Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Гомеле ураган помог сделать историческое открытие
  2. Над Могилевом летал российский дрон-камикадзе и звучали сирены. Спросили у МЧС, что происходит
  3. В Беларуси за сутки изъяли больше тонны наркотиков и психотропов. Стоимость товара — более 28 млн долларов
  4. Украина методично уничтожает средства ПВО армии РФ в российском тылу и на оккупированных территориях — эксперты рассказали, с какой целью
  5. «Правительство — это нечто. Вторые сутки без воды и света». Рассказываем, как 100-тысячный Мозырь переживает последствия урагана
  6. Ураган в детском лагере под Речицей попал на видео. Там из-за упавшего дерева погиб ребенок
  7. Силовики ищут даже удаленные фото. Рассказываем, где их можно найти
  8. Почему Лукашенко ввел безвиз с «недружественными» странами? Спросили у эксперта
  9. Тихановская выразила соболезнования из-за гибели шести беларусов во время бури. А вот как откликнулись Лукашенко и чиновники
  10. Беларусь вводит безвизовый режим для 35 стран Европы. Вот список государств
  11. Чиновники подготовили новшества по рынку недвижимости. Некоторые из них должны понравиться населению
  12. Зачем такие ограничения и как долго они будут? МИД Литвы прокомментировал «Зеркалу» запрет на въезд авто с беларусскими номерами
  13. Эксперты: Украина отвергает ультиматумы Путина для начала мирных переговоров, и мир не должен идти на компромиссы с ним
  14. Литва запрещает с завтрашнего дня, 18 июля, въезд легковушек на беларусских номерах. Но есть исключения
  15. Если вы покупаете товары на AliExpress, Ozon или Wildberries, то есть риск, что шопинг для вас подорожает. И вот почему
  16. «Беларускі Гаюн»: Залетевший в Беларусь российский «Шахед» взорвался в 55 километрах от Бобруйска
Чытаць па-беларуску


10 февраля телеграм-канал «Live. Сообщество железнодорожников Беларуси» возобновил работу после почти трехнедельного молчания. До этого его автор, Сергей Войтехович, объяснял, что его 15-летнего брата «взяли в заложники» белорусские спецслужбы. Он сообщил, что сотрудники КГБ таким образом давили на него и требовали прекратить деятельность и удалить телеграм-канал, регулярно рассказывающий о переброске российской техники и живой силы в Беларусь. Войтехович рассказал «Зеркалу», как пережил шантаж спецслужб и почему в итоге не пошел на сотрудничество с силовиками.

Представители «Рабочага руху» Дмитрий Тит, Юрий Равовой и Сергей Войтехович (крайний справа) на встрече со Светланой Тихановской в Варшаве. Польша, 6 октября 2021 года. Фото: tsikhanouskaya.org.
Представители «Рабочага руху» Дмитрий Тит, Юрий Равовой и Сергей Войтехович (крайний справа) на встрече со Светланой Тихановской в Варшаве. Польша, 6 октября 2021 года. Фото: сайт Светланы Тихановской

Сергею Войтеховичу 24, четыре года он отработал осмотрщиком грузовых вагонов в Минском депо БЖД. В 2021-м он присоединился к движению «Рабочы рух» (позже власти признали его экстремистским формированием).

19 августа 2020 года создал телеграм-канал «Live. Сообщество железнодорожников Беларуси». После 24 февраля стал рассказывать не только о незаконных увольнениях и ситуации на предприятии, но и о том, как Россия с помощью белорусской железной дороги перебрасывает военных, боеприпасы и технику (не только свою, но и старую белорусскую) для войны в Украине. Также канал рассказывал о деятельности «рельсовых партизан».

Канал «Live. Сообщество железнодорожников Беларуси» также признан экстремистским формированием. В отношении Войтеховича возбуждено дело как минимум по двум статьям УК: 356 (Измена государству) и 361−1 (Создание экстремистского формирования либо участие в нем). Сам Сергей сейчас находится в Польше.

«Сказали передать, чтобы я прекратил деятельность и удалил канал или написал сотруднику КГБ, который меня „вел“»

После отъезда из Беларуси в квартиру к родителям Сергея Войтеховича с обысками приходили регулярно в 2021—2022 годах. По словам парня, были периоды, когда домой приходили «стабильно раз в три месяца».

— Изымали мои вещи, документацию, старый ноутбук, — объясняет собеседник. — Уже в ноябре-декабре 2022 года кагэбисты начали выходить на родителей и просить, чтобы я прекратил деятельность. Первый раз на работу к маме, она продавец, приехали человек шесть. Она от неожиданности, конечно, испугалась. Тогда они передали просьбу, чтобы я перестал вести телеграм-канал. Мама мне передала их просьбы, я в ответ передал, чтобы они не боялись и связывались со мной напрямую, а не через родителей. Но они не связались.

Войтехович говорит, что таких встреч было две. Параллельно родители молодого человека стали замечать у своего подъезда странных людей, похожих на силовиков в штатском.

— Даже у нас в семье оказался родственник, который сотрудничал с КГБ. Он служит в погранвойсках, — объясняет Сергей. — У меня есть информация, что он рассказывал о реакции моих родителей на любое действие спецслужб. Почему он это делал? Думаю, там много чего пообещали.

По словам молодого человека, под его семью «стали копать» давно, еще с января 2022 года. Говорит, «искали, к чему бы придраться». И нашли.

— В ноябре у моего брата Артема в школе (№ 25 Минска. — Прим. ред.) был конфликт с одним из учеников, — объясняет он. — Что там было, я точно не знаю. Знаю, что ни драки, ни вымогательства — ничего такого. Все решилось на уровне школы и родителей. Силовики уже тогда сразу хотели возбудить уголовное дело, но было понятно, что по сути там ничего нет.

Однако 17 января этого года Артема Войтеховича задержали прямо в школе. По словам Сергея, брата вызвал к себе социальный педагог, попросил помочь:

— Он пришел, а там — милиция. Его сразу забрали и отвезли в Следственный комитет. Родителям позвонили, когда его уже туда привезли, тогда мама и приехала. В СК он пробыл около шести часов. А затем его водворили в ИВС на Окрестина. Он там просидел трое суток. На второй день в СК вызвали маму. Ей снова сказали передать, чтобы я прекратил деятельность и удалил канал или написал сотруднику КГБ, который меня «вел».

«Исполнишь мамину просьбу — подаришь семье счастье на несколько лет вперед»

Сергей написал сотруднику КГБ. Говорит, тот стал «работать психологически»:

— Он начал мне говорить, что «дипломатия лучше войны, это понимают все образованные люди», «дружба дарит больше радости, чем вражда и ссора», что «человек силен своей семьей». Просил («исполнишь мамину просьбу — подаришь семье счастье на несколько лет вперед»), убеждал («исполнить просьбу матери — для мужчины это святое»). Там было видно по ответам, что работает целый отдел. Ты пишешь, проходит 30−40 минут — только тогда ответ. Я заявил, что дружить у нас не получится. И выставил свои условия: брата отпускаете, даете ему выехать, потом только разговариваем. До этого я пообещал не делать никаких публикаций. Со своей стороны эти условия выполнял.

После трех суток на Окрестина Артема отвезли в СК, взяли подписку о невыезде и отправили в Новинки — в РНПЦ психического здоровья на экспертизу. Там подросток находился три недели, до 10 февраля.

— Как я понимаю, с Артемом, даже когда он лежал в Новинках, психологически работали. Все обещали отпустить домой, а потом не делали этого, — объясняет Войтехович.

10 февраля подростка забрали из Новинок прямо в прокуратуру. Туда же вызвали и маму Сергея. Там-то она и узнала, что ее младший сын задержан. Из прокуратуры Артема под конвоем отвезли в СИЗО № 1 на ул. Володарского. А на следующий день — предъявили обвинения по по ч. 2 ст. 208 УК («Вымогательство»). Санкция статьи предусматривает от 3 до 10 лет лишения свободы.

В основе обвинения — тот самый школьный конфликт. По словам Сергея, в протоколе значится, что Артем в ноябре 2022 года на территории школы, якобы угрожая насилием и «причинив телесные повреждения», требовал со знакомого 1500 рублей.

— Чтобы вы понимали, этого ничего не было, — убежден Войтехович. — Думаю, на него завели дело, чтобы он был заложником у них, чтобы на меня давить психологически, настроить родственников и родителей против меня. Я думаю, они продолжат давить. Возможно, будут родителям что-то говорить, что вот ваш сын такой-сякой. Как себя чувствует брат, я не знаю, так как с момента задержания мы не общались. Но Артем — психологически крепкий парень.

«Я не верю в соглашения с КГБ. За удалением канала были бы другие требования»

— Как думаете, почему спецслужбы это делают?

— То, что мне известно — ФСБ недовольна тем, что утекает в открытый доступ информация по передвижениям российских воинских эшелонов, она давит на белорусский Совет безопасности и КГБ. Они ведь рапортуют, что все вроде бы устранено, «пресечена деятельность шпионской сети». Но данные все равно появляются. Люди продолжают с нами работать, присылать информацию.

Для меня это выглядит так, как будто дети обиделись. Они мстят — и все.

— Вы в канале публиковали опрос о том, что сделали бы ваши пользователи. 62% ответивших советовали этот канал удалить. Почему вы этого не сделали?

— Я не верю в соглашения с КГБ. За удалением канала были бы другие требования — например, дать доступ к боту, сдать каких-то людей. То есть этим бы все не ограничилось.

— Как вы себя чувствовали все это время? Как справлялись?

— Я чувствовал злость. Только злость. Помогали друзья и близкие, а также успокоительные.

— Вы предлагали родителям уехать?

— Да. Много раз. Но они до последнего не хотят покидать Беларусь.

— Если дальше продолжится шантаж вашими близкими, вы приостановите работу?

— Нет. Семья — дорогое, но я знал, куда я иду, какие могут быть риски и последствия. Тем более, как они говорят, когда идешь против государства.

— Что будете делать дальше?

— Продолжим работать. Подготовим равноценный ответ на их действия.