Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Ночь прошла беспокойно». Что происходит в Белгородской области России, куда пришла война
  2. «Это были непростые несколько дней». Соболенко заявила, что «не чувствовала себя в безопасности», когда ее спросили о войне и Лукашенко
  3. Деградация российских ВДВ, 14 штурмов Марьинки и продолжение конфликта Пригожина и Каждырова. Главное из сводок
  4. Зеленский: Украина готова к контрнаступлению
  5. В Украине задержали белоруса — бывшего афганца. Его обвиняют в передаче информации КГБ Беларуси
  6. В Минске пытаются реанимировать долгострой на месте бывшего автовокзала «Московский». Придумали «оригинальную» идею
  7. Минобразования: Результаты первого ЦЭ пересчитали по новой методике
  8. «Причин не поясняют». В BYPOL рассказали, что из-за проверок на границе некоторых белорусов не пустили в страну
  9. Россия нанесла по Киеву комбинированный удар — шестой за шесть дней
  10. Участники «заговора» в тюрьмах уже более 20 лет, что с ними — никому не известно. Как диктатор 20 лет назад расправился с оппозицией
Чытаць па-беларуску


Сегодня, 31 марта, Александр Лукашенко обратился с посланием к белорусскому народу и Национальному собранию и заявил, что «нужно уделить внимание суверенитету». Кроме этого, он также предложил остановить войну в Украине, заверил, что не держится за власть, а также объяснил, в каком случае готов применить ядерное оружие. Но как его слова оценивают политические эксперты? «Зеркало» спросило их самих.

Александр Лукашенко во время послания к белорусскому народу 31 марта 2023 года. Фото: пресс-служба Александра Лукашенко
Александр Лукашенко во время послания к белорусскому народу 31 марта 2023 года. Фото: пресс-служба Александра Лукашенко

«Лукашенко не хочет признавать, что он выполняет роль вассала»

По мнению аналитика проекта «Позірк» Александра Класковского, Лукашенко во время обращения выглядел «по-боевому».

— Он был энергичен, достаточно уверенно произносил свои тезисы. Чувствуется, что его окрылило решение Владимира Путина разместить в Беларуси тактическое ядерное оружие. Он даже заявил, что готов предоставить площадку под стратегическое оружие. Сбылась его мечта. Это, как известно, любимые игрушки диктаторов и авторитарных руководителей. Возможность погрозить ядерной дубинкой, когда нет других аргументов, это для них козырь. И Лукашенко чувствует, что он на подъеме, он этим окрылен. Хотя на самом деле понятно, что это огромный риск для страны (и, в общем-то, здесь рулит Путин, а не Лукашенко), — комментирует аналитик. — Он произнес фразу, что это «и наше оружие». Ему хочется показать, что он стоит во главе ядерной страны. И это естественно, потому что в целом его речь носит конфронтационный антизападный характер.

Если говорить о внутренней политике, Александр Класковский отмечает «несколько красноречивых фраз» о том, что Лукашенко не будет «хромой уткой».

— Он не собирается уходить, но кокетничает и говорит, что все вот эти вопросы будет решать народ. Пока он вряд ли всерьез думает о преемнике, скорее всего, планирует пойти в президенты, проштамповать себе еще один срок. Даже с преданными ему и лояльными функционерами он не хочет делиться частью власти, он хочет по-прежнему быть самодержавным властителем Беларуси.

Про участие Беларуси в войне в Украине Лукашенко не сказал, у него не было боевой риторики о том, что мы готовы в любой момент поддержать «русских братьев на поле боя». Такого я не услышал. Понятно, что при всей своей воинственности Лукашенко на самом деле понимает, чем было бы чревато прямое вступление Беларуси в войну в Украине, что это может быть политической катастрофой для его режима. Но тут драматизм ситуации в том, что от него мало что зависит, — добавляет эксперт.

Класковский отмечает, что у Лукашенко нет выбора, поскольку за размещением ядерного оружия «стоит глобальная игра Кремля».

— Россия занимается своим привычным делом, шантажирует Европу и США, Украину. Лукашенко не хочет признавать, что он здесь выполняет роль подручного или вассала, поэтому изображает, будто является активным участником этой игры, что это его инициатива, что это повышает безопасность Беларуси. Он, наверное, достаточно искренне верит, что в этих условиях, когда Запад на него точит зубы (у него такое мышление, он везде видит врагов), именно эта ядерная дубинка — это гарантия сохранения его власти.

Тактическое ядерное оружие России. Фото: Министерство обороны РФ
Тактическое ядерное оружие России. Фото: Министерство обороны РФ

«Лукашенко заказал для себя личный ядерный зонтик»

Старший исследователь «Центра новых идей» и экс-дипломат Павел Мацукевич отмечает, что Лукашенко «был в ударе, откровенничал до хрипоты, иногда шутил».

— Коснулся всего на свете, считая, что все на свете его касается. Разъяснил, прояснил, заклеймил, вскрыв проблемы ужасного фейкового мира вокруг Беларуси. О России говорил осторожно, восхищался и стращал ее мощью, призывая Украину и Запад к переговорам с ней. Выступление часто выходило за границы Беларуси и тянуло на послание миру и объединенным нациям с острова миролюбия. Внушая мысль, что все проблемы оттуда, извне. В какой-то момент показалось, что Лукашенко собирается вслед за председателем КНР Си Цзиньпином презентовать свой план мирного урегулирования в Украине. Однако если судить по тому, что он наговорил, вышел план замораживания конфликта по формуле «замрите там, где окопались, и фронт сам собой рассосется», — отмечает Мацукевич.

Он добавляет, что Лукашенко «снова подкинул работу историкам — им придется заново переписывать учебники, чтобы отразить там новые исторические вводные: магнатов в Беларуси было мало, но все они были предателями».

— Депутат Марзалюк, который тут же был призван к ответу, кивнул то ли от неожиданности, то ли от испуга, что Лукашенко принял за согласие с новой версией истории. Несмотря на богатые традиции народовластия в Беларуси, на которые сослался Лукашенко, из всего сказанного им выходило, что править все равно будет он, а не народ, и править будет вечно. И даже сыновьям передавать власть, за которую он, с его слов, по-прежнему никак не держится, не собирается. Выходило так, что для того, чтобы этому ничего не помешало (даже Запад и «беглые»), Лукашенко заказал для себя личный ядерный зонтик в России и рассчитывает его контролировать, — комментирует Мацукевич.

Эксперт добавляет, что из рассуждений Лукашенко о роли партий можно сделать вывод, что в них он видит потенциальную угрозу покушения на власть.

— Назвав Беларусь островом, Лукашенко не покривил душой — у него получилось изолировать страну, оборвав связи с Западом, который, как он считает, в глубоком кризисе. Он часто склонял независимость Беларуси, перечислил много условий для сохранения суверенитета и все угрозы, умолчав при этом о самых главных, а возможно, даже единственных — о себе и о Кремле, с которым заодно.

Пусковая установка российского ракетного комплекса «Искандер-М», который может использоваться как носитель тактического ядерного оружия, и транспортно-заряжающая машина к нему (слева). Фото: Vitaly V. Kuzmin. http://www.vitalykuzmin.net/Military/ARMY-2016
Пусковая установка российского ракетного комплекса «Искандер-М», который может использоваться как носитель тактического ядерного оружия, и транспортно-заряжающая машина к нему (слева). Фото: Vitaly V. Kuzmin. http://www.vitalykuzmin.net/Military/ARMY-2016

«Он снова выступает как защитник страны»

Экс-дипломат и аналитик Европейского совета по международным отношениям (ECFR) Павел Слюнькин отмечает, что во время своего обращения Лукашенко пытался попадать в настроение и запросы людей, которые хотят больше стабильности и не желают вступления Беларуси в войну.

— Он говорил про деэскалацию и мирные переговоры. Кроме этого, он вспоминал про социальные вещи, выставлял себя защитником интересов белорусов от плохих чиновников, докторов, учителей, от плохих дорог, от санкций. Несмотря на то, что санкции вводятся из-за его же действий (что он прекрасно понимает), тем не менее он использовал эту тему, чтобы показать: ограничения влияют и на него, и на белорусов. И тут он как бы защищает людей от этих последствий. Когда он говорил про макроэкономическую стабильность, какие-то успехи, он презентовал это так, будто устоять Беларуси удалось в том числе благодаря ему. То есть по всем направлениям он пытался бить в те пункты, которые интересны людям, которые отвечают их ожиданиям от этого выступления.

Слюнькин добавляет, что лишь потом, когда разговор дошел до обсуждения ядерного оружия, Лукашенко пришлось говорить вещи, которые не очень укладываются в восприятие белорусов.

— Он пытался оправдаться, что это вынужденно, что это оружие будет не российским, что оно как бы и «наше». Хотя понятно, что оно никаким образом белорусскими властями контролироваться не будет, Лукашенко утверждал, что оно станет нас оборонять. Здесь он снова выступает как защитник страны, а ядерное оружие — это просто инструмент обороны граждан от плохих врагов, которые окружили нас и хотят дестабилизировать ситуацию.

По мнению аналитика, ничего нового за часы обращения Лукашенко аудитория не услышала. Слюнькин обращает внимание лишь на слова о том, что в случае необходимости в Беларусь могут завезти и стратегическое ядерное оружие.

— Стоило бы обратить внимание и на тему политзаключенных, которая в принципе выпала из основных посылов. Если в предыдущих выступлениях Лукашенко обращался к этому вопросу в самом начале своего выступления, то сейчас он поднял его в самом конце. Очевидно, что для него эта тема пока не является актуальной. Она не столько на него давит, чтобы он был готов идти на какие-то уступки. И это тоже показатель, стоит ли ожидать, что какие-то переговоры с ним без того, чтобы пойти на его условия, в принципе возможны.