Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Почему Лукашенко ввел безвиз с «недружественными» странами? Спросили у эксперта
  2. В Гомеле ураган помог сделать историческое открытие
  3. Зачем такие ограничения и как долго они будут? МИД Литвы прокомментировал «Зеркалу» запрет на въезд авто с беларусскими номерами
  4. Тихановская выразила соболезнования из-за гибели шести беларусов во время бури. А вот как откликнулись Лукашенко и чиновники
  5. Над Могилевом летал российский дрон-камикадзе и звучали сирены. Спросили у МЧС, что происходит
  6. Украина методично уничтожает средства ПВО армии РФ в российском тылу и на оккупированных территориях — эксперты рассказали, с какой целью
  7. «Правительство — это нечто. Вторые сутки без воды и света». Рассказываем, как 100-тысячный Мозырь переживает последствия урагана
  8. Литва запрещает с завтрашнего дня, 18 июля, въезд легковушек на беларусских номерах. Но есть исключения
  9. Чиновники подготовили новшества по рынку недвижимости. Некоторые из них должны понравиться населению
  10. Эксперты: Украина отвергает ультиматумы Путина для начала мирных переговоров, и мир не должен идти на компромиссы с ним
  11. Ураган в детском лагере под Речицей попал на видео. Там из-за упавшего дерева погиб ребенок
  12. Если вы покупаете товары на AliExpress, Ozon или Wildberries, то есть риск, что шопинг для вас подорожает. И вот почему
  13. «Беларускі Гаюн»: Залетевший в Беларусь российский «Шахед» взорвался в 55 километрах от Бобруйска
  14. Силовики ищут даже удаленные фото. Рассказываем, где их можно найти
  15. В Беларуси за сутки изъяли больше тонны наркотиков и психотропов. Стоимость товара — более 28 млн долларов
  16. Беларусь вводит безвизовый режим для 35 стран Европы. Вот список государств
Чытаць па-беларуску


Издание «Наша Ніва» со ссылкой на свои источники сообщило, что Украина последовательно блокирует участие Светланы Тихановской и белорусов в совместных мероприятиях. Представитель Кабинета по международным делам Валерий Ковалевский подтвердил «Зеркалу» эту информацию и предположил, почему украинское руководство может так поступать.

Валер Кавалеўскі. Фота: прэс-служба Кабінета Святланы Ціханоўскай
Валерий Ковалевский. Фото: пресс-служба Кабинета Светланы Тихановской

— Мы это видим на практике. То, что Светлана Тихановская не выступала на церемонии 22 января (в этот день состоялось торжественное чествование 160-летия восстания Касутся Калиновского в Варшаве. — Прим. ред.), то, что не было белорусского флага, не было белорусского венка — предполагалось, что это будет сделано, но этого не было, — отметил Валерий Ковалевский. — Последней каплей стало обращение президента Украины Зеленского, которое зачитал посол Украины в Польше. Сам посол упомянул белорусов как участников восстания, это очень важно, но в обращении Зеленского Беларусь вообще не присутствовала. Ни Беларусь, ни белорусский народ.

Когда закончилась эта церемония, я подошел к послу Украины, высказал нашу позицию, что это выглядит абсолютно нелепо — не упомянуть Беларусь и белорусский народ там, где они играли ключевую роль. Выразил фактически свой протест в связи с этим. Я также высказался о том, что фактически было заблокировано участие Светланы Тихановской [в этом мероприятии]. Он не спорил с этими моими словами, не было попытки опровергнуть что-либо — можно резюмировать, что он принимает это.

— Как вы думаете, почему украинская сторона так себя ведет?

— В ответ я услышал, что сегодня Беларусь не та, какой была в 1863 году, сейчас Беларусь для нас агрессор и вот это наше такое восприятие реальности. И вот так оно сказывается на том, как мы оцениваем историю тех времен. Что, конечно, логично никак не согласуется.

Наша позиция здесь такова, что историю переписывать нельзя. Я об этом сказал послу: несмотря на то, что вы вычеркнули нас из истории, есть Польша и Литва, которые, наоборот, подчеркивают участие белорусов, их героизм, самоотверженность и упорство в тех событиях. Я ему сказал: вы можете, конечно, идти таким путем, но заметьте, что другие страны не оспаривают это, а наоборот, напоминают и подчеркивают.

Здесь много граней в этом событии. И, конечно, досадно, что такие попытки предпринимаются. Мы не будем с этим соглашаться. Мы будем добиваться того, чтобы было высокое политическое участие в таких важных мероприятиях со стороны Беларуси, будет это Светлана Тихановская или другие фигуры (…).

У нас нет возможности напрямую с ними обсудить это. Мы можем только судить по действиям или бездействию. Очень часто это отсутствие действий, отсутствие контактов, они не откликаются на предложения о встречах, публичных или непубличных. Это не должно становиться для нас индикатором того, что это невозможно сделать. Может, сейчас не лучшее время. Украина ведет очень тяжелые бои, она подвергается обстрелам ракетами и дронами, сохраняется опасность того, что может быть вторжение с севера, с территории Беларуси. У них другая парадигма на сегодняшний день. У нас своя трагедия, у них — своя. И очень часто они оказываются несовместимыми. И то, что сейчас нет возможности обсуждать повестку дня с украинской стороной, не означает, что это не случится через неделю.

— Были ли еще какие-то примеры, по которым вы видели, что в совместных мероприятиях Украина не хочет участия белорусских демсил?

— Я бы не сказал, что таких примеров очень много. Еще до начала войны 24 февраля 2022 года мы неоднократно искали возможности, предлагали контакты Владимира Зеленского и Светланы Тихановской. И это не осуществилось. По понятным причинам. Тогда логика была такая же: «Мы не хотим создавать каких-то условий, в которых это может быть интерпретировано как провокация».

После начала войны 24 февраля можно сказать, что Украина продолжает придерживаться такого же подхода, что они избегают этих контактов, чтобы не создать впечатления, что это провокация. Например, в декабре Светлана Тихановская приняла участие в Киевском форуме по безопасности. Она там очень сильно выступила. Не может оставаться сомнений по поводу того, на чьей стороне сердце Светланы Тихановской, кого поддерживает демократическое движение в этой ситуации. Что было очень хорошо оценено украинскими политиками и экспертами. Их отзыв на это выступление был очень позитивный. Где-то у нас контактов этих не хватает, а где-то могут быть попытки влиять на решения других стран (…).

Если обратиться к вопросам санкций: была информация, что Украина каким-то образом пыталась блокировать санкции против режима Лукашенко (украинская сторона опровергла эту информацию. — Прим. ред.). Опять же, они могут пытаться это делать. И иногда у них может что-то получаться. Тем не менее мы сейчас готовимся к тому, что Евросоюз может ввести пакет военных санкций против режима Лукашенко. У меня было несколько встреч с руководителями санкционного направления в Госдепартаменте США. Там настроение абсолютно деловое и очень конкретное: санкции не будут ослабляться, они будут усиливаться и становиться более эффективными.

Вместе с тем у нас очень хорошие взаимоотношения с украинскими дипломатами за пределами Украины. И это фактически везде: не только в Европе, но и в Северной Америке тоже. Мы располагаем такими возможностями и их ценим. Картина сложнее, чем хотелось бы думать — мол, украинцы не дают жизни белорусам. Нет, все сложнее. Мы должны ценить те возможности коммуникации и сотрудничества, которые у нас есть (…).

Я разговаривал с украинскими послами, европейскими дипломатами. И говорил, что мы будем поддерживать Украину в этой войне. И это правильная вещь, которую мы будем делать. Это путь к нашей собственной свободе, к независимости. Даже если на сегодня у нас нет прогресса в диалоге, мы верим, что он будет. Верим, что нужно поддерживать Украину и впредь во всех проявлениях, где только можно: в политических, информационных, помогать добровольцам, воюющим в Украине. Да, мы видим проблему более четко после событий 23 января. Мы с ней работаем, мы учитываем ее. Но нашей политики в отношении Украины и украинского народа это не меняет.