Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Что станет следующей разменной монетой?» Тихановская ответила на вопросы из интервью Лукашенко
  2. Министр юстиции рассказал, почему в Беларуси были закрыты некоторые некоммерческие организации
  3. Посмотрели, чем известны пограничники, судьи, силовики и работники госСМИ, попавшие под новые санкции. У многих — госнаграды
  4. «Вся страна дрожала». История первого маньяка независимой Беларуси
  5. Белгидромет объявил желтый уровень опасности на субботу и воскресенье
  6. «Это было просто выживание». История шести сирийцев, добравшихся через Беларусь в Нидерланды
  7. «Убежали, перестали платить, прикрываются покровителями». Замглавы АП высказался про новый налог, который может затронуть Lamoda и Wildberries
  8. Замглавы АП рассказал, какой ущерб ожидается от санкций ЕС и как его планируют возмещать
  9. «Воскрес» в Алжире, изобрел доилку, пугающую коров, и стал отцом «Нивы». История белоруса, у которого все получилось
  10. В объединенном санкционном списке 22 предприятия. Кто в него попал?
  11. Адвокаты — о том, что грозит тем, кто «донатил» проектам — теперь уже экстремистским формированиям, или получал от них помощь
  12. Макей из Швеции прокомментировал присутствие Тихановской в Стокгольме во время СМИД ОБСЕ
  13. Погранкомитет Беларуси заявил, что украинский вертолет нарушил границу (Украина опровергает). Видео инцидента


Недавно стало известно о назначении нового министра юстиции: им стал бывший замглавы МВД Сергей Хоменко. В системе Минюста Хоменко никогда не работал, однако назначавшего его Александра Лукашенко это не смутило. «В какой-то степени это шаг неординарный — это для тех, кто не погружен в эту тему. С точки зрения погруженности в проблему это вполне нормально», — заявил он. В тот же день новый пост занял другой экс-силовик: бывший замглавы КГБ, ранее командовавший спецподразделением ведомства «Альфа», Олег Чернышев. Он стал заместителем председателя президиума Национальной академии наук. Назначения силовиков на «гражданские» посты — не редкость после президентских выборов 2020 года. Мы решили вспомнить другие подобные случаи и поговорить с экспертом о том, что это может означать.

Скриншот видео: Беларусь 1
Кадры госТВ с совещания Лукашенко по вопросам кадровых решений в сфере госбезопаности 18 октября 2021-го года. Скриншот видео: Беларусь 1

Юрий Караев

Одним из первых силовиков, внезапно сменивших место работы после выборов, стал тогдашний глава МВД Юрий Караев. Министром он не пробыл и полутора лет: портфель получил в июне 2019-го года, а уже в конце октября 2020-го был отправлен в Гродненскую область, помощником Лукашенко.

На этом месте экс-министр МВД работает и сейчас. При этом из публичного пространства он практически выпал — о каких-то ярких заявлениях бывшего главы министерства внутренних дел не слышно. В марте 2021 года Лукашенко заявил, что считает Караева и экс-министра здравоохранения Владимира Караника «крепкими кандидатами» на должность президента. Правда, Караев никак не сможет даже баллотироваться на этот пост — он родился в России, а президентом Беларуси может стать только гражданин, родившийся здесь.

Валерий Вакульчик

Сменил работу и экс-руководитель КГБ Валерий Вакульчик. В отличие от бывшего главы МВД, на своем кресле Вакульчик находился весьма продолжительный срок: с 2012-го года.

3 сентября 2020-го Лукашенко снял Вакульчика с должности главы КГБ и назначил госсекретарем Совбеза. Правда, в Совбезе он не засиделся — в один день с новостью об освобождении от должности Караева стало известно, что бывшего главу КГБ назначили помощником Лукашенко — инспектором по Брестской области, уволив при этом в запас по возрасту. Как и в случае с Караевым, об экс-главе КГБ на новом месте практически ничего не слышно.

Фото: TUT.BY
Валерий Вакульчик. Фото: TUT.BY

Александр Барсуков

Еще один экс-силовик, попавший в волну увольнений-назначений конца октября — Александр Барсуков, бывший до этого замом Караева.

Во время послевыборных протестов Барсуков посетил ИВС и ЦИП на Окрестина, после чего заявил журналистам, что в отношении задержанных «никаких издевательств не было». На остальные вопросы тогдашний замминистра не ответил.

В конце октября 2020-го года Барсукова освободили от должности замглавы МВД и уволили в запас, назначив при этом помощником Лукашенко — инспектором по Минску. При этом Барусков периодически выступает в СМИ. Например, в ноябре 2020-го он высказывался о дворовых собраниях.

«Нормальные люди вместе с коммунальными службами наводят порядок на дворовых территориях. Делают красиво, достойно. А потом приходят вандалы, начинают наносить какие-то надписи, устанавливать непонятно что, шуметь. Как можно отдыхать в такое время? Население возмущается. А когда нормальные граждане и вовсе начинают выяснять с ними отношения, возникают скандалы, драки», — говорил тогда он.

Вадим Синявский

Уже в марте 2021 должность в правительстве получил еще один экс-силовик — Вадим Синявский. Правда, его новое место работы совсем уж «гражданским» не назовешь — милиционер возглавил МЧС. С другой стороны, его предшественник — Владимир Ващенко, занимавший пост 11 лет, — профессиональный спасатель, на службу пожарным заступил еще в 1981 году. Синявский же почти всю жизнь служил в органах. До нового назначения он работал в Гродно — руководил областной милицией.

На этой должности он находился и во время выборов 2020 года. После массовых акций протеста Синявский извинился за применение силы и пообещал освободить всех задержанных за участие в митингах. На встрече с бастующими сотрудниками завода «Химволокно» приносил людям извинения за действия милиции и заявлял, что ему стыдно за действия некоторых сотрудников органов.

Фото: Радыё Свабода
Вадим Синявский на заводе «Химволокно» во время протестов 2020-го года. Фото: Радыё Свабода

11 марта Лукашенко назначил Синявского министром по чрезвычайным ситуациям. Во время назначения он признался, что предложение занять должность в МЧС было для него неожиданным.

«Чтобы было сподручнее держать всех в кулаке»

— Александру Лукашенко в принципе импонируют люди в погонах, — рассуждает о свежих назначениях политический аналитик Александр Класковский. — Он сам всегда козыряет своим прошлым, в частности, в пограничных войсках, с удовольствием об этом вспоминает. И сам тяготеет к армейским, военизированным порядкам во всех сферах. Поэтому люди в погонах ему кажутся идеальными руководителями. Действительно, на первых порах эпохи правления Лукашенко такой армейский подход, когда самый главный командир отдает жесткие указания, а подчиненные щелкают каблуками, давал свои плоды. Система нормально работала, потому что по сути была продолжением советской административно-командной системы. Лукашенко тогда оседлал этого конька, и так до сих пор и не хочет с него слезать, хотя за четверть века и белорусская экономика, и наше общество сильно изменились.

Эксперт считает, что вопреки жестким подходам властей, в стране сформировался национальный бизнес, появилась перспективная IT-отрасль. Настроения прослойки людей, которые привыкли жить своим умом и зарабатывать на хлеб «не глядя в рот начальству», вошли в противоречие с командной системой Лукашенко.

— Айтишника про помощи нагоняя особо не заставишь работать, щелканье плеткой в таких ситуациях не помогает, — говорит аналитик. — Он, скорее, соберет чемодан, положит ноутбук в рюкзак и поедет за границу, что сейчас отчасти и происходит. Общество стало гораздо более сложным во всех планах, и прежний казарменный солдафонский подход к управлению страной сегодня выглядит анахронично. Но Лукашенко держится за него и продолжает раз за разом назначать людей в погонах на разные должности. Причем порой на должности в сферах, где эти кадры не имеют вообще никакого опыта — не то что руководящего.

Кроме самого мышления Лукашенко, заставляющего принимать такие решения, Александр Класковский выделяет и ряд других факторов.

— С одной стороны, он заявляет, что «мы победили БЧБ-шников», а с другой сам с ноткой тревоги говорит, что нельзя расслабляться и враги не дремлют, — комментирует собеседник. — То есть, ощущения полной победы нет, и поскольку война продолжается, то и подход к кадрам соответствующий: пусть будет не самый большой интеллектуал или искусный менеджер, но зато возьмет под козырек и добьется выполнения приказа, даже ломая подчиненных через колено. Кроме того, в ряде ведомств случился исход сотрудников: взять тот же МИД, где людям совесть подсказала, что лучше ничего общего с системой не иметь. Да и вообще наиболее дальновидная часть кадров сейчас не очень-то рвется на руководящие должности, понимая, что все может быстро измениться, и потом за какие-то неблаговидные дела придется отвечать. Во многих органах и вовсе прошли «чистки», что тоже усугубило кадровую проблему.

Стечение этих обстоятельств, по мнению эксперта, и становится причиной таких назначений. С одной стороны выбор кадров и так небольшой, с другой — именно выходцы из силовых структур кажутся наиболее преданными и исполнительными людьми, которые могут решать текущие задачи власти.

— При этом наиболее преданным кадрам Лукашенко старается обеспечить «золотой парашют», — отмечает аналитик. — Я бы отнес именно к таким случаям назначения Караева, Вакульчика и Барсукова. Мы сегодня об этих людях почти не слышим, сложно даже представить, чем они занимаются. Можно сказать, что вождь политического режима просто пристроил верные кадры, подогнал под них какие-то должности, чтобы отблагодарить за службу.

Собеседник отмечает, что раньше Лукашенко прислушивался к голосам умеренных реформаторов в своем окружении, и экспериментировал с кадрами — к таким примерам можно отнести назначение премьером Сергея Румаса, который имел репутацию рыночника.

— Но поскольку у самого Лукашенко мнение о рыночной экономике негативное (в его представлении этот какая-то вакханалия), то он и Румаса, и других рыночников постоянно жестоко ругал. А после событий 2020-го года Лукашенко ни в политике, ни в экономике, я думаю, уже на какие-то эксперименты не пойдет. Его сильно психологически травмировал взрыв народного возмущения, и он решил «закрутить гайки» до предела — это единственный шанс удержать власть. Это имеет свои негативные последствия: экономический рост замедляется, независимые эксперты говорят, что он постепенно сойдет на нет, а международные финансовые институты и вовсе предсказывают на следующий год падение. При этом перестраивать систему Лукашенко не готов. Думаю, он окончательно законсервировался в своих взглядах на экономику: «лучше пусть будет вся огосударствленная, чтобы было сподручнее держать всех в кулаке».