Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  2. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  3. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  4. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  5. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  6. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины
  7. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  8. Попытки прорвать оборону, продвижение российской армии и 1100 погибших. Что сейчас происходит на фронте в Украине?
  9. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  10. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  11. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать


Сегодня в послании Федеральному собранию Владимир Путин заявил, что Запад причастен к попыткам украинской армии ударить по российской стратегической авиации, но при этом настаивает на доступе к российским ядерным объектам. Он добавил, что Россия не может этого не учитывать и приостанавливает участие в Договоре о стратегических наступательных вооружениях (СНВ). Но что подразумевает под собой его заявление? Значит ли это, что мир стал ближе к ядерной войне? «Зеркало» спросило у политических экспертов.

Владимир Путин вов ремя выступления Федеральному собранию 21 февраля 2023 года. Фото: пресс-служба Кремля
Владимир Путин во время выступления перед Федеральным собранием 21 февраля 2023 года. Фото: пресс-служба Кремля

Договор о СНВ-III — это последний договор России и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений. Он был подписан 8 апреля 2010 года в Чехии президентами России и США Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой.

Документ предусматривает ограничение для России и США числа ядерных боеголовок, межконтинентальных баллистических ракет и бомбардировщиков, прекращая таким образом бесконтрольную гонку вооружений. В результате суммарные количества средств СНВ через семь лет после вступления договора в силу (то есть к февралю 2018 года) и в дальнейшем не должны превышать:

  • 700 развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), развернутых баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и развернутых тяжелых бомбардировщиков (ТБ);
  • 800 развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ, а также ТБ;
  • 1550 боезарядов на развернутых МБР, БРПЛ и ТБ.

При этом обе стороны имеют право самостоятельно определять состав и структуру своих стратегических наступательных вооружений в суммарных пределах, установленных договором (могут наращивать их количество, действуя в рамках документа).

«Удивительно, что Путин не понимает: такой инструмент не работает»

Политический обозреватель Александр Фридман отмечает, что с заявлением Путина «все на самом деле довольно просто».

— Речь идет о ядерном ответе, который они рассматривают. Я думаю, что история с выходом из этого договора была включена в речь Путина после визита Байдена. Целью было каким-то образом усилить послание, поскольку оно само по себе было бесцветным, ничего нового не содержало. А на те основные вопросы, которые беспокоят людей и в России, и в Украине, и на Западе, ответов дано не было. Не было озвучено, какие планы у России, что она собирается делать, будет ли обострение ситуации, — отмечает Фридман. — Я так понимаю, что в последней части послания была вынута ядерная дубинка, очередные ядерные угрозы, чтобы показать, что Россию победить нельзя. Этот очередной договор о взаимном контроле ядерного оружия и о сокращении арсенала Путин очень осторожно приостанавливает, а не разрывает. Это призыв к «договорняку»: мол, я дверь полностью не закрываю, может, будет какая-то возможность на переговорах разрешить острые проблемы и вопросы.

При этом Фридман добавляет, что с практической точки зрения можно ожидать наращивания Россией ядерного потенциала.

— Теперь это будет официально. С принципиальной точки зрения ничего не произошло, потому что в то, что Путин придерживается договоренностей, в то, что он соблюдает какие-то подписанные вещи, на Западе никто не верил. Теперь это просто будет делаться демонстративно. И если это все не пустые угрозы, то дальше будут проводиться учения, ядерные испытания. Здесь этой самой ядерной дубинкой будут вращать в разные стороны с надеждой запугать, — говорит обозреватель.

Он отмечает, что часть послания про выход из договора «была полностью нацелена на Запад и по-прежнему исходит из ложного посыла о том, что ядерной дубинки на Западе боятся».

— По-моему, все последние действия западных политиков говорят о том, что это не так. Пускай они производят дальше ракеты, развивают свой ядерный потенциал, тратят на это ресурсы. Ведь дело в том, что если начнется ядерная война, то это будет взаимное истребление, где обе стороны уничтожат друг друга. То есть все эти запугивания — это по-прежнему очень упорная и настойчивая вера Путина в то, что этим можно запугать, сломить Запад, что можно выторговать что-то для себя. Удивительно, что он не понимает: такой инструмент не работает. Российские политики говорят о ядерном оружии постоянно, но эффекта нет. Помощь Украине не только не уменьшается, но еще и увеличивается. А риторика на Западе становится более жесткой. То есть влияние всей этой ядерной компоненты контрпродуктивное. И тем не менее они продолжают это делать и тем самым укрепляют свой образ как страны, очень опасной для всего мира. Сейчас со стороны Путина мы просто увидели очередную порцию ядерных запугиваний, — добавляет Фридман.

«Это больше политический и символический жест со стороны России»

Политолог Валерий Карбалевич замечает, что у Путина не так много средств и рычагов, чтобы оказывать какое-то давление на Запад, отомстить ему или поставить в неловкое положение. А стратегические вооружения — «это, может быть, единственная сфера, где Россия как-то способна насолить Западу».

— Вот она и пользуется всеми средствами, которые у нее есть, приостанавливает свое участие в договоре. Какие это будет иметь последствия? Я не думаю, что это причинит большой вред США. Это угроза новой гонки вооружений. Но опять же, с учетом того, что Россия сегодня, скажем так, находится в плохом экономическом и научно-техническом положении из-за санкций Запада, рассчитывать на то, что она выиграет новую гонку, я бы не стал, — считает эксперт.

При этом Карбалевич отмечает, что проблема состоит в другом. По его мнению, сегодня и в России, и в США накоплено столько ядерного оружия, что им можно уничтожить весь мир несколько раз.

— Вот поэтому большого практического смысла развивать гонку вооружений сейчас особо нет. Я думаю, что это больше такой политический и символический жест со стороны России, чем какой-то реальный укол в адрес Запада. Скорее, так Путин демонстрирует российскому обществу, что, дескать, мы тоже можем чем-то насолить западным политикам, — заключает эксперт.