Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  2. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  3. Поиски президента Ирана, с вертолетом которого произошло ЧП, все еще продолжаются. Собрали главное, что известно на этот момент
  4. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  5. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  6. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица
  7. В Украине отложили выборы из-за войны — теперь пропаганда РФ пытается подорвать легитимность Зеленского. Эксперты рассказали, как именно
  8. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  9. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  10. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  11. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  12. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
Чытаць па-беларуску


Как в Украине реагируют на новости о здоровье Лукашенко, причастны ли украинские службы к подготовке «теракта» на 9 мая и почему Киев преуменьшает ожидания от контрнаступления. Об этом советник главы Офиса президента Украины Михаил Подоляк рассказал «Зеркалу».

 — Как в Офисе президента Украины реагируют на новости о здоровье Лукашенко?

 — Мы корректная страна. Мы понимаем, что здоровье — это важнее всего. Мне кажется, что от здоровья Лукашенко зависит многое и для России, и для Беларуси. У Кремля есть надежда на Беларусь в войне, на информационную, пропагандистскую, территориальную поддержку. Новости о Лукашенко пугают российское руководство. Это будет менять вообще все процессы, происходящие, по крайней мере, на северном фланге войны.

Мы нейтрально относимся к сообщениям про здоровье господина Лукашенко. Для нас более важно, чтобы Беларусь, официальный Минск в какой-то момент осознали, что реально происходит на линии фронта в Украине. Почему Россия неизбежно проиграет, и почему неправильная внешнеполитическая позиция Беларуси будет иметь очень тяжелые последствия для будущего вашей страны.

 — Лукашенко пригласили в Нью-Йорк на саммит ООН. Зачем это Организации Объединенных Наций?

 — Безусловно, любая международная площадка имеет право не обращать внимание на собственные регламентные документы и те или иные санкционные ограничения, наложенные на лидеров стран, которые так или иначе убивают свободы или участвуют в геноцидных войнах.

Честно говоря, мне кажется, что ООН вообще нужно аккуратно делать те или иные шаги, потому что репутация организации все время ухудшается. Когда у тебя член Совета Безопасности — страна, которая манифестно нарушает твой же устав, демонстрирует абсолютное пренебрежение к ключевым принципам, на которых построена ООН, например, неприкосновенность территории суверенного государства, но ты продолжаешь давать этой стране возможность доминировать в Совете Безопасности, инициировать те или иные слушания, то понятно, что репутация для тебя ничего не стоит.

Это не будет иметь никаких существенных последствий. Нет смысла анализировать те или иные инициативы ООН сегодня. Это не будет иметь существенных последствий для финала войны как таковой, для послевоенного переформатирования, в том числе такого международного института, как Организация Объединенных Наций.

Безусловно, Украина по своим официальным каналам через Министерство иностранных дел выразит свое крайнее неприятие любого разрушения существующих на сегодняшний день ограничений, которые абсолютно объективно наложены, в том числе и на представителя Республики Беларусь.

Российская военная техника пересекает границу Беларуси и Украины в пункте пропуска Сеньковка, 24 февраля 2022 года
Российская военная техника пересекает границу Беларуси и Украины в пункте пропуска «Сеньковка», 24 февраля 2022 года

— Украинские власти будут что-то предпринимать, чтобы не допустить Лукашенко на саммит ООН?

 — Безусловно, мы будем использовать все инструменты юридического и дипломатического воздействия. Мы будем обращаться в соответствующие регламентные комитеты и ООН и публично будем об этом говорить. Здесь, подчеркну, немножко иначе надо смотреть. Вот хочет организация под названием Организация Объединенных Наций окончательно убить свою репутацию. Хочет она ускоренно идти к трансформации, хочет доказать, что для нее не существует собственного устава и правил, что для нее не принципиально международное право, что можно поддерживать соучастников военных преступлений. Хочет организация обнулиться. Она имеет на это право.

Конечно, любой человек, любая организация, любая международная площадка имеет право доказать свою несостоятельность. Хочет она этого в ускоренном режиме — пусть это делают. Это с одной стороны. С другой — приглашение или не приглашение куда-то отсутствующего субъекта, а Беларусь времен Лукашенко — это отсутствующий в глобальной политике субъект, который не влияет ни на один реальный процесс. Для меня вообще удивительно, когда те или иные международные организации приглашают отсутствующий субъект куда-либо, пытаясь выглядеть как-то более масштабно.

Во-первых, это не будет иметь никакого значения. Во-вторых, это не приведет ни к каким последствиям для изменения тех или иных ситуаций. И, соответственно, это только ускорит, еще раз подчеркиваю, падение репутации организации, которая идет на этот абсолютно бесполезный шаг.

— На днях белорусские власти обвинили украинские спецслужбы в подготовке теракта на 9 мая. Что вы можете им ответить?

—  Я очень хорошо понимаю, что такое современный официальный Минск. И понимаю нелепость их заявления. Я не готов давать психиатрическую оценку подобным заявлениям. Это выглядит абсурдно в полном объеме. Мы не совершаем теракты ни на каких территориях.

Единственная страна, которая инициировала войну с террористическим компонентом, — Российская Федерация. Непосредственно Россия демонстративно убивает гражданское население Украины. Россия совершает массовые теракты. Украина ведет исключительно оборонительную войну, которая должна привести к деоккупации своих территорий и последующему наказанию военных преступников.

Атаковать третьи страны, даже если они предоставляют свою инфраструктуру для ведения геноцидной войны против Украины, мы точно не намерены. Как и расширять географию военного конфликта. Мы намерены выиграть войну. Мы намерены изгнать Россию со своих оккупированных территорий. Как следствие этого мы намерены инициировать процесс трансформации российского политического пространства. Мы намерены посадить на скамью подсудимых очень многих военных преступников, включая преступников, которые позволяли использовать свою территорию для атаки на Украину. Это наша задача, которая переносится в юридическую плоскость: физическое освобождение своей территории и последующая юридическая работа с людьми, которые предоставляли инфраструктуру и все остальное для того, чтобы вести тот тип войны, который Россия ведет в Украине.

Штурмовая бригада подразделение «Азов» ведет огонь из гаубицы 2А65 «Мста-Б» в окрестностях Бахмута. Украина, 6 февраля 2023 г. Фото: Reuters
Штурмовая бригада подразделения «Азов» ведет огонь из гаубицы 2А65 «Мста-Б» в окрестностях Бахмута. Украина, 6 февраля 2023 г. Фото: Reuters

 — По-вашему, что значит введение Беларусью контроля на границе с Россией?

 — Абсолютно точно — это интуитивное понимание тех процессов, которые уже начинаются в России. Как это ни парадоксально звучит.

Безусловно, Беларусь не демонстрирует продвинутое мышление, я имею в виду внешне и внутриполитическое. Но тут мы видим абсолютно точно интуитивное понимание. В России происходит резкое ослабление силовой вертикали и контроля, что всегда доминировало в Российской Федерации, и большой возврат людей с криминальными наклонностями, которые бесконтрольно могут использовать оружие для решения тех или иных криминальных идей и задач. Минск интуитивно чувствует, что вот эта волна криминалитета, которая полностью захлестнет в ближайшее будущее российские территории, может перекинуться на Беларусь.

Действительно, нужно тотально закрываться, потому что в России будет идти очень масштабный криминальный процесс — внутреннее взаимное уничтожение. Не революция в классическом понимании слова, а скорее — большой многомерный бунт с применением огнестрельного оружия. И все это может перекинуться на территорию Беларуси. Поэтому, конечно же, страна должна будет закрываться, если хочет сохранить более-менее свою территорию в неприкосновенности от подобного типа эксцессов.

 — Почему украинские власти пытаются снизить ожидания от контрнаступления?

— Мы не пытаемся снизить ожидания, мы хотим иметь эффективное контрнаступление. Мы просто правильно пытаемся расставить акценты в том, что контрнаступление — это не какое-то одно мероприятие с вау-эффектом, это множество различных действий, это десятки, сотни операций. Часть из них уже идут по уничтожению живой силы и техники Российской Федерации.

Это будет растянуто по времени и не будет выглядеть так, что сегодня начали и через два часа закончили. Мы хотим, чтобы была, скорее, более объективная оценка, потому что идет война очень большого объема, линия фронта больше 700 километров, интенсивность чрезвычайно высока, количество живой силы, задействованной с российской стороны, — это сотни тысяч мобилизованных, бронетехника, авиация, артиллерия. Это очень сложный, многомерный, большой, тяжелый процесс. И к нему нужно относиться именно так. Не с точки зрения ожидания, что очень быстро все будет решено, а с точки зрения, что это будет процесс окончательного разрушения на нашей территории российского экспансионистского типа государства. И, соответственно, это работа может иметь длительный промежуток времени, и нужно к этому относиться объективно.