Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. У бывшего ведущего ОНТ Ивана Подреза конфисковали квартиру. Его 78-летнюю мать выставили на улицу
  2. Нацбанк анонсировал валютное изменение
  3. Для тех, кто имеет доступ к гостайнам и выехал за границу без разрешения, ввели уголовную ответственность
  4. Лукашенко подписал закон, по которому родители смогут сдать «трудных» детей в закрытые спецшколы
  5. Стало известно, какую сумму государство получило за «отжатый» у частника экс-McDonald's (у ресторанов новый собственник)
  6. Визовый центр Польши сообщил о важном нововведении для пожилых беларусов — владельцев карт поляка
  7. В Могилеве бюджетников отправляют на семинар про «сильного лидера». За вход нужно еще и заплатить (угадайте сколько)
  8. «Было 20 рапортов за неделю, а здесь — 200». Поговорили с экс-заключенным, которого перевели с Володарки в новое СИЗО под Минском
  9. Оперная певица Маргарита Левчук вышла замуж. Пара ждет ребенка
  10. В Минске начался массовый суд за участие в акциях протеста
  11. В воскресенье до +38°С. Когда из Беларуси уйдет тропическая жара
  12. Что будет с банками, если экономика серьезно просядет? Вот что говорит регулятор
  13. «Группа Вагнера» набирает наемников для работы в Беларуси. Попытались устроиться — и вот что узнали
  14. Вынесли приговор главному инженеру филиала «Миноблавтотранса» за ДТП с маршруткой с 13-ю погибшими под Смолевичами. Вину он не признал
  15. Россия продолжает свою кампанию по дестабилизации ситуации в странах — членах НАТО: в ISW привели свежие примеры


Региональный директор по Европе и Центральной Азии управления ООН по координации деятельности в целях развития Гви Йоп Сон сообщила, что Александра Лукашенко намерены пригласить в Нью-Йорк на саммит ООН по Целям устойчивого развития. Пресс-служба политика поспешила ответить от его имени, что «Беларусь <…> примет участие» в этом мероприятии. О том, может ли Беларусь быть примером для других стран в достижении целей устойчивого развития (ЦУР) и нормально ли приглашать в ООН лидеров недемократических режимов, рассуждает в своей колонке Катерина Дейкало.

Катерина Дейкало

юрист-международник

Кандидат юридических наук, доцент, заведовала кафедрой международного права БГУ (2014−2020), эксперт Белорусского Хельсинкского комитета.

«Замечательный пример»

Белорусские госСМИ сообщили, что региональный директор управления ООН по координации деятельности в целях развития в Европе и Центральной Азии Гви Йоп Сон заявила, что «Беларусь — это замечательный пример того, как может работать страна». Когда я слышу словосочетание «замечательный пример» в отношении Беларуси и ЦУР, мне сразу вспоминаются слова песни Шнура «замечательный мужик меня вывез в Геленджик».

Понятно, что Повестка 2030 — документ, принятый единогласно всеми государствами мира, — априори не может быть идеальным и закладывать эффективные механизмы мониторинга и реализации. Он — «жертва» такого высокого уровня консенсуса. Вместе с тем сами по себе ЦУРы — это хороший инструмент для развития общества. Но в силу такого уровня консенсуса добросовестное отношение к Повестке 2030 со стороны государств зависит от уровня их добросовестности. Одни государства используют этот инструмент добросовестно, другие (в том числе Беларусь) пользуются слабыми моментами этого механизма и используют ЦУРы для манипуляций и в качестве «отбеливателя» (после 2020 года — пожалуй, единственного «отбеливателя»). Печально, когда сама ООН эти манипуляции поддерживает и поощряет.

Гви Йоп Сон делает упор именно на индикаторах достижения ЦУР («какого прогресса страна добилась в сборе информации по индикаторам»), которыми с ней поделились в Белстате. Таким образом как бы поддерживая нарратив о том, что главный смысл и цель ЦУР — расставить галочки. Именно этот «конек» оседлали белорусские власти еще в далеком 2017-м (когда Беларусь делала свой первый отчет). Да, возможно, по каким-то индикаторам Беларусь «растет», особенно в сравнении, например, с африканскими странами: практически нет проблемы голода, неграмотности, нет проблемы ранних браков как препятствия для образования девочек, нет проблемы с повальной антисанитарией, вероятно, построили какую-нибудь новую больницу.

Вместе с тем хочется напомнить то, что продекларировано в качестве основных смыслов ЦУР в преамбуле самой Повестки 2030 (именно за этот текст голосовала и Беларусь): реализация прав человека для всех, комплексный и неделимый характер ЦУР, цели устойчивого развития обеспечивают сбалансированность всех трех компонентов устойчивого развития: экономического, социального и экологического.

Что это значит на практике? Это значит, например, что успехами по отсутствию голода и доступом девочек к образованию невозможно прикрыть совершаемые властями пытки, массовую дискриминацию по политическим убеждениям на уровне госполитики и наличие около 1500 политзаключенных. И ооновские чиновники должны это понимать.

Кроме того, даже если вернуться сугубо к сбору количественных данных, восхищаясь Белстатом, важно не забыть, как эта структура намеренно скрывает статистику по ряду вопросов (в контексте ЦУР чего только стоит закрытие данных по смертности в связи с COVID-19).

ЦУР и права человека

Как только белорусские власти схватились за тему ЦУР, они сразу для себя отделили ее от темы прав человека и на всех мероприятиях ООН настаивали, что это никак не связано между собой (что понятно и является частью их традиционных манипуляций международными стандартами).

Но это не только проблема манипуляций белорусских властей, но и одно из самых слабых мест ооновского механизма реализации и мониторинга ЦУР — отсутствие связи между информацией и структурами ООН, отсутствие системности. А именно — отсутствие связи между рекомендациями органов ООН по правам человека и отслеживанием динамики государства в достижении ЦУР. Хотя, как видно из Повестки 2030, «реализация прав человека для всех» — одна из ключевых метазадач ЦУР, а во вступительной части Повестки 2030 соблюдение прав человека как цель всего сообщества проходит красной нитью (напомню, за этот текст голосовала сама Беларусь).

Разработано много инструментов, которые показывают связь каждой цели устойчивого развития и обязательств по правам человека (один из них — инструмент Датского института по правам человека Национального учреждения по правам человека Дании).

Что это значит на практике? Это значит, что как минимум странно, когда ооновский чиновник такого уровня публично восторженно отзывается в контексте ЦУР о стране, в которой ооновскими же органами признано совершение преступлений против человечности. И ооновские чиновники должны это понимать.

«С участием всех сторон»

Один из ключевых принципов реализации ЦУР — инклюзия и участие гражданского общества. Об этом говорят и Гви Йоп Сон, и Антониу Гутерриш в своем приглашении Лукашенко. В этой связи стоит напомнить, что в период с 2021 по 2022 годы государством были ликвидированы по политическим мотивам все НГО, состоявшие в Партнерской группе устойчивого развития. Важно добавить: их ликвидация — часть государственной политики по «зачистке» гражданского общества.

Что это значит на практике? Это значит, что как минимум странно для чиновника ООН такого уровня, понимая роль участия гражданского общества в реализации ЦУР, публично восхищаться страной, в законодательстве которой закреплено понятие «правильного» гражданского общества и которая за последние два года уничтожила около 800 «неправильных» НГО. В том числе, кстати, по данным мониторинга Lawtrend, в процессе ликвидации находится и Ассоциация «Образование для устойчивого развития».

Напомню и о том, что в 2022 году белорусские организации гражданского общества при координации Офиса Светланы Тихановской подготовили альтернативный отчет о прогрессе Беларуси в достижении ЦУР, где содержится информация о каждой цели. Кроме этого, Белорусский Хельсинкский комитет подготовил отдельный развернутый отчет о реализации 16-й ЦУР «Мир, правосудие, эффективные институты». Оба отчета были представлены летом 2022 года в Нью-Йорке параллельно с отчетом государства в рамках Политического форума высокого уровня ООН — основной ооновской площадки по мониторингу реализации ЦУР. В этих отчетах указано все, о чем скромно умалчивает о своем прогрессе государство.

Лукашенко в Нью-Йорке

Что касается самого возможного визита Лукашенко в Нью-Йорк, учитывая санкции и все прочее, то юридически в Соглашении ООН и США о штаб-квартире ООН закреплено обязательство Вашингтона не препятствовать перемещению официальных лиц — представителей государств-членов, если они едут в ООН по приглашению Организации. При этом в Соглашении особо подчеркивается, что эта норма должна применяться вне зависимости от отношений США с государствами, которые представляют эти лица, или с самими этими лицами. В том числе прямо прописан вопрос о выдаче виз. То есть формально США обязаны дать ему визу.

Сама по себе это логичная норма. Ведь международная организация не может находиться в космосе и у нее нет своей территории. Штаб-квартира всегда находится на территории какого-то государства. Но личные отношения этого государства с другими странами или лицами не должны препятствовать реализации функций организации, и все члены должны иметь возможность представить свой голос. При этом США сделали оговорку при ратификации Соглашения. Ее смысл в том, что эти положения не могут трактоваться как умаляющие право США контролировать по соображениям национальной безопасности въезд иностранцев и их нахождение на любой территории, кроме территории «района штаб-квартиры ООН» и территорий транзита, которые необходимо пересечь, чтобы попасть в нее. На этом основании иногда, притом что виза выдается, налагаются дополнительные ограничения: нельзя удаляться на определенное количество метров от штаб-квартиры (в 1995-м для Фиделя Кастро) или можно передвигаться только между аэропортом, штаб-квартирой ООН и резиденцией своего посла (недавно для иранской делегации).

Вместе с тем у США есть практика и вообще несоблюдения этой нормы. Например, был случай, когда в 2000 году они не выдали визу руководителям законодательных органов Югославии и Кубы для участия в мероприятии на площадке ООН. Роль сыграло то, что Слободан Милошевич обвинялся Соединенными Штатами Америки в военных преступлениях, как и то, что Союзную Республику Югославию и Кубу США считали «государствами-террористами». Ну и совсем недавние примеры — ряд отказов в выдаче виз членам российской делегации.

И дело не в самом факте попадания Лукашенко в ООН. Его вполне могли пригласить, например, для разрешения кризиса и для обсуждения вопросов по Беларуси, по Украине, так как при всей его нелегитимности от него фактически во многом зависит разрешение этих вопросов. Цель их разрешения — помочь людям. Дело в том, как, для чего и с каким посылом его приглашают в этот раз. При всех сложностях с принятием решений в Совбезе, всех процедурных нормах, несовершенстве Устава и кризиса самой системы ООН все-таки важно, чтобы Генсек ООН помнил о принципах, которые провозглашены в Уставе ООН, о том, как и почему они там появились. И при всей некритичности ооновского подхода к диалогу как минимум хотя бы не стоит быть дополнительной площадкой и трибуной для манипуляций диктаторских режимов. Это как минимум неуважение к людям, которые жертвуют своими жизнями в борьбе с ними.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.