Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В Бресте скоропостижно умер высокопоставленный силовик, который руководил разгоном протестов в Пинске. Ему было 47 лет
  2. Беларусская гражданская авиация поразительно деградировала всего за пару лет. Рассказываем, что произошло и что к этому привело
  3. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  4. Ответ нашелся в неожиданном месте. Рассказываем, почему Марину Василевскую нельзя называть профессиональной космонавткой
  5. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  6. У Дворца независимости заметили людей в форме, скорые и МЧС. Узнали, что происходит
  7. Большой секрет Василевской. Власти старательно скрывают, в каком университете училась первая беларусская космонавтка, но мы это выяснили
  8. ЧМТ, переломы, ушибы и рваные раны: вдвое увеличилось число пострадавших в ДТП на Смиловичском тракте в Минске
  9. Уровень цинизма зашкаливает: власти продолжают «отжимать» недвижимость осужденных по политическим статьям. На торги попали новые объекты
  10. Новое российское наступление может достичь «угрожающих успехов» без помощи США Украине — эксперты
  11. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников
  12. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  13. Лукашенко анонсировал возможные изменения для рынка труда. Причина — «испаряющиеся» работники (за кого могут взяться на этот раз)
  14. «Он пошел против власти, а вы нет — вы хорошие». Монолог освободившегося из самой строгой колонии страны, где сидит Статкевич
  15. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  16. Жесткая авария в Минске: автобус влетел в фуру, пострадали 20 человек. СК показал видео ДТП
  17. Сможет ли армия РФ захватить Часов Яр к 9 мая и почему российское командование уверено в этом — анализ экспертов


«Несерьезно это, да и работники культуры у нас нищие», — убеждала Татьяну ее мама, когда она решила учиться на хореографа. На тот момент сама женщина жила в Норвегии, хотела лучшей доли для своей дочери, поэтому «перетянула» ее жить из Беларуси в эту страну. Желание мамы сбылось — на новом месте дочь получила образование, нашла работу, вышла замуж за местного жителя и обзавелась детьми. При этом мечты девушки о танцах тоже осуществились — благодаря поддержке супруга, который считает, что работа нужна не только ради денег, но и для удовольствия. Свою историю Татьяна Спарре рассказала «Зеркалу».

Фото: из instagram-аккаунта героини материала
Татьяна Спарре. Фото: из Instagram героини материала

Хотела быть танцором, но мама отправила в педагогический

Татьяна из Витебска, с дошкольного возраста занималась гимнастикой, сперва спортивной, потом — художественной. Через пару лет мама отдала девочку на танцы, ведь кроме отличных физических данных дочь была артистичная, с эффектной внешностью.

— Мама привела меня в кружок, где занимались народными танцами. Я уже точно не помню, как долго я там пробыла. Единственное, что мне запомнилось: такие танцы мне совсем не нравились, вообще не мое! — вспоминает Татьяна о своих первых шагах в танцевальной карьере.

Когда девочке исполнилось 13 лет, в местном доме культуры ее отобрали в танцевальную группу «О'кей», где учили современной хореографии. Это направление ей было по душе. Вместе с коллективом наша героиня начала выходить на сцену — подростки выступали на молодежных дискотеках.

Фото: из instagram-аккаунта героини материала
Татьяна очень активная и не любит сидеть на месте, за 20 лет жизни в Норвегии она объехала практически всю страну. Фото: из Instagram героини материала

— После школы я хотела связать свою жизнь с танцами и намеревалась поступать на специальность «хореографическое искусство» в Институт культуры в Минске. Но мама меня отговорила, сказала, мол, работники культуры у нас нищие, да и несерьезно это.

Мама Тани решила, что более подходящий вуз для дочери — педагогический, взяла да и отнесла туда документы девочки. Собеседница вспоминает, что быть учителем она не хотела, однако спорить с мамой не стала и нашла выход из положения: намеренно завалила вступительные экзамены. Чтобы дочка «не болталась без дела», мама перекинула ее документы в техникум — на секретаря.

— Я ходила на занятия в техникум, но душой была со своим танцевальным коллективом. Они отлично развивались, гастролировали и заявляли о себе на разных площадках. Однажды их пригласили выступать в Корею, и они звали меня с собой.

Насчет приглашения в Корею Татьяна посоветовалась с мамой. Родительница тогда в Беларуси уже не жила — вышла замуж за гражданина Норвегии и переехала на его родину. Увы, желание дочери женщина приняла без восторга, мол, опять она с этим «несерьезным делом».

— Мама очень хотела перетянуть меня в Норвегию, она предложила мне переехать. Как раз тогда в городе Бодо (он находится на севере страны) запускали годовую программу по изучению норвежского языка для иностранцев. И решилась отправиться туда.

«Раз ты любишь танцевать — поступай и учись»

Когда Татьяна переехала в Норвегию, ей было 20 лет. Девушка отлично знала английский язык, но пришлось оперативно учить норвежский, чтобы свободно общаться с местным населением.

В Бодо белоруска познакомилась c 28-летним норвежцем Мартином, он работал журналистом в местном медиа. Через четыре месяца знакомства пара съехалась, а еще через два месяца они поженились.

— Вообще норвежцы могут не жениться очень долго, они не видят в этом проблему и встречаются годами, даже заводят детей. Может быть, так было бы и у нас, но тут вмешалась моя мама и ее супруг. Они сказали Мартину, мол, если ты хочешь быть с Татьяной, если у тебя серьезные намерения, то надо жениться.

Фото: из instagram-аккаунта героини материала
Татьяна с мужем Мартином и дочками. Фото: из Instagram героини материала

Брак с Мартином открыл для Татьяны возможность пойти учиться танцам. Ее муж считал, что человеку очень важно в жизни заниматься делом, которое ему нравится, выбирать профессию и работать не только ради зарабатывания денег, но и для удовольствия. Он рассказывал, какую радость ему приносит журналистика, и хотел, чтобы жена тоже любила свою работу.

— Он сказал мне, раз ты любишь танцевать и хочешь эти заниматься — давай, поступай и учись. Я была очень рада его поддержке. Кстати, это немного смешно, но когда я сказала маме, что снова надумала поступать в танцевальную школу, то она ответила, что теперь я могу делать, что хочу, мол, я замужем, пусть теперь муж со мной возится.

За крик на ученика — увольнение

Учиться Татьяне предстояло в Осло, после просмотра ее приняли в известную танцевальную школу — академию «Бордар», которая готовит профессиональных танцоров и артистов мюзикла. Учиться там надо было три года.

— Просмотр включал три урока по 90 минут, каждый по отдельному направлению: классика, джаз и модерн. На них экзаменаторы смотрели, что абитуриент умеет. Нам предлагали сделать упражнения у станка, в центре комнаты прыжки и прочее. Также надо было изучить новую хореографию, а потом повторить ее. Еще общались на собеседовании, у меня интересовались мотивацией, спрашивали, что сама могу предложить, чего ожидаю.

На время учебы супруги расставаться не хотели, поэтому буквально за неделю они организовали переезд в столицу. Мартин даже уволился с работы, чтобы поехать вместе с женой. На новом месте он нашел работу по своему профилю. Жили они в арендованной квартире, заработка мужчины хватало, чтобы оплатить аренду жилья, а также на питание. Татьяна получала стипендию, но обучение у нее было платное, поэтому почти все ее деньги уходили на оплату курса. Сейчас за такой годовой курс надо заплатить около 8500 евро в пересчете с крон (27,6 тысячи белорусских рублей), а когда обучалась Татьяна — около 3700−4950 евро.

— Мы изучали разные танцевальные направления. Кроме тех, что были на экзамене, добавились еще степ и фламенко. Но мне больше всего нравился балет. Отчасти это заслуга педагога — преподавателя из Грузии Натальи Папиной, она училась в одном классе с Барышниковым, он даже звал ее переехать в Америку. Она так понятно все объясняла, где какой пальчик должен находиться и почему, что делать со взглядом. Ее уроки были тяжелые технически, но они доставляли мне удовольствие.

Фото: из instagram-аккаунта героини материала
На частных вступлениях танцорам редко заказывают композиции из классического балета, который так любит Татьяна. Пуанты наша героиня не надевала уже пару лет, но если надо будет, то с радостью сделает это, пройдет буре и исполнит какую-нибудь не очень сложную хореографию. Фото: из Instagram героини материала

Татьяна вспоминает, что педагоги никогда не повышали на студентов голос, не было каких-то оскорбительных или унижающих фраз и шуток, за ошибки или какие-то недоработки никто не грозил провалом на финальном экзамене. Собеседница говорит, что такие действия по отношению к ученикам не допускались, за это сотрудника сразу уволят.

«Снилась ученице в кошмарах»

Сегодня Татьяна — профессиональный танцор с дипломом. Хотя, заговорив о наличии документа об образовании, она рассмеялась и отметила, что по сути «он ничего не дает», главное — уметь танцевать, зарекомендовать себя, завести знакомых в этой сфере — и тогда будешь востребован.

— Когда я окончила академию, то мне предложили остаться там в качестве преподавателя. Я согласилась и работаю в школе до сих пор. За эти годы у меня были разные группы — и для детей, и для взрослых. Любительские разных направлений и профессиональные, на которых училась я сама.

Фрагмент из оперы "Соломея", в которой танцевала Татьяна. Фото: со страницы в фейсбук Den Norske Opera & Ballett
Фрагмент из оперы «Соломея», в которой танцевала Татьяна. Фото: со страницы в Facebook Den Norske Opera & Ballett

Занятия танцами в школе, где работает Татьяна, для учеников платные. Стоимость одного семестра для любителей стартует от 2500 крон (около 689 рублей). Но чем дольше и сложнее уровень подготовки танцора, тем выше становится плата. По словам собеседницы, государство редко субсидирует кружки для детей, разве что в коммунах, где есть много беженцев.

Собеседница говорит, что работа педагога по танцам ей нравится. Говорит, что в школе она прослыла как строгий и требовательный учитель. В одной группе, где девочки занимались балетом на более высоком уровне, она применила метод преподавания, которой переняла от своего педагога Натальи Папиной: если кто-то из учениц делал упражнение неправильно, то она просила повторять его всю группу вместе.

— Вспоминаю наши занятия и очень их жалею, они, бедные, так потели. Помню еще девочку из другой группы: она пожаловалась на меня в администрацию, мол, я очень строгая, даже снюсь ей по ночам в кошмарах. Мне об этом сообщило руководство, а я пообещала, что буду с учениками помягче. Кстати, эта девочка осталась в профессии, мы с ней пересекаемся по работе, мы не враги из-за произошедшего несколько лет назад, наоборот, смеемся и шутим.

От подработок — до большой сцены

Когда Татьяна только начала работать, в первый год заработок у нее был небольшой, поэтому она вынуждена была найти несколько разнопрофильных подработок, была даже официанткой. Но белоруска с каждым годом все больше работала танцором, так что свои артистические амбиции она реализовала.

— Сразу после окончания академии меня мало знали в танцевальной среде, но постепенно завязывались знакомства, образовывались связи. Меня начали приглашать на разные выступления (свадьбы, корпоративы) в составе сборных коллективов. У нас есть специальный чат, где размещают объявления для танцоров, мол, есть такой-то заказ, кто хочет и может поработать.

Фото: из instagram-аккаунта героини материала
Татьяна вторая справа. Фото: из Instagram героини материала

Такие выступления могут быть в разных стилях, в зависимости от предпочтений заказчика. Перед выступлением танцоры репетируют, изучают хореографию танца, примеряют костюмы, а потом отправляются на выезд. За один подобный заказ Татьяна может заработать от 4500 до 6000 крон (1240−1653 рубля), это включая репетиции и выступление.

Были у Татьяны и выступления на большой сцене — в Национальном оперном театре Норвегии. В 2013 году она прошла конкурсный отбор и получила партию в опере «Соломея», контракт включал восемь спектаклей.

—  Для меня это было суперсобытие. Требовалось не боятся высоты — мне надо было танцевать на подвешенном вертящемся телескопе, а потом прыгать с двух метров под сцену. Я тогда была беременна и все раздумывала, соглашаться или нет. Призналась о своем положении нанимателю, в театре сказали, мол, ничего страшного, мы вас все равно готовы брать.

Последние годы Татьяна — участница рождественского шоу, которое проходит на хуторе возле фьорда, куда от Осло надо добираться полтора часа, сегодня это центр танца округа Иннландет. Организатор ивента — известная норвежская танцовщица и хореограф Элла Фискум. Примечательно, что женщина так увлеклась идеей создания собственной площадки для выступлений, что продала квартиру в столице и все деньги вложила в покупку хутора, там она и живет.

Фото: из instagram-аккаунта героини материала
Норвежские балерины уходят на пенсию в 41 год, но при условии, если они работали в штате оперного театра. Так как Татьяна педагог и фрилансер-танцор, то на пенсию она уйдет как и все — не раньше 62 лет. Фото: из Instagram героини материала

— На рождественское представление приезжают люди из Осло, жители ближайших городков. Зал всегда заполнен. Более того, с этим шоу мы гастролируем по всей Норвегии. Наша организатор мечтает устроить выступления в Голливуде. Я бы с удовольствием поехала вместе с коллективом, но ненадолго — на мне сейчас забота о двух дочерях.

«В Норвегии жить комфортнее, на одну зарплату можно больше себе позволить»

Собеседница пояснила, что в последние годы у Мартина ухудшилось здоровье, он сократил занятость и восстанавливает свои силы. Из-за этого у Татьяны дел значительно прибавилось. Землячка стремится заработать больше денег, для этого ей приходится работать и в выходные. Во время форточек она отвозит или забирает своих двух дочек с кружков, причем у каждого ребенка их по пять-шесть в неделю.

Фото: из instagram-аккаунта героини материала
Дочерям Татьяны и Мартина 9 и 11 лет. Девочки не хотят танцевать, как мама, у них другие хобби. Старшая увлекается театром и мюзиклом, младшая — спортсменка, занимается футболом. Фото: из Instagram героини материала

— Сегодня мой заработок в год «грязными» примерно 600 тысяч крон (около 165,2 тысячи рублей), это с учетом подработок на ивентах. Из этой суммы вычитают налоги, но так как они рассчитываются по прогрессивной шкале, то их процент все время разный, держится на уровне 33−37%. Остается 378−402 тысяч крон (104−110,7 тысячи рублей. — Прим. ред.).

Отметим, что в Норвегии работники культуры и искусств получают довольно низкие зарплаты по сравнению с сотрудниками других отраслей. По данным Статистического управления страны, в 2022 году средний месячный заработок «брутто» хореографов и танцоров составил 41 790 крон или 11,5 тысячи рублей (если они работают на частных или государственных предприятиях).

А вот три самые высокооплачиваемые не руководящие работы в Норвегии: торговые и судовые брокеры — 117 040 крон (32,2 тысячи рублей), финансовые брокеры — 108 080 крон (29,8 тысячи рублей), врачи-специалисты — 100 510 крон (27,7 тысячи рублей).

Несмотря на то что работать Татьяне приходится много и тяжело, у нее никогда не возникало желания вернуться обратно в Беларусь, разве что иногда отправиться на родину в отпуск.

— Я хорошо помню, как мама в Витебске бегала по десяти магазинам, чтобы найти со скидкой какие-то коричневые бананы. Нет, не хочу так. В Норвегии жить комфортнее, на одну зарплату можно больше себе позволить. К тому же в стране очень крепкая социальная поддержка, если денег не хватает, то тебе помогут. Еще мне очень нравятся норвежцы, они похожи на белорусов — добрые, открытые, наивные.

В планах Татьяны — отучиться в магистратуре по своему профилю, а потом устроиться на работу в национальную государственную школу, где готовят танцоров с высшим образованием, педагогам там платят больше, есть возможность развивать свои проекты.