Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Беларускі Гаюн»: Залетевший в Беларусь российский «Шахед» взорвался в 55 километрах от Бобруйска
  2. «Правительство — это нечто. Вторые сутки без воды и света». Рассказываем, как 100-тысячный Мозырь переживает последствия урагана
  3. Литва запрещает с завтрашнего дня, 18 июля, въезд легковушек на беларусских номерах. Но есть исключения
  4. Если вы покупаете товары на AliExpress, Ozon или Wildberries, то есть риск, что шопинг для вас подорожает. И вот почему
  5. Силовики ищут даже удаленные фото. Рассказываем, где их можно найти
  6. Беларусь вводит безвизовый режим для 35 стран Европы. Вот список государств
  7. Чиновники подготовили новшества по рынку недвижимости. Некоторые из них должны понравиться населению
  8. Эксперты: Украина отвергает ультиматумы Путина для начала мирных переговоров, и мир не должен идти на компромиссы с ним
  9. В Гомеле ураган помог сделать историческое открытие
  10. Тихановская выразила соболезнования из-за гибели шести беларусов во время бури. А вот как откликнулись Лукашенко и чиновники
  11. Украина методично уничтожает средства ПВО армии РФ в российском тылу и на оккупированных территориях — эксперты рассказали, с какой целью
  12. Ураган в детском лагере под Речицей попал на видео. Там из-за упавшего дерева погиб ребенок
  13. В Беларуси за сутки изъяли больше тонны наркотиков и психотропов. Стоимость товара — более 28 млн долларов
  14. Над Могилевом летал российский дрон-камикадзе и звучали сирены. Спросили у МЧС, что происходит


Координационный совет 8 февраля заявил о завершении процесса реформирования состава и опубликовал обновленный список членов организации. Будет ли это иметь решающее значение для белорусской политики? И станет ли совет играть важную роль в демократических силах? Об этом «Зеркало» спросило политических экспертов.

Члены Координационного совета Светлана Алексиевич, Александр Кнырович и Ольга Ковалькова

Политический аналитик Артем Шрайбман отмечает, что он не знает, какую роль Координационный совет будет играть в демократических силах:

— Не совсем ясно, будут ли у него рычаги прямого влияния на состав, план действий и приоритеты Кабинета, поскольку регламента пока нет. Если да, то мы увидим, по сути, альтернативный центр силы в оппозиции (если мы вообще можем говорить о силе в демократических структурах). Безусловно, это будет значить, что в Координационном совете появится какая-то фракционной борьба. Она может касаться того, чтобы каких-то людей из Кабинета убрать, каких-то туда добавить, выносить вотум доверия или недоверия, ставить какие-то задачи. То есть у них появится некое поле политической работы, из-за которой борьба будет идти и изнутри, и, возможно, со сторонниками статус-кво внутри Кабинета. А они, очевидно, будут не особо заинтересован в том, чтобы их контролировала какая-то структура.

В то же время Шрайбман добавляет, что если Координационный совет будет консультативным органом, то отличий между новой деятельностью организации и ее действиями в последние годы он не видит.

— Не имеет большого значения, сколько там человек и кого они представляют, если все их функции сводятся к дискуссиям и и публикации своих позиций. А это, по сути, просто некое сообщество, причем довольно виртуальное, которое будет встречаться онлайн, возможно, публиковать общее мнение, если они к нему придут, — говорит аналитик. — Здесь все почти целиком зависит от того, как они сами определят свою роль и свое место во все более усложняющейся системе демократических сил.

Пресс-конференция Объединенного переходного кабинета 2 декабря 2022 года, Варшава. Фото: "Зеркало"
Пресс-конференция Объединенного переходного кабинета 2 декабря 2022 года, Варшава. Фото: «Зеркало»

По мнению исследовательницы «Центра новых идей» и политолога Леси Рудник, пока не до конца понятно, как выглядит реформированный Координационный совет и что именно он будет делать.

— Насколько мне известно, состав организации более расширенного формата более удачный в плане совпадения времени с лицами, которые там есть сейчас. Если раньше мы говорили о том, что лидеры совета сидят в тюрьмах и не могут напрямую влиять на ситуацию, то сейчас там появляются люди, которые за последние два года проявили себя уже в эмиграции. И я думаю, что это точно усилит структуру изнутри. Личности вроде Лены Живоглод доказывали, что, несмотря на любую критику и неудачи, они все равно продолжают работать. И когда такие трудоспособные, трудолюбивые, ответственные люди приходят в большие команды, это их усиливает.

При этом Рудник добавляет, что пока непонятно, какую роль Координационный совет будет занимать в новом политическом ландшафте:

— Неясно, что конкретно они смогут сделать. Но мне импонирует состав, который сейчас сложился. И у меня есть надежда, что с точки зрения свежего старта это очень хорошая идея. Если они нацелены, как и раньше, на проведение образовательных проектов, то для этого у них ресурса больше, чем у политических акторов: последние работают узкой группой с целью продвижения конкретного политического кандидата.

В КС лидерство коллективное и делегированное. У них не стоит задача подготовить кандидатов для следующей избирательной кампании. У них есть цель активации граждан и образования. Я думаю, что, учитывая новые ресурсы, у Координационного совета это точно будет лучше получаться, чем у других инициатив.

Мне кажется, что конкретики пока ожидать не стоит, потому что мы еще не увидели результаты работы. Как известно, лучше не очаровываться, чтобы потом не разочаровываться.

Ольга Ковалькова во время конференции "Новая Беларусь" 8-9 августа в Вильнюсе. Фото: офис Светланы Тихановской
Ольга Ковалькова во время конференции «Новая Беларусь» 8−9 августа в Вильнюсе. Фото: офис Светланы Тихановской

Политолог Валерий Карбалевич считает, что сейчас демократические силы пытаются создать свое демократическое государство за границей:

— То есть есть президент-элект, есть правительство — Объединенный переходный кабинет. Теперь вот вроде как формируется парламент — Координационный совет. Все это — попытка имитировать некое государственное устройство, разделение властей в демократическом государстве. Это будет иметь значение, чтобы демократическое сообщество получило некое удовлетворение и представление о том, что оно влияет на принятие политических решений и политической деятельности.

Но проблема в том, что сегодня все эмигрантские центры вместе взятые в очень ограниченной степени влияют на внутриполитические процессы в самой Беларуси. И чем дальше, тем больше это будет усугубляться. Проблема в том, что демократическое сообщество за границей и люди, живущие в Беларуси, будут жить в двух параллельных мирах, которые не пересекаются.