Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Следователю будет не до меня». Вадима Прокопьева будут снова судить заочно — ранее он получил 25 лет колонии
  2. «Острову чистоты» пророчат банкротство (похоже, «помогли» силовики). Посмотрели, какова финансовая ситуация у «мамы» этой торговой сети
  3. ВСУ продвинулись на границе двух областей и удерживают захваченные в районе Работино российские позиции. Главное из сводок
  4. Казахстан снова ввел запрет на перецепку для белорусских перевозчиков с 9 октября
  5. Вагнеровцами будет командовать 25-летний сын Пригожина, россияне пытаются отбить свои окопы на окраинах Работино. Главное из сводок
  6. Полина Шарендо-Панасюк на суде заявила о сильном давлении и бесчеловечных условиях содержания. Почти весь год она провела в ШИЗО
  7. «Я спросила: „А где вторая кровать?“» Екатерина Снытина — о любви, каминг-ауте и свободе
  8. Кочанова снова наговорила ерунды о белорусах и белорусках — и пытается вернуть нас в прошлое. Но у нее не получится — вот почему
  9. «Россия 1» рассказала о приказе на ликвидацию командира российского вертолета, который угнал его в Украину
  10. Чиновники готовят населению жизнь без шоков и со стабильностью. Однако есть два «но» — только в 2024-м и пока лишь на бумаге
  11. Мужчин с военными билетами массово вызывают на повторные медкомиссии. Что происходит?
  12. На валютном рынке — исторический антирекорд по курсу доллара
  13. В Польше прошел огромный митинг оппозиции. Там сменится власть? А что будет с политикой страны в отношении белорусов? Разбираемся
  14. Крупная государственная страховая компания нанесла удар по долларизации. Что изменилось для клиентов
  15. Почему Лукашенко стал призывать одну из европейских стран возобновить сотрудничество. Похоже, на это есть как минимум две причины
  16. Сколько успеют прожить на пенсии белорусские мужчины? Отвечаем на вопрос, на который постеснялись ответить чиновники трех министерств
  17. Лукашенко назначил нового ответственного за мобилизацию в Беларуси


В Беларуси открыли магазин, где продают товары, сделанные заключенными белорусских колоний и людьми, помещенными в ЛТП. Торговый объект запустили после того, как из Беларуси ушли крупные западные компании, которые закупали продукцию нашей деревообработки, в том числе изготовленную в местах лишения свободы. Посмотрели, кто сейчас торгует такой мебелью на белорусском и российском рынках.

Магазин Департамента исполнения наказаний МВД. Фото: t.me/tochkaby
Магазин Департамента исполнения наказаний МВД. Фото: t.me/tochkaby

Белорусские производители мебели продавали свои товары известным западным компаниям. В прошлом году расследователи организации Earthsight сообщали о том, что известные в ЕС производители мебели, включая IKEA, сотрудничают в Беларуси с компаниями, использующими труд заключенных. В самой шведской компании это отрицали. Однако наличие торговых цепочек от одной из белорусских колоний до европейского покупателя подтверждали в прокуратуре. После того как IKEA ушла с белорусского рынка, заводы стали продавать мебель ее дизайна под своей маркой. Ее можно встретить в магазинах-аналогах шведского мебельного гиганта, на сайтах самих производителей и не только.

В «МАГАЗИН еДИН» продают диваны «Честер» из экокожи за 2 370 рублей и «Вельвет» за 1 820 рублей. Оба произвели на госпредприятии «Одиннадцать», которое расположено в исправительной колонии № 11 в Волковыске. За свою работу заключенные получают мизерную зарплату, порой это всего десятки копеек. При этом производства зарабатывают миллионы рублей. Например, в 2015 году доход предприятия на базе одиннадцатой колонии составил 7,4 млрд рублей.

Диван "Честер", произведенный в ИК-11. Фото: един.бел
Диван «Честер», произведенный в ИК-11. Фото: един.бел

Этот же магазин продает шкаф за 932,4 рубля производства предприятия «Единица», на котором работают люди, помещенные в лечебно-трудовой профилакторий № 6.

Здесь же предлагают комплект термобелья, пошитого женщинами из ИК № 4 в Гомеле.

Комплект белья, сшитого в ИК-4. Фото: един.бел
Комплект белья, сшитого в ИК-4. Фото: един.бел

Моделью для демонстрации комплекта выступил мужчина, похожий на работника ИК-4 (был сотрудником колонии, по данным на 2018 год). Для демонстрации спецодежды производитель привлекал модель из Гомеля.

Примечательно, что стоимость некоторой мебели в этом магазине ниже, чем на сайте исправительного учреждения, где ее делают. В новом магазине цена указана 292,26 рубля, а на сайте предприятия колонии № 5 — 513,5 рубля.

Диван "Дуэт", произведенный в ИК-5. Фото: един.бел
Диван «Дуэт», произведенный в ИК-5. Фото: един.бел

Магазин появился несмотря на то, что у многих производств при колониях и ЛТП есть свои сайты для продажи товаров. По словам министра внутренних дел Ивана Кубракова, «людям не хватало той площадки, где можно все вживую увидеть и пощупать товары», сделанные заключенными.

Такую мебель реализуют не только магазины Департамента исполнения наказаний, но также магазины госпредприятий, которые привлекают рабочую силу из ЛТП, и частные фирмы.

Одна из белорусских компаний, которая не находится на территории колоний, но привлекает заключенных к производству и использует материалы, произведенные ими, — «Ивацевичдрев». Об этом расследователям рассказывали сами заключенные. В онлайн-магазине можно купить комод дизайна IKEA.

В России мебелью, которую делают белорусские заключенные, торгует также официальный дилер белорусской продукции, который принадлежит компании «Медея». Учредил ее Денис Лещенко. Там можно купить, например, ширму, сделанную заключенными ИК-5. Если на сайте колонии ее предлагают за 228,8 рубля, то российским покупателям она обойдется в 13,6 тысячи российских рублей (почти 491 белорусский рубль).

Большой выбор мебели «Ивацевичдрев» представлен в онлайн-магазине 21vek, а также на сайте mebelminsk. Это предприятие работает под брендом MySTAR.

Белорусский аналог IKEA

Недавно в России появился первый магазин сети Swed House. Принадлежит эта сеть компании «Аташ», а владеют ей поровну Мурат Шагылыджов и Мурат Ходжадурдыев. Сайта у фирмы нет. Но из данных ресурса для оптовых поставщиков видно, что поставки продукции для магазинов идут из Беларуси, а именно — через новополоцкую компанию Мурата Шагылыджова «Мердем». Как следует из прайс-листа, в ассортименте российской сети есть мебель белорусского производства. Своего производства у фирмы нет, но есть два товарных знака, под одним из них, вероятно, и ведется торговля мебелью. Скорее всего, выпускают мебель белорусские фирмы, которые раньше продавали ее IKEA.

В Беларуси «Мердем» торгует под таким же названием, что и в России. На сайте магазина в качестве производителя указан Swed House. Однако у фирмы нет своих производственных мощностей. Это также подтверждает, что она перепродает мебель, которую выпускают белорусские (и не только) предприятия. Например, там можно купить комод для обуви. Такой выпускает предприятие «Фандок». По данным расследователей, это предприятие использует труд заключенных ИК-2. Магазин предлагает популярные стеллажи, похожие производит «Ивацевичдрев».

Всего в систему ДИН МВД входят 15 предприятий. Часть из них производит мебель, составляющие для нее или подготовленный материал. Это означает, что заключенные имеют отношение к большому количеству мебели, выпущенной на белорусских предприятиях.