беларуску


На 2023 год власти обозначили удивительно оптимистичные цели экономического развития. Не очень понятно, на чем базируются такие ожидания, тем более что планы на 2022-й так и не реализовались. Посмотрели, как белорусская экономика прошла этот год по сравнению с планами правительства.

Главным отличием прогнозов правительства на 2022 год от его же ожиданий на 2023-й было то, что власти признавали и озвучивали потенциальные риски, опасения и некоторые пессимистичные ожидания. Тем не менее в целом прогноз на этот год был довольно оптимистичным — с ростом экономики, доходов населения и замедлением инфляции. Оптимизм этот был связан в первую очередь с надеждами на продолжение внешнеторгового чуда, которое вытянуло экономику в 2021-м. Однако уже тогда эксперты критически относились к оптимистичным ожиданиям правительства. Даже при сохранении условий для внешней торговли вероятность экономического роста была под сомнением из-за замедления глобального роста, сокращения избытка спроса и других внешних факторов. В таких условиях темпы прироста ВВП экономист Дмитрий Крук оценивал близкими к нулю.

Окончательную картину по итогам года можно будет увидеть только в начале 2023-го, но уже сейчас видно, что достичь поставленных правительством целей удалось только по сохранению объемов золотовалютных резервов. Но большинство основных показателей вместо ожидаемого роста ушли в минус. Одни из главных провалов — разогнавшая инфляция, которая держится на уровне двухзначной цифры, и падение доходов населения.

  Ожидание Реальность
(по итогам неполного года или заявлениям чиновников об ожиданиях за год)
ВВП 2,9% минус 4,7% (в январе-ноябре к аналогичному периоду 2021-го)
Инфляция 6% 13,3% (в ноябре к аналогичному месяцу 2021-го)
Рост реальных доходов 2% минус 3,9% (в январе-октябре к аналогичному периоду 2021-го)
ЗВР (млрд долларов) не меньше 7 8,469 (на 1 декабря)
Рост экспорта 6,3% минус 6% (в январе-октябре к аналогичному периоду 2021-го)

Что стало основной причиной неудач по планам на 2022 год

Пожалуй, одной из главных причин, по которой в этом году не удалось достичь экономического роста или хотя бы сохранить его на уровне 2021 года (со всеми вытекающими последствиями), стала поддержка белорусскими чиновниками войны России в Украине. Это привело к разрыву большой части внешнеторговых отношений, включая двух крупных партнеров — Украину и ЕС, усилению санкционного давления и нежеланию крупных мировых компаний иметь дело с Беларусью. По словам Романа Головченко, под угрозу была поставлена фактически треть ВВП или 21 млрд долларов.

Если бы Александр Лукашенко не представил территорию Беларуси для российских ракет и эшелонов, которые шли в Украину с войной, потенциал для экономического роста или хотя бы сохранения уровня предыдущего года, скорее всего, был бы куда более высоким. Возможно, экономика не справилась бы с поставленными чиновниками целями (все же в регионе идет война, а цели были слишком оптимистичными), но не столкнулась бы с таким количеством вызовов, не просела бы как сама экономика, так и доходы граждан страны. Но тут также нужно учитывать помощь Москвы, которую она оказывает Минску. К примеру, по поддержке белорусских НПЗ.

Какие амбициозные планы были у чиновников по сдерживанию цен, а что (не) получилось по факту

Между тем один из показателей, запланированных на 2022 год, выглядел нереалистичным с самого начала. Это инфляция, которую власти надеялись удержать на уровне 6% даже несмотря на то, что по итогам 2021 года она была 10%. Тогда сдержать ее не удалось даже регулированием цен на длинный список товаров. Удерживать рост цен не удавалось с самого начала года, то есть даже до начала войны и влияния ее последствий на белорусскую экономику. Но осенью правительство решило действовать радикально и осенью фактически запретило повышать цены. За счет этой меры на протяжении двух месяцев удавалось отчитываться о дефляции, но в годовом выражении инфляция все равно превысила прошлогодний уровень, замедлившись в ноябре после сильного весеннего и летнего разгона и достигнув уровня 13,3%.

Как чиновники старались видеть позитив в экономике

На фоне ухода в отрицательную плоскость многих макроэкономических показателей белорусские чиновники на протяжении года заявляли об успехах. По словам премьер-министра Романа Головченко, правительство «во многом справилось» с главной задачей на этот год — «чтобы страна не заметила санкций». Ранее он указывал на осеннее улучшение месячной динамики ВВП, а министр экономики Александр Червяков
заявлял о выходе на стратегию восстановительного роста, когда экономика была в минусе на 4,7% к прошлому году. Но, как видно, оптимизм не помог достичь поставленных на этот год целей в экономике.