Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси не удается решить хроническую проблему на рынке труда. О ней говорят и власти, и эксперты
  2. «Увидим формирование военно-силового блока с политическими амбициями». Эксперты — о шансах Позняка стать серьезной политической силой
  3. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  4. С 1 февраля повысили некоторые пенсии. Рассказываем, кто получит прибавку, а кто — нет
  5. ВДВ РФ могли потерять в Украине до 50% личного состава, наступление под Бахмутом продолжается. Главное из сводок штабов
  6. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  7. Школьникам хотят показывать по субботам советское кино и фильмы про войну. Даже те, где есть ограничения по возрасту из-за недетских сцен
  8. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну
  9. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  10. Партия Гайдукевича потребовала от Международного уголовного суда привлечь к ответственности президента и премьера Польши. Что ответили в МУС
  11. Житель Логойского района сжег автомобиль начальника местной ГАИ
  12. Захват «штурмовыми отрядами добровольцев» Благодатного, госпитали в роддомах, где ждать «неизбежного» наступления РФ. Главное из сводок
  13. Похоже, санкции действуют. Россия отправила на войну «новейший танк» — рассказываем, что с ним не так и при чем здесь Беларусь
  14. По прозвищу Крокодил. Рассказываем, что за политик принимает Лукашенко в Зимбабве и почему эта страна очень похожа на Беларусь
  15. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  16. «Расстреляли на глазах у всех и закопали прямо в траншеях». Бывший вагнеровец рассказал о войне, Пригожине и своем побеге


В Польше активно обсуждается продажа компании Baltchem, владельца крупного топливного терминала на Балтийском море — точнее, двух, в соседних Щетине и Свиноустье. Половину ее доли приобрел украинский топливный оператор UPG. По слухам, за компанией стоит белорусский олигарх Николай Воробей, нефтяной «кошелек» Лукашенко. В самой компании это опровергают, тем не менее ситуация вызвала беспокойство в топливной сфере в Польше, а Baltchem, по информации некоторых СМИ, проверяют органы безопасности.

Фото: Baltchem
Фото: Baltchem

Baltchem — один из двух независимых морских топливных терминалов, объемом около 170 тыс. куб. метров. Раньше он обслуживал многие компании на польском топливном рынке. Теперь же, после продажи, он работает только на Украину.

О сделке стало известно в декабре, она состоялась за три месяца до начала действия эмбарго на российское топливо в ЕС. Владелец терминала Warsaw Equity Group продала все 100% в компании двум покупателям, писал в середине декабря журнал Puls Biznesu.

Одним стал Ян Бобрек, сын известного в энергоотрасли щетинского бизнесмена Яна Эдварда Бобрека. Ему принадлежат топливные компании Arcturus и Oktan Energy. Имя второго покупателя официально не сообщалось. Но издание выяснило, что это украинская фирма «Укрпалетсистем», которой владеет Владимир Петренко. Она больше известна под брендом UPG и включает одноименную украинскую сеть из 80 заправок.

В UPG польскому изданию сначала опровергли какие-либо сделки в Польше. Но спустя месяц Владимир Петренко согласился ответить на вопросы Puls Biznesu и подтвердил покупку терминала.

Его польский партнер Бобрек пояснил изданию, что они с Петренко купили Baltchem пополам, точнее, каждый получил по 50% без одной акции, а по одной акции — юристы с каждой стороны. Заплатили за покупку около 50 млн евро.

После сделки Baltchem разорвал все контракты с прежними партнерами и стал обеспечивать поставки топлива исключительно на украинский рынок. То есть теперь польские частные топливные операторы не могут пользоваться одним из двух независимых терминалов, который позволяет перегружать топливо из крупных танкеров на поезда и автоцистерны и раньше был доступен всем на коммерческих условиях.

В условиях, когда с 5 февраля начнет действовать эмбарго на российское топливо, эта ситуация еще сильнее ограничит возможности польского импорта топлива, внутренний рынок может столкнуться с проблемами. Впрочем, Владимир Петренко уверяет, что контракты с поляками расторгли, так как они и так истекали, а теперь он открыт для сотрудничества и не намерен отгружать топливо только на Украину.

Но это не единственная причина беспокойства поляков в связи с ситуацией. Там подозревают компанию UPG в связях с семьей Александра Лукашенко. 6 января украинское издание «Обозреватель» опубликовало статью «Компания UPG, за которой стоит белорусский олигарх и сын Лукашенко, прорвалась на польский рынок». Там утверждалось, что сеть UPG де-факто принадлежит белорусскому олигарху Николаю Воробью и Виктору Лукашенко.

«Прежде чем стать частью украинского бизнеса и „перекраситься“ в UPG, компания входила в орбиту белорусского олигарха Николая Воробья. Сейчас, по нашим данным, за ней стоит и ей руководит Николай Воробей, он также является бизнес-партнером старшего сына Лукашенко Виктора», — писало издание.

Николай Воробей — это один из ключевых «кошельков» Лукашенко. Он среди прочего обеспечивал поставки белорусского топлива в Украину через целую сеть своих компаний, которые после журналистских расследований и введения санкций переписывались на подставных лиц. Также Воробью принадлежал участок нефтепровода «Самара-Западное направление» через компанию «Прикарпатзахідтранс», которую власти Украины национализировали в 2021 году. Его постоянным партнером был пророссийский олигарх Виктор Медведчук (арестованный во время войны и позже выданный в РФ). После начала войны Украина перестала закупать белорусское топливо, а Воробей формально ушел с украинского рынка. Впрочем, санкции против него Украина официально ввела только в октябре 2022-го.

При этом хотя нефтяная империя Воробья в Украине была представлена целой сетью разных компаний, оформленных на разных людей, о его связях именно с сетью UPG, а тем более о владении ею СМИ ранее не писали. И в материале «Обозревателя» не приводится никаких доказательств того, что UPG подчинена Николаю Воробью и Виктору Лукашенко, или хотя бы объяснений, на чем эти утверждения основаны. Кроме того, после публикации материал удалили. Но через три дня вернули снова с припиской о том, что издание столкнулось с претензиями юристов, но перепроверило факты и настаивает на их достоверности.

Владелец UPG Владимир Петренко в комментарии ZN.UA заявил, что «никаких белорусских учредителей или партнеров у компании UPG нет. Что никогда и никто, кроме членов семьи Петренко, к бизнесу отношения не имел. А ложь о деньгах Лукашенко запущена конкурентами».

Компания UPG раньше действительно закупала для своих АЗС только белорусское топливо. Но после начала войны, в марте 2022-го, UPG объявила, что больше не торгует белорусским бензином. Сейчас на ее сайте сообщается, что все топливо поступает из Европы.

Сам Петренко рассказал Puls Biznesu, что после начала войны и отказа от белорусского бензина пришлось найти новые источники топлива. Сперва несколько месяцев он закупал его у польского поставщика Unimot, но объемов не хватило. Он заключил контракты в Румынии и Греции, но затем все же решил вернуться в Польшу.

Тогда Петренко и познакомился с Яном Бобреком и подписал контракт на поставки с его щетинской фирмой Arcturus. Узнав, что в Щетине продается терминал, он предложил Бобреку выкупить Baltchem совместно (тот как раз искал партнера).

Фото: Baltchem
Фото: Baltchem

Но сейчас между партнерами конфликт. Как рассказал Ян Бобрек Puls Biznesu, украинская сторона не дает им принимать участие в решениях и узурпировала контроль над фирмой, саботирует заседания наблюдательного совета. По его словам, ситуация «патовая». Петренко же конфликт отрицает, но подтвердил, что его представители отказываются от участия в набсовете. Похоже, дело в том, что Бобрек пообещал Петренко продать ему свою другую компанию, Oktan Energy, а затем отказался.

«Каждый должен держать слово, я жду от Бобрека дальнейших шагов в этом направлении», — сказал Петренко.

Польский же бизнесмен признал, что отказался от планов продать Oktan Energy, а вот свою долю в Baltchem теперь, после конфликта с украинским партнером, как раз подумывает продать.

По закону, Петренко как партнер имеет приоритетное право на выкуп доли в Baltchem, и в таком случае терминал бы полностью оказался в руках частного игрока, который ориентирован на интересы украинского, а не польского рынка. Это вызывало новое беспокойство в польской энергосфере. Но благодаря принятому в январе закону еще больший приоритет у польского государства: власти теперь получили первоочередное право на выкуп портовых предприятий.

Что касается связей с Беларусью, в интервью Puls Biznesu Владимир Петренко тоже категорически их отрицает.

«Слухи о связях моей фирмы с белорусским капиталом меня шокировали. У нас нет сегодня связей с этой страной, — заявил Петренко. — Благодаря четкой логистике мы стали вторым крупнейшим поставщиком на украинском рынке, предлагаем краткие сроки поставок и самые низкие цены, благодаря чему наращиваем объемы. Печально, что конкуренты атакуют нас таким образом», — сказал бизнесмен.

Тем не менее ситуация с Baltchem продолжает развиваться, так как терминалы представляют собой критическую инфраструктуру и важны для энергетической безопасности Польши. Как сообщили журналисты местного издания Głos Koszaliński 23 января, вопросом заинтересовалось Агентство внутренней безопасности Польши, его сотрудники уже посещали офис Baltchem.