Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  2. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  3. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  4. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  5. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  6. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  7. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  8. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  9. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  10. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  11. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  12. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  13. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  14. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
Чытаць па-беларуску


Агентство США по международному развитию (USAID) было создано еще при президенте Джоне Кеннеди — в 1961 году. Целью работы ведомства стало продвижение демократических ценностей за рубежом с помощью ликвидации крайней бедности, развития экономики, борьбы с насилием, последствиями эпидемий и другими проблемами. С 1999 года Агентство работало в Беларуси: помогало пострадавшим от Чернобыльской катастрофы, развивало медицину, гражданское общество, поддерживало частный бизнес, сообщества людей с инвалидностью, детей-сирот и другие уязвимые группы населения. Но в конце 2021-го власти вынудили закрыть белорусский офис USAID. Тем не менее Агентство продолжает работу для нашей страны. О том, как это происходит, а также в целом о политике США в отношении Беларуси мы поговорили с Марком Симаковски — заместителем помощника администратора USAID, курирующим региональные программы помощи нашей стране, а также Украине и Молдове.

Заместитель помощника администратора USAID, курирующий региональные программы помощи Беларуси, Украине и Молдове, Марк Симаковски. Фото: usaid.gov
Заместитель помощника администратора USAID, курирующий региональные программы помощи Беларуси, Украине и Молдове, Марк Симаковски. Фото: usaid.gov

— Офис USAID в Беларуси закрылся в 2021 году. Поддерживает ли сейчас организация какие-то контакты с официальным Минском?

— Нарушение Минском прав человека и соучастие в войне России в Украине привели к тому, что USAID теперь не имеет никаких контактов и не работает с белорусским правительством. Но правительство США, конечно же, имеет контакт с белорусскими властями.

У вашей страны по-прежнему есть посольство в Вашингтоне. Правительство США всегда открыто для конструктивного диалога с белорусскими властями. Но по понятным причинам он сейчас ограничен. Соучастие белорусского правительства в войне и активная поддержка российской агрессии в Украине определенно ограничили как контакты, так и любое реальное сотрудничество. Конечно же, правительство США не перерезает все связи с белорусским правительством и сохраняет контакты там, где это необходимо, для обсуждения вопросов, вызывающих озабоченность.

— Можете привести примеры вопросов, по которым ведется такой диалог?

— В первую очередь мы заинтересованы в сохранении канала связи [с белорусскими властями] для выражения отношения правительства США к действиям белорусского режима и поддержке Минском агрессивной войны России. Также мы продолжаем призывать к освобождению 1500 политзаключенных. В наших сообщениях озвучиваются потребности белорусского гражданского общества — мы подчеркиваем, что правительство США остается преданным партнером белорусского народа.

Помощь для Беларуси от USAID и ЮНИСЕФ во время пандемии COVID-19. Фото: usaid.gov
Помощь для Беларуси от USAID и ЮНИСЕФ во время пандемии COVID-19. Фото: usaid.gov

Кроме того, мы, конечно, стараемся подчеркнуть риски и цену для белорусского правительства, продолжающего поддерживать агрессивную войну России. В частности, относительно некоторых шагов, которые власти предприняли для подрыва суверенитета Беларуси, разместив в стране российских военных, репрессируя собственных граждан и принимая другие меры, из-за которых страна продолжает скатываться к авторитаризму — что, опять-таки, в корне противоречит интересам белорусского народа.

Вот почему мы хотим по-прежнему иметь открытые каналы взаимодействия. Но, повторюсь, именно у USAID нет никаких контактов с правительством Беларуси, их поддерживают наши коллеги из Госдепартамента.

— Возможен ли, по-вашему, какой-то полноценный диалог с официальным Минском (например, в будущем), пока Лукашенко остается у власти, а тысячи людей находятся в тюрьмах из-за их политических убеждений?

— Соединенные Штаты очень четко заявили о том, что режим Лукашенко должен сделать, чтобы добиться ослабления санкций и налаживания реального эффективного диалога с ним. Это освобождение всех политзаключенных, прекращение репрессий против белорусского народа и прекращение соучастия Беларуси в полномасштабном вторжении в Украину.

Но я думаю, что по нынешней ситуации и решениям белорусских властей видно, что их цель — подавить собственное население, а также принципиально помешать свободным и честным выборам, нелегитимно захватив власть. Все эти шаги, я думаю, делают отношения сложными и, скорее всего, исключают возможность вести реальный конструктивный диалог с режимом. Власти Беларуси продолжают предпринимать шаги, направленные на подрыв независимости, суверенитета и способности страны выбирать свой путь. Так что я думаю, отношения будут оставаться сложными, пока режим Лукашенко коренным образом не изменит свой подход и политику по отношению к собственному народу и к своим соседям.

— Какую помощь USAID оказывает белорусскому гражданскому обществу сейчас?

— Мы очень гордимся работой, которую проделали для партнерства с белорусским народом за последние 20 лет. И США не только планируют продолжить это партнерство, но будут стараться его расширить. Мы убеждены, что белорусский народ сильно отличается от режима. Большинство белорусов не согласны с действиями Лукашенко. Мы поддерживаем тех граждан, которые ищут альтернативное будущее для Беларуси. И, конечно же, мы очень благодарны тем белорусам, которые поддерживают украинский народ в трудную минуту.

Сейчас мы работаем по целому ряду направлений. Все они нацелены на то, чтобы поддержать неизменную надежду белорусского народа на демократическую, независимую и суверенную Беларусь. До августа 2020 года, когда случились все эти ужасные события внутри вашей страны, реализовывалось множество проектов. Во многом благодаря этому в Беларуси были сильные независимые СМИ, живое гражданское общество, развивающиеся политические организации и амбициозный частный сектор. Поэтому наше внимание и наша помощь сейчас направлены на обеспечение того, чтобы эти независимые СМИ, гражданское общество и частный сектор выжили во время нападений властей и продолжающихся репрессий. Белорусам эти организации сейчас действительно нужны как никогда. То, что мы делаем сейчас, заключается в поддержке этих институтов.

Белорусские дети, участвовавшие в одной из сессий в рамках Глобальной недели предпринимательства при поддержке USAID. Фото: usaid.gov
Белорусские дети, участвовавшие в одной из сессий в рамках Глобальной недели предпринимательства при поддержке USAID. Фото: usaid.gov

В частности, в случае с независимыми СМИ мы считаем, что свободная пресса играет решающую роль в продвижении демократии и привлечении властей к ответственности за их действия. Как вы прекрасно знаете, журналисты — это основа свободы слова, они обеспечивают общественность фактами и делают правительство подотчетным для граждан. А потому мы сотрудничаем с независимыми медиа и журналистами, которые подверглись гонениям со стороны белорусских властей. Помогаем им восстановиться в изгнании, сохранив при этом аудиторию, содействуем в противостоянии пропаганде, благодаря публикации информации, основанной на фактах.

Развитие гражданского общества является еще одним ключевым элементом нашей работы. Мы активно сотрудничаем с партнерами из гражданского общества, которые стремятся расширить возможности для участия граждан в общественной жизни. Это тоже ключевая опора [для демократии]. Поэтому мы поддерживаем гражданское образование.

Есть проекты по сохранению ментального здоровья и психосоциальной поддержке для белорусов. Также мы помогаем бывшим политическим заключенным. Стремимся развивать программы лидерства и поддерживаем развитие различных групп гражданского общества, так как убеждены, что они могут помочь белорусам в решении их проблем — как внутри страны, так и в эмиграции.

Еще одна ключевая составляющая того, что мы сейчас делаем, — это программы для частного сектора. Мы помогаем белорусским предпринимателям справляться с экономическими стрессами, помогая им расширяться на западных рынках. Стараемся поддерживать белорусские бизнесы, чтобы они могли превращать свои идеи в успешные предприятия. Эта поддержка включает как доступ к финансам, так и к бизнес-услугам, знаниям и инструментам, необходимым предпринимателям.

Как вы знаете, Беларусь была процветающим IT-центром до августа 2020 года, когда правительство Лукашенко решило репрессировать собственное население. Сейчас мы работаем над тем, чтобы эти предприниматели могли, как и раньше, сосредоточиться на разработке инноваций. И, конечно, помогаем им получить такие навыки и связи на Западе, которые позволили бы им продолжать играть ключевую роль в будущем Беларуси.

Акция солидарности возле администрации ПВТ 14 августа 2020 года. Фото: TUT.BY
Акция солидарности возле администрации ПВТ, 14 августа 2020 года. Фото: TUT.BY

— Если я верно понимаю, главная цель — помочь этим институтам выжить в условиях изгнания, верно?

— Не совсем. Задача не только в том, чтобы они просто выжили, но и чтобы восприняли свое изгнание как вызов и новую возможность. Мы бы хотели, чтобы они продолжили развиваться, наладили связи за пределами Беларуси и продемонстрировали ключевую роль, которую гражданское общество будет играть в будущей демократической Беларуси. И, конечно же, сохранили свои связи с людьми внутри страны.

— А что USAID делает для людей внутри Беларуси?

— Мы видим большое желание со стороны граждан внутри страны иметь право голоса в будущем Беларуси, когда это станет безопасно. И стараемся поддерживать с ними связь. В частности, поддерживаем медиа в изгнании для создания информации и контента, которые приносят пользу белорусам внутри страны и предоставляют им альтернативный источник информации.

Но другие проекты в самой Беларуси остаются сложными из-за репрессивной среды, которую установил режим Лукашенко. Мы очень серьезно относимся к безопасности наших партнеров, да и, откровенно говоря, вообще всех белорусов. Поэтому мы не подталкиваем людей или организации внутри страны сотрудничать с нами или выполнять работу, которая была бы для них рискованной. Кстати, некоторые из наших программ включают в себя тренинги, в рамках которых рассказываем, как белорусы могут обезопасить себя.

С другой стороны, запрос на нашу работу со стороны белорусов в изгнании сейчас даже превышает тот объем ресурсов, которым мы располагаем. Мы очень сильно заинтересованы в деятельности белорусского сообщества в эмиграции. И поддерживаем ее, чтобы правдивая и точная информация продолжала доходить до людей, которые остаются в стране, а также чтобы те, кто находится за ее пределами, когда-нибудь смогли вернуться и снова строить свое будущее в Беларуси.

— После 2020 года власти разгромили практически все неправительственные организации в стране…

— Очевидно, что цель режима — задушить тех, кто имеет какие-либо независимые взгляды и мышление, да и вообще всех, кто хочет видеть свободную, независимую и суверенную Беларусь. И эти амбиции властей существенно выросли с 2020 года. Режим Лукашенко стремился противостоять всем тем десяткам тысяч голосов, которые говорили о необходимости перемен в стране к лучшему.

И все же мы считаем, что у Беларуси по-прежнему есть невероятный потенциал. Режим Лукашенко использовал войну — войну России, которую она развязала — для дальнейшего подавления инакомыслия внутри страны. Поэтому мы серьезно озабочены по поводу того, что происходит в вашей стране. Но опять же, есть огромная надежда [на демократическое будущее страны], и к этому есть потенциал.

Насилие на улицах Беларуси после выборов 2020 года. Фото: TUT.BY
Насилие на улицах Беларуси после выборов 2020 года. Фото: TUT.BY

Мы поддерживаем демократические устремления белорусского народа, которые очень четко согласуются с целями и интересами внешней политики США в регионе. В конечном счете, наша цель очень ясна: мы хотим видеть Беларусь страной, способной оставаться независимой и суверенной, способной выбирать свой путь мирным и демократическим путем. И только сами белорусы будут определять, какой они хотят видеть свою родину, когда жестокое вторжение России в Украину, как мы верим, закончится победой последней. Мы бы хотели, чтобы у белорусов к тому времени сохранилась возможность выбирать свой собственный путь.

Я по-прежнему очень оптимистично смотрю на будущее Беларуси. И, как и раньше, считаю, что существует критическая масса белорусов, которые привержены демократической Беларуси — не только сейчас, но и в долгосрочной перспективе. Но демократия сложна. Граждане должны работать, чтобы создать демократическое общество и сохранить свои свободы. Белорусы добились в этом удивительного прогресса — приняли демократические ценности, смогли создать негосударственные институты. А потому США будут оставаться партнером Беларуси. До тех пор, пока люди в вашей стране привержены демократии, мы будем оставаться надежными партнерами для белорусского народа в вопросе достижения более демократического будущего.

— Откуда у вас такой оптимизм? Ведь ситуация за последние три года стала только хуже.

— Я думаю, что регион [Восточной Европы] сейчас находится на историческом перекрестке, и мне кажется, что действия режима в Москве являются четким признаком его фундаментальной слабости, огромного внутреннего перенапряжения путинского режима. И точно так же все те, кто встал на сторону России, тоже действуют из-за уязвимости и слабости, а не из-за собственной силы.

Знаете, полтора года назад казалось очевидным, что Москва через своих прокси в Беларуси сможет застать врасплох и нанести удар по правительству в Украине, и таким образом захватить суверенную, независимую страну. Но теперь очевидно, что этот план провалился. То, что мы сейчас видим, для меня однозначно. Мы видим Украину в контрнаступлении. Мы видим живое и независимое украинское государство, которое борется за свою свободу. Мы видим международное сообщество, которое сплотилось, чтобы поддержать Украину, поддержать курс на противодействие российской агрессии в регионе.

Уничтоженная военная техника на одной из улиц города Буча в Киевской области, Украина, 1 марта 2022 года. Фото: Reuters
Уничтоженная военная техника на одной из улиц города Буча в Киевской области, Украина, 1 марта 2022 года. Фото: Reuters

Наверняка вы увидели единство и в том, как мы подходим к Беларуси. Мы стали свидетелями ужесточения санкций против белорусского режима, усиления критики и изоляции режима, масштабирования поддержки белорусских демократических сил. Мы очень четко и твердо продемонстрировали решимость в том, чтобы дать понять, что интересы трансатлантического сообщества распространяются на Украину и Беларусь.

В результате того судьбоносного решения, принятого [Кремлем] в феврале прошлого года — и я думаю, что события на прошлых выходных это демонстрируют (речь о попытке мятежа ЧВК Вагнера. — Прим. ред.), — мы видим фундаментальные трещины в путинском режиме, слабость, а также огромную возможность для поддержки наших интересов и поддержки тех обществ в регионе, которые ищут перемен.

— Какие условия нужны Беларуси, чтобы стать демократической и не потерять свой суверенитет после того, как война закончится?

— Я думаю, что основным фактором для трансформации является приверженность белорусского народа поиску лучшего будущего для своей страны. И эта приверженность, я думаю, остается сильной. Мы видим это как среди белорусов, оказавшихся в изгнании, так и среди тех, кто остался в стране и поддерживает с ними связь. Маркеры спроса [общества на демократию в Беларуси] явно есть. Очевидна демократическая ориентация белорусов, что, я думаю, критично важно и для обеспечения мира в Украине.

В конечном счете устойчивые репрессии, которые лишь разгоняются в Беларуси, вероятно, как раз являются ответом на продолжающийся спрос на перемены внутри страны. И по мере того, как режим становится все более отчаявшимся, чувствует себя все более изолированным и все более неустойчивым, он все сильнее набрасывается на свое население и репрессирует его. Конечно, это ужасно прискорбно, но, я думаю, что в это же время это знак и указание на то, что внутри Беларуси все еще есть жажда перемен.

Мир вдохновился белорусским народом, самой Беларусью и ее женщинами во время мирных протестов. А потому мы продолжим защищать народ Беларуси, который сталкивается с невероятной жестокостью, когда пытается реализовать свои демократические свободы.

Акция протеста против фальсификации результатов выборов и насилия в Гродно, 16 августа 2020 года. Фото: TUT.BY
Акция протеста против фальсификации результатов выборов и насилия в Гродно, 16 августа 2020 года. Фото: TUT.BY

— В белорусском обществе существует дискуссия на тему того, как необходимо освобождать политзаключенных. Часть людей считает, что стоит предложить Лукашенко снять санкции в обмен на выход этих людей из тюрем. А есть ли какие-то сигналы от белорусских чиновников о том, что они готовы на диалог по этой проблеме?

— К сожалению, мы наблюдаем в основном противоположное: продолжающиеся задержания внутри Беларуси и репрессии в отношении тех, кто находится в изгнании. О ряде задержанных оппозиционеров ничего неизвестно — ни их местонахождение, ни состояние здоровья. Таким образом, мы не видим сигналов, которые, по нашему мнению, продемонстрировали бы открытость или готовность режима Лукашенко освободить политических заключенных.

Но мы, конечно, остаемся открыты к диалогу. Необходимо освободить всех политических заключенных в Беларуси, и мы очень твердо в это верим. Нужно положить конец репрессиям против белорусского народа и в конечном счете положить конец соучастию Беларуси в полномасштабном вторжении России. Я думаю, что все, что мы делаем, должно быть направлено на эти цели.