Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Что мы с ними телепаемся?» Лукашенко наказал «цивилизованно» выслать «работающих во вред» западных дипломатов
  2. Учителя бьют тревогу: в 2022-м в лицей № 1 и лицей № 2 Минска не будут набирать новых учеников
  3. Белгидромет объявил желтый уровень опасности на субботу и воскресенье
  4. В объединенном санкционном списке 22 предприятия. Кто в него попал?
  5. Макей из Швеции прокомментировал присутствие Тихановской в Стокгольме во время СМИД ОБСЕ
  6. Замглавы АП рассказал, какой ущерб ожидается от санкций ЕС и как его планируют возмещать
  7. «Воскрес» в Алжире, изобрел доилку, пугающую коров, и стал отцом «Нивы». История белоруса, у которого все получилось
  8. Адвокаты — о том, что грозит тем, кто «донатил» проектам — теперь уже экстремистским формированиям, или получал от них помощь
  9. «Это было просто выживание». История шести сирийцев, добравшихся через Беларусь в Нидерланды
  10. «Лукашенко объединил Запад». Эксперты оценили общее решение по санкциям и возможную реакцию Минска
  11. Матери пятерых детей Ольге Золотарь вынесли приговор
  12. «Вся страна дрожала». История первого маньяка независимой Беларуси
  13. «Дефицит сырья на внутреннем рынке». В Беларуси возникли проблемы с молоком. Что происходит
  14. «Я свой пост никогда не оставлю». Искусственный интеллект ответил на вопросы для Лукашенко
  15. Головченко анонсировал ответные санкции и обвинил Запад в том, что не умеет вводить ограничения
  16. Было 29, осталось 15. «Белавиа» из-за санкций Евросоюза сократила флот
  17. «Убежали, перестали платить, прикрываются покровителями». Замглавы АП высказался про новый налог, который может затронуть Lamoda и Wildberries
  18. «Ты словил этого красавца?» Как люди Лукашенко охотятся за белорусами в России
  19. Погранкомитет Беларуси заявил, что украинский вертолет нарушил границу (Украина опровергает). Видео инцидента
  20. «Что станет следующей разменной монетой?» Тихановская ответила на вопросы из интервью Лукашенко


Больше года белорусы живут в новой реальности, и часть этой реальности — страх. Страх оказаться под «уголовкой» за комментарий или, например, попасть на сутки за носки неподобающего, по мнению властей, цвета. Как со всем этим жить и не сойти с ума, мы поговорили с психологом Натальей Скибской.

Снимок используется в качестве иллюстрации.

По мнению Натальи Скибской, в страхе сейчас живет большинство белорусов. Причем интенсивность «устрашающих действий» возрастает. Что это значит? В связи с тем, что реакция людей на происходящее со временем притупляется, поясняет специалист, каждый новый стимул должен быть мощнее предыдущего.

— Вспомните, в самом начале любое событие с задержанием или избиением вызывало шок и стресс. А сейчас человек думает: «Ну вот, еще к одному пришли» или «очередного забрали». Чувствительность рецепторов снижается, поэтому, чтобы вызвать хотя бы такую же по уровню реакцию, каждый последующий стимул должен быть сильнее. Это особенность функционирования нас как биологических существ, — отмечает специалист. — Простая аналогия с наркоманом. Чтобы ощущения были хотя бы такие же, ему нужна все большая и большая доза. Когда стало понятно, что 15 сутками людей уже не напугать, начали заводить «уголовки».

— Выходит, государство в лице, например, тех же силовиков, не может перестать запугивать людей? Получается, замкнутый круг.

— Силовики боятся: вдруг все отмотается назад и люди снова начнут выходить.

Снимок используется в качестве иллюстрации.

— Какая цель у тех, кто старается держать общество в страхе?

— Их несколько. Во-первых, не потерять контроль над ситуацией в обществе. Во-вторых, избежать наказания за сделанное, — перечисляет специалист. — И, в-третьих, желание не оказаться на месте жертвы. Как правило те, кто применяет насилие, хорошо знают, что такое быть битым, потому что сами были свидетелями или жертвами избиения. И логика у них такая: если я ослаблю хватку, бить начнут меня. Запугивание происходит именно из страха. И делается это в основном по отношению к тем, кто заведомо слабее и не может дать отпор. Вспомните, как ведут себя хулиганы, с кем они задираются.

— Что при этом чувствуют те, кого пытаются запугать?

— У человека реакция на каждую из ситуаций зависит от персонального жизненного опыта. Люди, у которых, предположим, были хорошие родители, или которые попадали в непростые ситуации и смогли их «разрулить», на многие вещи реагируют спокойно. У них есть вера в свои силы и понимание: я справлюсь. В то же время, кого-то новое устрашающее обстоятельство, например, новость про 7 лет за подписку на телеграм-каналы, напугает, и они тут же отпишутся. Кого-то эта информация будет раздражать, а есть те, кто над этим просто посмеется. Кроме того, найдутся и те, у кого чувствительность рецепторов сильно снижена, они могут новость вообще проигнорировать.

— А есть те, кому все равно?

— Нет, наши физиологические реакции очень автоматические. Не бывает так, что тебе прилетело, а ты сидишь в позе лотоса. Конечно, можно научиться чувствовать себя более сильным и, если на тебя замахиваются, не дергаться. Но «отключить» страх нельзя. Это физиология. Данная реакция, как и другие, нам нужна, чтобы мы выживали и сохраняли себя как живое существо, — рассуждает психолог. — Даже те, кто старается жить вне политики, чувствуют: рядом происходит что-то небезопасное, а значит, просто по закону вероятности и они могут оказаться в беде. Сейчас у людей нарушена базовая потребность — потребность в безопасности. И, соответственно, в обществе высокий уровень тревоги и страха. Это выражается в физическом и эмоциональном напряжении.

Снимок используется в качестве иллюстрации

— Сторонники власти тоже испытывают страх?

— Они ведь тоже живые люди. Но эмоционально они присоединяются к агрессорам, идентифицируют себя с «побеждающей» стороной, ведь безопаснее чувствовать себя сторонником более «сильного». При этом, у некоторых страх выливается в сильную агрессию. Наверняка, многие замечали: если попробовать переубедить такого человека, он начинает говорить громче, напористее. Чем сильнее они пугаются, тем агрессивнее становятся.

«Есть лишь одна „точка“, после которой люди перестают бояться, — это грань нашей жизни»

— А есть «точка», после которой люди уже перестают бояться?

— Эта точка у всех одна — грань нашей жизни. Когда возникает непосредственная угроза жизни, человек готов защищать себя более активно.

Важную роль в этом моменте, продолжает специалист, играет и то, чем тебя пугают.

— Возьмем ситуацию домашнего насилия. Муж бьет жену, это происходит годами, и она терпит. Но, например, стоило ему тронуть детей, и она говорит себе: «Стоп, больше терпеть не буду». Может появиться что-то, что сильнее твоего внутреннего страха, — и ты не станешь мириться с ситуацией.

— А можно ли примириться со страхом и продолжать в нем жить?

— Если мы говорим о белорусах — да. У нас в обществе широко практикуются все виды насилия — эмоциональное, экономическое и даже физическое. В семьях домашнее насилие — обычная практика: муж бьет жену, родители — детей. Затем человек идет на работу, а там все продолжается уже в формате «я начальник — ты дурак». Почему это происходит? Потому что у многих белорусов философия: молчи, будь хитрым, не высовывайся. Несколько столетий наша территория была под кем-то. Сейчас живут потомки тех, у кого в программе рода записано, «чтобы выжить, нужно молчать и подчиняться».

Фото: pixabay.com
Снимок используется в качестве иллюстрации

— Откуда тогда берутся агрессоры?

— Тоже из семьи. Ребенок изначально не является отдельной личностью, личность вырастает, выкристаллизовывается в процессе жизни. Сперва человек физически связан с мамой, после рождения остается психическая связь, которая постепенно трансформируется. Со временем малыш строит связи с другими людьми, обеспечивающими его выживание. Ребенок делает это, присоединяя себя к кому-то из родителей, а значит, в случае конфликтов дома он вынужден выбирать какую-то сторону. Когда маленький человек видит, как отец бьет мать, ему очень страшно. В таком случае безопаснее для него выбрать сторону агрессора, ведь лучше я буду бить, чем битый. Ребенок взрослеет и начинает использовать эту стратегию в своей жизни.

«Нужно работать с тем, что люди пережили, разбирать, а также допроживать травмировавшие людей ситуации»

А как жить, когда постоянно появляются новые причины для страха? Вариантов несколько, говорит Наталья Скибская. Можно складировать свои реакции на страх в область бессознательного, а затем «выпихивать их» в виде психозов, паранойи, фобий. Или же, продолжает специалист, ждать, пока все это выйдет в виде каких-то болезней (психосоматика) или аутоагрессии — активности, нацеленной на причинение себе вреда в физической и психической сфере.

Фото: Reuters
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

— Есть и другой вариант. Постараться осознать: «да, мне страшно, но что я делаю с этим страхом?» Не стоит «придавливать» его в себе — лучше искать безопасные формы его утилизации, например, озвучивать свои чувства тем, кто вас поймет и окажет эмоциональную поддержку, — говорит Наталья Скибская и поясняет. — В этом случае вы оказываетесь не одни в своем переживании.

Вариант третий — избавиться от страха через тело.

— Если человека что-то испугало, у него вырабатывается комплекс определенных гормонов — и, как результат, хочется либо драться, либо убегать, — рассказывает психолог. — Но, предположим, человек не делает ни одного, ни другого — реакция замораживается. Эти гормоны нужно утилизировать — ситуацию необходимо телесно доиграть, завершить. Например, сходить на тренировку или на пробежку.

— А что произойдет, когда ситуация, вызвавшая ощущение страха, который накрыл общество, вдруг закончится?

— Понадобится очень много психотерапевтов. Нужно работать с тем, что люди пережили, разбирать, а также допроживать травмировавшие людей ситуации, — говорит психолог и отмечает: — Когда войны заканчиваются, почему появляется так много пьяниц? Потому что организм привык быть напряжен, он не может расслабиться по щелчку. Человек ищет средства, чтобы снять напряжение, и начинает пить или ищет другие способы справляться с тяжело контролируемыми эмоциями, например, уходит в трудоголизм.

— Как жить, когда вокруг так много страха?

— Организм находит способ, как это сделать. Все выживают. Вопрос лишь в том, делает ли это только рептильный мозг (согласно гипотезе — наиболее древняя часть мозга, отвечающая за биологическое выживание, — Прим. Zerkalo.io). Либо же человек подходит к ситуации осознанно и идет менее травмирующим для себя путем: обращается к психологу, занимается спортом, — рассуждает Наталья. — Наша адаптация — это всегда приспособление к текущей ситуации.

— И в завершение, стоит ли стыдиться своего страха?

— Нет, со страхом нужно подружиться, страх нужно уважать и прислушиваться к нему. Это нормальная физиологическая реакция. Эволюция не зря придумала сигнальные системы. Как еще мы можем распознавать и реагировать на то, что опасно. Вот только быть рабом страха или его другом — каждый выбирает сам.