Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Поручение исполнено. В общественном транспорте Минска сняли объявления о необходимости носить маски
  2. Суд ЕС распорядился штрафовать Польшу на 1 миллион евро в день
  3. «Перекличка» тунеядцев, пересмотр пенсий и пособий, рост тарифов, дедлайн по налогам. Изменения ноября
  4. «Мы не хотим быть подопытными кроликами». Читатели рассказали, как организации стимулируют их прививаться (и как это не всегда работает)
  5. Мошенники запустили от имени «Белпочты» рассылку: проводят по телефону «розыгрыши» и «акции»
  6. Елена Богдан возглавила систему здравоохранения Минска. До этого она была замминистра
  7. «Симптомы появлялись волнами». Истории людей, которых после COVID-19 не отпускают новые болезни
  8. СК: Причина крушения самолета в Барановичах — отказ системы управления
  9. О муже, детях, санкциях и переговорах. Тихановская дала часовое интервью главреду радиостанции «Эхо Москвы»
  10. Хлебокомбинат объявил о дефолте по своим облигациям. Ранее он предупреждал про риски митингов и мирового кризиса
  11. Минздрав озвучил последние данные по коронавирусу в Беларуси
  12. С 1 ноября повысят цены на сигареты, некоторые подорожают на 95 копеек
  13. Дети ГУЛАГа подали в Верховный суд России на Госдуму. Они 70 лет не могут вернуться домой
  14. В вузы предлагают поступать по-новому. Посмотрели как
  15. Лукашенко: соблюдение масочного режима полезно, но культура использования защитных средств есть только у врачей
  16. «Силовики боятся: вдруг все отмотается назад и люди снова начнут выходить». Психолог о страхах белорусов
  17. Беларусь переходит на антиген-тестирование — это плохо? Подробно объясняем разницу между тестами на коронавирус
  18. Belavia отправила три новейших самолета Embraer в Казахстан — для них ищут временную стоянку
  19. Немецкие правоохранители рассказали о схеме «белорусского транзита» мигрантов
  20. Покушение на Лукашенко и первые президентские выборы: каким был 1994 год в истории Беларуси
  21. Для некоторых грибников, огородников и пчеловодов могут ввести налог
  22. Минздрав озвучил последние данные по коронавирусу в Беларуси


Белорусские власти лишили возможности работать в стране еще одно крупное медиа. Сайт «Комсомольской правды в Беларуси» заблокирован — это было практически последнее негосударственное общественно-политическое печатное издание республиканского масштаба. Представительство издания уходит из Беларуси, а один из его журналистов, Геннадий Можейко, задержан. Давлению на негосударственную прессу в последний год уже сложно удивить, но очередной виток репрессий заставляет задаваться вопросами: как ограничение доступа к информации скажется на обществе, что будет с журналистикой в стране и почему Россия не защищает своих (или не своих?) журналистов. Вот что об этом говорят эксперты.

Фото: marketing.by
Фото: marketing.by

Что произошло с «Комсомольской правдой в Беларуси»

28 сентября «Комсомольская правда в Беларуси» выпустила заметку, в которой знакомая погибшего накануне айтишника Андрея Зельцера охарактеризовала его с хорошей стороны. Власти отреагировали на публикацию моментально: сайт издания заблокировали, а журналиста Геннадия Можейко, чья фамилия значится под статьей, задержали. После этого «Комсомольская правда» решила закрыть белорусскую редкцию.

Москва сразу же осторожно покритиковала белорусские власти за блокировку сайта российского издания. «Это идет в нарушение принципа свободы СМИ», — заявил сначала официальный представитель Кремля Дмитрий Песков. Но уже через несколько дней он смягчил риторику: закрытие минского представительства «КП» он назвал правильным решением и выразил надежду, что задержание журналиста издания «не связано с его профессиональной деятельностью».

Давление на представительство российского издания было ожидаемым

Попадание под пресс журналистов российских СМИ для Беларуси не является новинкой, отмечает основатель «Сильных новостей», Mogilev. Online и политический аналитик Петр Кузнецов. Беларусь для любого медиабизнеса — это зона повышенного риска. И российские СМИ тут не стали исключением.

— Давайте вспомним события 2020−2021 годов. С ними (журналистами российских изданий — Прим. ред.) уже тогда никто не церемонился, если они попадали под горячую руку. Тех же журналистов «Спутника» задерживали, арестовывали, избивали, а потом было интервью Маргариты Симоньян с Александром Лукашенко, где он сказал «Может, перевернем эту страницу?» и она ответила «С удовольствием», — подчеркивает Петр Кузнецов.

По словам аналитика, «Комсомольская правда в Беларуси» до событий 2020 года была достаточно нейтральной и «безопасной» для белорусских властей. При этом издание не зависело от них и при этом оставалось официально зарегистрированным, что давало «КП» широкие возможности для работы с информацией.

— С этой точки зрения для властей «Комсомолка» была достаточно непредсказуемым игроком, потому что она могла быть нейтральной (как это было до 2020 года), а в условиях протестов могла освещать их. Властям это не нужно, — комментирует он.

Беларусь ни разу не сталкивалась с таким объемом репрессий по отношению к прессе

Всплеск репрессий против негосударственных СМИ, блогеров и других источников информации, которые напрямую не контролируются государством, произошел в последние полтора года, рассказывает заместитель председателя «Белорусская ассоциация журналистов» юрист Олег Агеев. За это время применялся весь спектр методов, которые по международным индикаторам считаются нарушениями прав журналистов, за исключением убийств. По отношению к редакциям как юридическим лицам тоже использовались различные репрессивные механизмы, ограничивающие их работу.

Белорусский медиарынок серьезно пострадал из-за блокировки доступа к ресурсам, к которым люди привыкли. Серьезный удар по медиасообществу нанесло необоснованное признание многих медиа экстремистскими. Это было сделано для того, чтобы люди не могли делиться между собой информацией, считает заместитель председателя «БАЖ» Борис Горецкий.

— То, что произошло с «Комсомольской правдой в Беларуси» и с журналистом Геннадием Можейко, — это очередной эпизод зачистки: сначала было сделано все для невозможности распространять печатную версию газеты, сейчас журналист задержан, а сайт редакции заблокирован. Блокировка и последующее решение об уходе белорусского отделения «КП» с рынка — это еще один удар по остаткам инфраструктуры независимых медиа, которые могли бы вести себя неподконтрольно властям в сложный исторический момент. С этой точки зрения это достаточно серьезное событие, — добавляет он.

Этот кейс примечателен тем, что «Комсомольская правда в Беларуси» оставалась единственной печатной общественно-политической газетой республиканского масштаба, рассчитанной на массовую аудиторию, которая не подчинялась белорусским властям в плане избрания повестки и идеологической выверенности. В Беларуси продолжают работать несколько негосударственных региональных газет, обеспечивая информацией читателей своих районов и городов. Но такого такого рода печатных изданий республиканского масштаба не осталось, добавляет Борис Горецкий.

Это значит, что те люди, которые не являются уверенными пользователями интернета, оказались в информационной изоляции. Например, только 37% людей старше 65 лет в Беларуси пользуются интернетом, то есть сейчас более 60% из них практически не имеют возможности получать новости республиканских неподцензурных общественно-политических изданий.

— Репрессии против СМИ — это нарушение права граждан получать информацию. Это трагедия для любого общества, потому что без свободного выражения мнений, свободного распространения информации оно не может развиваться. Этот принцип закреплен во всех международных документах, регулирующих свободу слова и право на распространение и получение информации. Соответственно, в них подчеркивается, что это фундаментальные права, которые необходимы для устойчивого развития личности и нормального функционирования и развития общества. А белорусское государство делает все, чтобы было иначе, — рассуждает Олег Агеев.

При этом, по словам Бориса Горецкого, несмотря на репрессии и ограничение доступа к информации негосударственных изданий, читатели не стали массово потреблять контент провластных сайтов. Но есть риск, что люди начнут чаще выбирать российские ресурсы, не всегда стремящиеся объективно подавать информацию о событиях в Беларуси. В итоге люди могут потерять возможность читать правдивые новости о происходящем в стране. Поэтому важно, отмечает он, что многие белорусские заблокированные ресурсы продолжают работать даже в максимально жестких условиях, стараясь не оставить читателя в информационном вакууме.

«Как бы Путин ни любил „КП“, нефть для белорусских НПЗ не подорожает»

Как видно сейчас, Кремль не сильно обеспокоился действиями Минска по отношению к представительству российского СМИ. Серьезной критики по этой ситуации со стороны Москвы не стоит ожидать и в будущем, считает Петр Кузнецов. Максимум будут необидные, неострые заявления.

— Когда наши власти хотят что-то сделать, они не сильно оглядываются, российское это СМИ или нет. Они не боятся реакции Кремля, потому что знают, что он в роли поборника и защитника свободы слова выступать не будет. Это противоречит тому, что сам Кремль делает с российским медиарынком. И как бы Путин не любил «Комсомольскую правду», нефть от давления на ее белорусское представительство для белорусских НПЗ не подорожает.

Аналитик указывает на то, что, когда дело доходит до конфликтов, Александр Лукашенко действует без оглядки: он готов бесконечно повышать ставки, готов к скандалам и противостоянию. А Кремль заботится о том, чтобы выглядеть респектабельно и в соответствии с канонами политического лидерства. Конфликты с ближайшими союзниками Кремлю невыгодны с точки зрения сохранения имиджа, тем более если они не имеют четкой гарантии успеха.

Политический аналитик считает, что серьезных последствий история с «Комсомольской правдой в Беларуси» иметь не будет. Тем более, такое происходит не в первый раз, и не только со СМИ.

— Можно вспомнить случай, когда в Беларуси в 2013 году задержали гендиректора «Уралкалия» и сопредседателя Белорусской калийной компании Владислава Баумгертнера (и объявлением в розыск совладельца «Уралкалия» Сулеймана Керимова — Прим. ред.). Все были уверены, что после этого будет коллапс в отношениях Минска и Москвы, потому что Керимов был человеком Дмитрия Медведева. Тем не менее, закончилось все тем, что Керимова заставили продать активы Уралкалия, и тот конфликт Лукашенко выиграл, — объясняет Петр Кузнецов.

С другой стороны, учитывая, что изначально Кремль все же отреагировал на ситуацию с изданием, эти заявления можно рассматривать как свидетельство того, что в будущем Москва может использовать этот конфликт с выгодой для себя, добавляет аналитик.

— В публичном пространстве звучал полунамек, что это недружественное поведение, неправильное с точки зрения партнерства, и Кремль это видит и записывает в блокнотик. Такие реакции, как было со стороны Пескова, могут быть свидетельством того, что Кремлем рассматривается возможность [использования ситуации в своих целях], поэтому и обозначаются моменты, которые в будущем могут быть выставлены как претензии, — считает Петр Кузнецов.