Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  2. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  3. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  4. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  5. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  6. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  7. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  8. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  9. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  10. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  11. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  12. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  13. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  14. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  15. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  16. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  17. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей


На интерактивной карте By_Mapka огромное количество белорусского бизнеса, который предлагает свои услуги другим белорусам. CityDog заглянул в салон штор, который совсем недавно открыла в Варшаве минчанка Елена Бачило, и посмотрели, как там все устроено.

Елена Бачило и ее муж Дмитрий. 2023 год. Фото: CityDog
Елена Бачило и ее муж Дмитрий. 2023 год. Фото: CityDog

By_Mapka — интерактивная карта, где белорусы отмечают услуги, которые могут предложить в разных городах по всему миру. Чтобы воспользоваться ею, просто зайдите на страницу проекта и отыщите нужную вам услугу. Если же вы начинаете новый бизнес за границей, заполните простую анкету — и готово.

2009 год, Елена Бачило открывает в Минске дизайн-студию текстиля и собственное швейное производство. Это ее любимое дело, которым она будет заниматься следующие 12 лет и благодаря которому войдет в топ-50 текстильных декораторов СНГ.

Лето 2021 года, Елена и ее муж Дмитрий за два часа собирают чемоданы и вместе с младшей дочкой уезжают из Беларуси. На лодках через Днепр — в Украину, где уже полгода живет их сын, а затем — в Польшу. Находясь в лагере беженцев, Елена и Дмитрий закрывают бизнес в Беларуси, ищут работу, справляются со стрессом. А уже через год, в ноябре 2022-го, открывают в Варшаве собственный салон штор.

О бизнесе в Беларуси и Польше: «В Беларуси мы не могли напрямую сотрудничать с производителем — только через Москву»

Одним из вечеров Елена вместе с дочкой шла на выставку Ван Гога в Варшаве. Взгляд зацепился за старое здание из красного кирпича: белорусы как никто замечают такие строения — в родной стране такие обычно уничтожают. Зашли внутрь, осмотрелись — и поняли, что именно здесь должна начаться новая история текстильного дела Елены.

— В Польше открыть салон получилось быстро и просто. В первую очередь мы стали тесно сотрудничать с Ассоциацией белорусского бизнеса за рубежом (АВВА): нам рассказали, как действовать, куда обращаться, как себя вести, объяснили, какие формы юрлиц существуют и помогли выбрать более подходящую для нас. Плюс мы получили несколько бесплатных консультаций от бухгалтера, посетили большое количество семинаров и форумов, впитывая все, что говорят спикеры.

Затем к бухгалтерской работе мы привлекли белорусскую фирму: сбросили им всю информацию, которая от нас требовалась, а они уже сами отправили заявки. Через несколько дней нам сообщили, что фирма открыта. Дальше пошли в банк, попросили открыть расчетный счет — тоже без вопросов. Говорили, что белорусским фирмам сложно это сделать, но у нас все прошло гладко.

Швейный бизнес Елены в Польше. 2023 год. Фото: CityDog

— В Беларуси не так все просто?

— В Беларуси это целый квест: там надо столько порогов оббить, подать кучу бумаг, отсидеть огромные очереди. Очень много беготни. Еще многое зависит от того, какое настроение будет у чиновника. Дурдом.

Еще один нюанс работы в Беларуси был в том, что мы не могли напрямую сотрудничать с производителем. Когда пробовали обращаться в европейские компании, они все говорили, что по нашему региону есть официальный представитель — Москва. То есть все необходимое мы можем покупать только там. А здесь пожалуйста: с любой страной связываешься — и нет вопросов.

— А арендовать такое помещение здесь дорого?

— Не дешево — 1000 долларов в месяц. Правда, директор пошел нам навстречу и сделал на первые четыре месяца скидку в 20%. В Беларуси получалось немного дешевле, но опять же, смотря где. Например, на Немиге в «Метрополе» цена была примерно такая же, но площадь сильно меньше. А вот за швейный цех в Колодищах мы платили что-то около 400 рублей.

При этом здесь никакого ремонта мы не делали — все как было, так и осталось. Оборудование мы почти все перевезли из Минска (здесь только две машины, в Минске еще 4 осталось: надеемся, что получится со временем расшириться), мебель и стеллажи заказывали у минских мастеров — здесь дороже и дольше получилось бы.

Основные расходы пошли на приобретение коллекции (старались выбирать то, с чем уже работали в Минске): это достаточно дорогостоящий пункт сам по себе.

Швейный бизнес Елены в Польше. 2023 год. Фото: CityDog
Швейный бизнес Елены в Польше. 2023 год. Фото: CityDog

Про клиентов: «Поляки нам говорят: если мы предлагаем такое качество — нас здесь с руками оторвут»

— У вас уже есть клиенты здесь? Кто они?

— В Польше белорусские архитекторы и дизайнеры уже объединились в ассоциацию — и мы среди них тоже есть: делимся информацией, совместно работаем над проектами для белорусов.

Также делали заказы для наших минских клиентов, которые разъехались по ЕС, — они нас нашли и снова обратились к нам. Для Минска тоже сшили несколько заказов дистанционно.

— Насколько я знаю, вы есть и на Bymapka?

— Да. Когда ABBA проводила свой первый форум год назад, мы тоже на нем были. Выступало очень много спикеров, в том числе и от Bymapka. Мы внимательно послушали и идея нам показалась очень интересной: сразу попытались попасть на карту, отправляли свои предложения по ее улучшению.

Мы и сами находим через карту людей, которые нам нужны: благодаря Bymapka познакомились с архитекторами и дизайнерами, нашли, где отремонтировать машину и компьютер. Кажется, белорусское сообщество бизнеса в Польше действительно очень большое.

— С белорусскими клиентами все понятно. А польские уже интересуются вами?

— Поляки тоже стали сами нас находить: спрашивают, сколько будет стоить отшиваться у нас, потому что видят, что мы перфекционисты. Работа с местными покупателями на низком старте: мы сейчас меняем систему налогообложения, чтобы иметь возможность работать с НДС. Ждем момента, когда появимся в базе и сможем приступить к сотрудничеству.

Швейный бизнес Елены в Польше. 2023 год. Фото: CityDog

Интересно, что сами поляки нам говорят: если вы предлагаете такое качество — вас с руками оторвут, работы будет много. Плюс мы не боимся конкуренции: я была в местных салонах — их уровень ниже, если честно.

Единственная проблема сейчас: дать о себе знать и подтянуть язык. Ведь доносить до клиентов что-то на эмоциональном уровне (а это все-таки творческая работа) довольно сложно. То, что мы можем на своем языке рассказать — это одно, а то же самое на польском уже не получается.

Но мы работаем сейчас над англоязычными роликами, которые будут рассчитаны и на польскую аудиторию, плюс планируем запускать рекламу на польском: хотим активно продвигать здесь личный бренд.

— А вообще получается влиться в польскую текстильную тусовку?

— Сложно — я это уже проверила на себе, когда до открытия салона работала швеей в Польше. Когда я пыталась сказать, что мы делаем вот так — и это лучше, они будто не хотели принимать эту информацию, мол, от тебя здесь ничего не требуется — только шей ровно строчки.

На нашем рынке более жесткая конкуренция за VIP-клиента, все работают в режиме многозадачности, стараясь держать определенный уровень. А здесь, наверно, проще: у них больше среднего класса, на нем и зарабатывают: гонят строчки и вешают однотипные шторы из одной ткани. И им этого хватает.

Почему Елена и ее семья уехала из Беларуси: «Понимала, что вся моя жизнь — это Минск, клиенты, мое дело; порывалась уехать обратно»

— Отъезд был связан с нашей работой. Мы шили шторы в дом владельцев известной фирмы и попали под раздачу: нас обвинили в том, что через нашу компанию шли спонсорские деньги для проплаты протестов. Бред полный. Плюс муж участвовал в кампании Бабарико, а сын был в студенческом стачкоме.

Если честно, раньше была мысль, что придется уезжать из страны, но когда вышла статья про нас в «Желтых Сливах», мы поняли, что к нам могут прийти в любой момент — и собрали чемоданы буквально за два часа. Ночью втроем — с мужем и дочкой — переплывали на лодках через Днепр втихаря.

Швейный бизнес Елены в Польше. 2023 год. Фото: CityDog

Первым пунктом была Украина: на тот момент сын Елены уже полгода там жил и учился во Львовском университете. Но семья первым делом поехала в Киев: неделю жили у друзей сына бесплатно.

— Но уже там мы поняли, что поедем в Польшу: в Украине конкуренция выше, а получить ВНЖ, гражданство намного сложнее. Поэтому из Киева мы переехали во Львов, подались на визы. Чтобы быстрее получить визы, поехали во Львове. Поэтому переехали из Киева во Львов, подали заявку на визу и 21 августа 2021 года приехали в Польшу.

10 дней пробыли в карантине, а затем попали в лагерь беженцев. Пока мы там находились, я пыталась искать работу швеей, несмотря на нулевой польский: не скажу, что я хорошая швачка, но технологию знаю. Так получилось, что за меня очень плотно ухватилась одна польская пани: предоставила мне работу и взяла надо мной опеку. И это оказалось очень кстати: нас уже выселяли из лагеря и надо было в течение 24 часов решить, куда нам двигаться дальше. И как раз эта женщина предложила квартиру своей мамы под Варшавой. Забрала нас из лагеря с вещами, отвезла в новый дом — и там мы прожили два месяца, платили только коммуналку.

Поскольку мне платили неплохую зарплату, а Дима подрабатывал на такси, у нас появилась возможность снимать квартиру самостоятельно. До сегодняшнего дня мы арендуем квартиру, которую предложила нам подруга все той же знакомой нам польской пани. Мы очень довольны. Плюс нам удалось продать недвижимость в Минске — эти деньги мы вложили в новый салон.

На первом этаже этого здания и находится салон штор Елены Бачило. 2023 год. Фото: CityDog
На первом этаже этого здания и находится салон штор Елены Бачило. 2023 год. Фото: CityDog

— А что в этот момент происходило с вашим бизнесом в Беларуси?

— Нас тревожило, что в Беларуси у нас остались очень дорогостоящие заказы: мы имели обязательства перед людьми — и закрывать их дистанционно было самым сложным. Искали тех, кто нам мог бы отшить все на этом же сегменте качества — и к счастью, все получилось хорошо: клиенты даже не знали, что у нас есть какие-то проблемы, о том, что мы выехали, им стало известно намного позже, когда наши шторы уже висели у них дома.

— Как это возможно: находиться в сильнейшем стрессе, искать работу и еще решать дистанционно незакрытые вопросы?

— Наверно, нас больше спасала работа, чем мы искали какой-то ресурс для того, чтобы что-то делать. Работа всегда наполняет. Были периоды, особенно в Украине, когда я просыпалась и понимала, что вся моя жизнь — это Минск, клиенты, мое дело. Что я не могу все это так бросить; порывалась уехать обратно. Но к вечеру немного отпускало. Сейчас мы с надеждой смотрим на завтрашний день, понимаем, что работа для нас будет.

Читайте также на CityDog:

Ого! Вот сколько зарабатывают в литовском офисе Wargaming

«Омоновец начал комментировать мою внешность». Вот с какими сложностями в жизни сталкиваются белоруски с большим размером груди

Польша закрывает один из крупнейших пунктов пропуска на границе с Беларусью