Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Вплоть до увольнения». Госслужащим разослали инструкцию, как себя вести
  2. Изучили, сколько намерены потратить на питание на Окрестина в 2024 году, и сделали неутешительные выводы (один касается репрессий)
  3. «Из уха текла кровь, он начал расстегивать ширинку у моего лица — его забавляла ситуация». Белоруски — о том, как пострадали от насилия
  4. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  5. Крутой разворот белорусского рубля: итоги рынка валют и прогноз по курсам на неделю
  6. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  7. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  8. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  9. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  10. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  11. Лукашенко подписал указ «о переводе госорганов и организаций на работу в условиях военного времени»
  12. Российская авиация из-за потерь снизила активность на востоке. Новое направление, где атак больше, чем у Авдеевки. Главное из сводок
  13. «Стыдно шляться с тряпкой Лукашенко». Кто в Литве выступает против мигрантов из Беларуси, а кто их поддерживает


В Минске резко выросло количество сделок по продаже недвижимости по доверенности. Часто к этому прибегают те, кто уехал из страны. Поговорили с белорусами, которые таким способом реализовали жилье.

Фото "Зеркало"
Иллюстративный снимок. Фото: «Зеркало»

«В Минск возвращаться не собираемся»

По данным агентства недвижимости «Твоя столица», около 30% сделок по продаже квартир оформляются по доверенности. В 2019 году их было всего 3−5%, в 2021—2022 годах их число выросло до 10−15%.

Маргарита (все имена собеседников изменены) переехала с мужем в Польшу два года назад. В новой стране приходилось снимать жилье в то время, как на родине у нее оставалась квартира. Со временем пара решила обзавестись своей жилплощадью в Варшаве или пригороде. Для этого предстояло продать квартиру в Минске.

Заниматься продажей квартиры самостоятельно на расстоянии Маргарита не могла, приехать для этого в Беларусь — тоже. Поэтому оформила доверенность на родственника и наняла агента по недвижимости.

— Я не планирую совсем рвать с Беларусью. После решения вопроса с жильем в Польше хочу накопить и купить небольшую квартиру в областном центре, откуда родом, где наши родные, чтобы не стеснять их по приезде в гости. А вот в Минск возвращаться не собираемся. Если до войны еще были такие мысли, то после ее начала очень похоже, что все идет к железному занавесу. В такой ситуации лучше быть с западной его стороны.

Игнат тоже живет в Польше, куда переехал в 2021 году. Тогда мужчина даже не думал, что больше не будет жить в Беларуси. Но в какой-то момент понял, что больше не вернется даже в том случае, если ситуация в стране изменится.

— Из соображений личной безопасности не могу ездить в Беларусь, поэтому в квартире бывать самому не получается. Сдавать невыгодно, потому что цены на аренду в Минске сейчас невысокие. К тому же из нее придется вычесть затраты на текущий ремонт и комиссию агента (поскольку доверить работу с квартирантами некому), — рассказывает Игнат. — Получается, либо квартира будет стоять мертвым грузом ради каких-то потенциальных редких приездов в гипотетическом светлом будущем, либо я ее продам.

«Подняли всю подноготную»

В прошлом году Жанна продала квартиру отца по доверенности. Сам владелец жилья в то время работал за границей. Домой он обычно возвращался всего на несколько месяцев в год.

Больших трудностей, по ее словам, это не создало. Отличие было в том, что все инстанции уделяли больше времени и внимания доверенности, и вначале агентство недвижимости внимательно ознакомилось со всеми документами владельца квартиры и его дочки.

— Такое ощущение, что шла негласная проверка наших документов первые недели три, как обратились, а агентства у нас все время запрашивали разные справки, задавали вопросы. А потом они как будто выдохнули, успокоились. Видимо, мы проверку прошли, и начали спокойно вести дело.

К моменту, когда на жилье нашелся покупатель, рассказывает Жанна, у нее было ощущение, что ее просветили под рентгеном.

— Знаю, что подняли всю подноготную, задавали вопросы, уточняли детали, мотивацию продажи. Даже помогли выяснить, где и когда скончался наш родственник, который когда-то давно был прописан в квартире.

Иллюстративный снимок. Фото «Зеркало»
Иллюстративный снимок. Фото: «Зеркало»

С 2021 года не живет в Беларуси и Инна. Именно тогда она уехала учиться за границу после того, как «поняла, что перспектив нет».

— В прошлом году у меня умер отец, от него осталась комната в квартире. Ее и вынуждена продавать, потому что содержание выходит дорогим. За комнату в квартире насчитывают больше 100 рублей в месяц коммуналки, — рассказывает девушка. — Прописать кого-то нет возможности, потому что из родственников никого почти не осталось. А остальные владельцы квартиры не согласны, чтобы сдавала. Вот и получается, что и недвижимость есть, и в то же время распорядиться и сдать я не могу, чтобы хоть коммуналку закрыть.

Для продажи комнаты Инне пришлось оформить генеральную доверенность, потому что приехать в страну на время совершения сделки у нее по получится.

— У меня почти никого не осталось. С друзьями держу связь по интернету и, когда приезжаю в Беларусь, видимся. С мамой так же. Дом там, где сердце. Когда я была маленькой, мое сердце было в Беларуси. Став старше, я поняла, не мое. И не потому что это что-то связанное с властями, режимом или еще какими то предрассудками. Нет, просто повзрослев и уехав, я поняла, что в Беларуси даже люди другие. Поэтому мое сердце со мной и пока не выбрало новый дом. Хотя детская любовь к любимым местам и самой Беларуси в моем сердце еще теплится.