Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  2. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  3. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  4. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  5. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  6. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  7. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  8. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  9. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  10. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  11. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области


17 марта Международный уголовный суд в Гааге выдал международный ордер на арест президента России Владимира Путина. Указано, что Путин, предположительно, несет ответственность за военное преступление — незаконную депортацию детей и их незаконное перемещение с оккупированных территорий Украины на территорию России. А что по поводу Лукашенко? В каком случае в Гааге могут заговорить о его причастности к войне? Юрист-международник Катерина Дейкало объяснила «Зеркалу», при каких обстоятельствах подобное решение коснется белорусских властей.

Путин и Лукашенко на встрече в Санкт-Петербурге 25 июня 2022 года.. Фото: телеграм-канал ОНТ
Путин и Лукашенко на встрече в Санкт-Петербурге 25 июня 2022 года. Фото: телеграм-канал ОНТ

— Тут важно понимать, о каких преступлениях мы говорим. Этот ордер выдан на конкретное преступление, там два состава: незаконная депортация и незаконная депортация населения оккупированной территории оккупирующим государством. В данном случае Лукашенко вообще ни при чем, — говорит Катерина Дейкало. — То есть мы должны понимать, что в отношении индивидуальной уголовной ответственности действуют общие принципы уголовного права, в том числе принцип виновности. Он означает, что на человека может быть выдан ордер, только если есть разумное основание полагать, что именно он виновен. Это значит, что он сам непосредственно совершал эти действия, он их знает и осознает. Поэтому что касается вот этой ситуации с детьми… Какое отношение Лукашенко к ним имеет? Очевидно, никакого.

А что по поводу других преступлений на территории Украины? Дейкало объясняет, в каком случае под них можно «подвести» Лукашенко.

— Важно, чтобы были основания полагать, что он непосредственно сам лично в них участвовал. И это практически невозможно доказать. В таком случае этот процесс означал бы, что придется искать доказательства, будто Лукашенко знал: именно эти россияне, которые идут через его территорию, пойдут вывозить детей или бомбить гражданские объекты. У нас нет таких фактов. А когда мы говорим об уголовной ответственности, в каждом составе обязательно должно быть виновное деяние, — добавляет юрист-международник.

По ее словам, в отношении Лукашенко в контексте ситуации с войной такая ответственность может реально наступить пока в одном случае — за агрессию.

— Это другая история, и МУС не имеет юрисдикции в отношении этого вопроса. Но если такой особый трибунал по агрессии будет создан, там уже могут будут доказаны и виновность Лукашенко, и его непосредственное участие, и его осознанные действия, — отмечает Дейкало.