Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  2. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  3. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  4. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  5. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  6. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  7. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  8. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  9. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  10. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  11. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  12. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  13. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  14. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  15. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов


Беларуси нужна Азия. Но нужна ли Азии Беларусь? Новое исследование Центра новых идей проводит ревизию интересов Минска в регионе, а также условий и препятствий для сотрудничества, предлагая шаги для их преодоления. С Азией в Беларуси связывают решение сразу нескольких злободневных проблем: обеспечение международной легитимности, разрыв западной изоляции и чуть ли не полное замещение потерь в торговле с Евросоюзом. Правда, еще в августе прошлого года Лукашенко несколько дезавуировал «замену стареющей Европы на Азию» заявлением, что «нам ни в коем случае нельзя уходить из Евросоюза». Павел Мацукевич рассуждает, что стороны могут предложить друг другу.

Павел Мацукевич

Старший исследователь Центра новых идей

Автор телеграм-канала «Пульс Ленина-19». Экс-дипломат, временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии (2016−2020).

Беларусь заинтересована в отношениях с азиатскими странами независимо от политической системы. Неслучайно интерес к этому региону пробудился с первых дней независимости, когда наша страна еще и близко не ассоциировалась с «последней диктатурой в Европе». И он был взаимным.

Азиатские страны в числе первых признали суверенитет Беларуси. Процесс установления дипломатических отношений с ними даже опередил Россию и страны СНГ. Китай и Индия оказались среди первых 14 государств, где независимая Беларусь приняла решение открыть свои диппредставительства.

Как и сейчас, так и тогда самым важным партнером в регионе был Китай. Еще на заре отношений Пекин взял обязательство содействовать укреплению независимости Беларуси. Согласно соглашению об установлении дипотношений от 1992 года, «правительство КНР поддерживает усилия Республики Беларусь, направленные на защиту национальной независимости, суверенитета, мирное урегулирование путем переговоров вопросов, связанных с этническими территориями».

Зачем Беларуси Азия

В наши дни сам факт, что Китай принимает Лукашенко, находящегося под санкциями и испытывающего проблемы с легитимностью, вассально зависимого от России, как президента с государственным визитом, формально укрепляет суверенитет Беларуси.

Прошлогоднее поднятие дипотношений с Китаем до уровня «всепогодного и всестороннего стратегического партнерства» также свидетельствует о китайской заинтересованности в самостоятельности Беларуси. Решение кажется актуальным для 2019 года, в реалиях санкций и войны в Украине деградация отношений была бы более естественной.

Александр Лукашенко на встрече с премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном. 1 марта, Пекин. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко на встрече с премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном. 1 марта, Пекин. Фото: president.gov.by

При этом все эти китайские пряники вряд ли означают, что КНР станет осложнять свои отношения с Москвой ради Минска, если коснется, и прямо оспаривать российскую сферу влияния.

Азия представляет интерес в первую очередь как емкий, перспективный и быстро расширяющийся рынок. Только Китай ежегодно импортирует со всего мира продукции на сумму до 3 трлн долларов (совокупный внешнеторговый оборот Беларуси лишь 77 млрд долларов). В 2022 году КНР стала вторым внешнеторговым партнером Беларуси после России: белорусские экспортные поставки достигли отметки в 1,6 млрд долларов.

Отдельные страны региона входят в число мировых лидеров по объему прямых инвестиций за рубеж — в 2021 году он достиг 394 млрд долларов. В теории этот инвестиционный потенциал может быть использован Беларусью.

Кроме этого, Беларусь в числе первых присоединилась к глобальной инициативе «Один пояс, один путь», предлагая оптимальные сухопутные железнодорожные маршруты из Азии в Европу.

В свою очередь и для Беларуси в условиях западных санкций представляют интерес транспортно-логистические возможности азиатских стран. Транспортный коридор «Север — Юг», который проходит по территории Ирана, фактически стал воротами в мир «дальней дуги» для белорусского экспорта.

Зачем Азии Беларусь

Формально спектр сотрудничества с этим регионом весьма широк и разнообразен — от фармацевтики, энергетики и IT до образования, науки и культуры. Однако ни одна из азиатских стран не позиционирует отношения с Беларусью как особенные, кроме Китая.

В чем состоят китайские интересы, можно только предполагать. Один из вариантов ответа дал Лукашенко на саммите ШОС в Самарканде в 2022-м: «Такой немалый и надежный друг в Европе, как Беларусь, всегда будет полезен не только для Шанхайской организации, но и для КНР». Для этого, правда, нужно сперва нормализовать отношения с Европой.

Фото: TUT.BY
Флаги Китая и Беларуси. Фото: TUT.BY

Китай может видеть в Беларуси лоббиста своих интересов на постсоветских площадках — ЕАЭС, СНГ, ОДКБ. Достаточно вспомнить звонок Си Цзиньпина Александру Лукашенко в январе 2021 года, формально приуроченный к юбилею дипотношений, в котором Лукашенко «проинформировал коллегу о деятельности миротворческих сил ОДКБ в Казахстане».

В Шанхайской организации сотрудничества Беларусь и Лукашенко тоже могут оказаться полезными Китаю, как и иным азиатским странам в свете предстоящего в этом году оформления полноценного членства в ШОС (сейчас Минск в статусе наблюдателя).

Лукашенко может также выступать консультантом Пекина по делам и планам в Кремле — примерно, как делает это для западных СМИ. Все-таки никто так часто и так близко не общается с Путиным, как белорусский политик.

Оценивая интересы Китая в Беларуси в контексте проекта «Один пояс, один путь», следует учесть, что новый Шелковый путь состоит не только из сухопутных маршрутов, но и морских. Последние пострадали во время пандемии коронавируса, но приобретают в значимости из-за войны в Украине. Популярность железнодорожного маршрута доставки через Беларусь как раз была обязана конъюнктуре цен на грузоперевозки — морские «выстрелили» в стоимости на фоне пандемии, сделав железнодорожные привлекательными.

Китай поставляет свои товары в ЕС в основном по морю — на долю сухопутных перевозок приходится лишь около 6% его товарооборота. В 2022 году транзит через Беларусь составил 3,2% от общего годового между Китаем и Европой. Неизбежные логистические трансформации не означают уход китайского транзита из Беларуси, но диверсификация маршрутов в любом случае продолжится.

Торговля с Беларусью не может играть большой роли для Китая. Взаимный товарооборот по итогам 2022 года достиг рекордных 5,8 млрд долларов, но меркнет на фоне масштабов китайской внешней торговли — 6,3 трлн.

Индустриальный парк «Великий камень» не стал для Китая воротами в Европу, но война открыла другие возможности — парк может помочь китайским компаниям с входом в программы импортозамещения в России.

Полоса препятствий

Азия не ставит под сомнение легитимность Лукашенко, но признание еще не «зеленый свет» в отношениях. Есть значимые азиатские страны, которые формально признают официальный Минск, но совсем не форсируют сотрудничество с Беларусью из-за поведения белорусских властей. Среди них Япония и Южная Корея.

Падение экспорта в западные страны и в Украину все равно лучше компенсируется поставками в Россию. В 2022 году экспорт на российский рынок достиг 26,1 млрд долларов. Это означает, что рекордный белорусский экспорт в Китай за год меньше, чем в Россию за месяц.

Азия импортирует аналоги производимой в Беларуси продукции, но проблема заключается в конкуренции с зарубежными поставщиками — ниши заняты. Санкционная Беларусь, лишенная оптимальной логистики, вряд ли способна с ними конкурировать. Ситуация усугубляется потерей доступа к западным технологиям и кредитам.

Есть передовые китайские технологии, но то, что поступает в Беларусь, недотягивает до уровня западного, а китайские кредиты дороже западных. В итоге Беларусь, потерявшая доступ к дешевым деньгам и технологиям Запада, проигрывает вдвойне — и в цене, и в качестве.

Китай, несмотря на превозносимую белорусскими властями исключительность двусторонних отношений, не торопится вкладывать в Беларусь реальные деньги. По показателю вложенных в 2022 году в белорусскую экономику прямых иностранных инвестиций на чистой основе лидируют Россия, Нидерланды и ОАЭ. Место Китая не афишируется, но в докризисные времена (2020) оно было лишь 10-м.

Участие в проекте «Один пояс, один путь» тоже не стоит переоценивать. Беларусь лишь одна из гигантского списка участников — по состоянию на сентябрь 2022 года Китай подписал соглашения о сотрудничестве в рамках нового Шелкового пути со 149 странами и 32 международными организациями.

Угроза вторичных санкций может отталкивать азиатские страны от активизации отношений с Беларусью. Все-таки для большинства из них сотрудничество с США и ЕС в любом случае куда важнее контактов с официальным Минском, чтобы им рисковать. Поэтому в случае демократизации в Беларуси шансы на полноценную реализацию национальных интересов в Азии выше, чем при Лукашенко.

В любом случае не стоит переоценивать возможности. Беларусь не связана с Азией географией, а отсутствие общей границы сокращает общие интересы. Беларусь ни для одной из азиатских стран не является критически важным партнером или поставщиком критически важных товаров и услуг. Интерес может быть как к связующему Азию с Европой мосту, обеспечивающему беспрепятственное движение товарных потоков.

Поэтому белорусский ключик к «освоению» Азии — в замирении с Западом. Снятие санкций расширит возможности для сотрудничества куда больше, чем все визиты туда Лукашенко за 29 лет правления.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.