Поддержать команду Zerkalo.io
  1. В «Белтелеком» рассказали, когда планируют запустить мобильные услуги и что ожидает клиентов
  2. От перестановки слов местами суть не поменялась. Вот что власти изменили в итоговом проекте Конституции
  3. «Если не будет новых шоков». Нацбанк — про то, что будет с курсом рубля, ставками по кредитам и ценами
  4. Нацбанк прогнозирует «сложные условия» для белорусской экономики на 2022 год. Какие риски видит регулятор
  5. Объявлена дата нового референдума. Что было не так с тремя предыдущими
  6. Недействительный бюллетень как легальный способ высказаться. Демократические силы о стратегии и планах на референдуме
  7. Что будет с деревьями, которые вырубили мигранты? Попытались узнать у лесников и пограничников
  8. Лукашенко рассказал, что второй раз переболел коронавирусом — на этот раз «омикроном»
  9. «У Лукашенко есть возможность просидеть до 2025 года». Артем Шрайбман отвечает на злободневные вопросы читателей Zerkalo.io
  10. Лукашенко высказался про референдум и назвал условия проведения новых выборов и своего ухода из власти
  11. «Стоимость продуктов растет». Власти повысили цены на питание в школах и детских садах. Когда и на сколько подорожает
  12. В «Белаэронавигации» прокомментировали обвинения США по факту вынужденной посадки Ryanair
  13. Помощник Лукашенко назвал новую «стоимость» коронавируса — сутки в реанимации три тысячи рублей, вакцина — 120−240
  14. В школах и детских садах с 21 января пересмотрели нормы питания. Что изменилось
  15. Снег и метель. В выходные в Беларуси ожидается усиление морозов
  16. «От 20 лет до пожизненного». Почему США обвинили в авиапиратстве белорусских чиновников и сотрудников спецслужб?
  17. Маркевич сообщил, что в Беларуси уволили 300 культработников за «деструктивную позицию» (статья уже пропала с сайта СБ)
  18. Трагедия на Немиге и брутальный разгон «Марша Свободы». Каким был 1999 год в истории Беларуси
  19. Референдум по Конституции пройдет 27 февраля. В бюллетене будет только один вопрос
  20. В Беларуси заметно упало сельхозпроизводство. Меньше собрали картофеля, зерна и свеклы и меньше произвели мяса
  21. Новая Конституция разрешит политический кризис в стране? Спросили у политических экспертов
  22. На 21 января снова объявили оранжевый уровень опасности
  23. Уровень доверия ЦИК — 16%. Узнали, что еще показал новый опрос настроений белорусов
Чытаць па-беларуску


Юрий Дракохруст,

Беларусь (и белорусы) устали. Но перед страной лежат четыре дороги. Каким путем пойдет страна в ближайшие годы? Об этом размышляет Юрий Дракохруст для Zerkalo.io.

  • Юрий Дракохруст
    Юрий ДракохрустОбозреватель белорусской службы «Радио Свобода»

    Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

    Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

Первый путь — по тренду, тот, по которому она шла весь 2021 год: аресты, посадки, пытки, разгромы организаций. Его часто называют северокореизацией, вспоминая при этом 1937 год.

Это, впрочем, не совсем точно. Советская, нацистская, северокорейская системы с самого начала создавались такими, какими были.

В Беларуси же 2021 год — это типичная реакция. Нечто подобное происходит уже пять лет в Турции, после неудачи военного переворота. И там десятки тысяч людей репрессированы, тюрьмы полны политзаключенными, сотни общественных организаций и СМИ закрыты. Там в прошлом году по делу о перевороте пожизненное получили более 300 человек.

Это Северная Корея? Нет. Уважаемый член международного сообщества, член НАТО, между прочим. Теперешние турецкие порядки — это не новая тоталитарная система, это затянувшаяся реакция.

Так и в Беларуси по существу то же самое. Хотя, конечно, сидящим в тюрьме и ждущим стука в дверь от этих политологических тонкостей не легче. Однако реакции все же, как правило, не длятся вечно.

Турция — могучий игрок на международной арене. Ввести против нее какие-либо санкции за террор, учиняемый Эрдоганом, никому не придет в голову. К тому же у Эрдогана есть амбициозный политический проект — в определенном смысле возвращение в Азию, ревизия вестернизаторского проекта Ататюрка. Наличие большого проекта, основанного на глубокой культурной и исторической традиции, обеспечивает ему достаточно широкую общественную поддержку, несмотря на зверства реакции.

У Лукашенко нет ни того, ни другого. Страна поменьше, что позволено «султану» Эрдогану, не позволено ему. Ну и большие проекты в дефиците. «Форпост Евразии», «мы с Россией и Китаем» — это довольно убого и немножко смешно.

В результате сложно и с общественной поддержкой. Разнообразные опросы (Chatham House, ВЦИОМ) показывают, что «Саша 3%» — это неправда, но очень скромненько с поддержкой. Это к тому, что позволить себе многолетнюю реакцию ему будет непросто.

Второй путь, вторая дорога — это новый взрыв, повторение 2020 года. Противоречия, которые породили прошлогоднюю революцию, не были разрешены. А толчком может быть что угодно — ковид, экономические провалы, новый конфликт с Россией. Строго говоря, и в 2020 году до начала избирательной кампании мало что предвещало политическое землетрясение такой силы.

Власть, правда, всячески старается такой сценарий предотвратить, зачищая гражданское общество, сажая и выдавливая в эмиграцию активных. По-своему ее действия логичны. Впрочем, исторически это не всегда помогает, запаянный котел, в котором нарастает давление, может взорваться во всех точках.

Чудеса в жизни и в истории случаются, «черные лебеди» имеют обыкновение прилетать время от времени. Но не слишком часто. После выборов 2010 года и последующего погрома следующий общественный подъем произошел сначала через 7 лет (протесты «дармоедов»), а потом еще через три года.

Так же было и в далекой истории, в ХIX столетии польско-белорусские восстания тоже случались с дистанцией во много лет.

Третий путь — примирение, взаимопонимание. В апреле 2020 года Евгений Прейгерман написал статью, в которой предсказал, что взаимное неприятие общественных сил в стране может привести к очень печальным последствиям. Ну и в общем-то оказался прав. События 2020−2021 года этот раскол лишь усугубили.

И в этом смысле показателен «тест Воскресенского». На самом деле неважно, в какой степени его проект — плод его собственной эволюции, а в какой подсказан кураторами в погонах; неважно, это дешевая ловушка или возможность разрешить политический кризис.

Важно то, что никакой сколь-нибудь значимой реакции предложения Юрия Воскресенского не вызвали. И не только у оппозиционной, но и у умеренной части общества, да и у лоялистов тоже. Помилование всего 12 человек было показателем, в какой степени власть делает ставку на примирение.

Что Воскресенский со своими предложениями вызвал возмущение многих — это неудивительно. Но показательно, что не вызвал никакой реакции остальных.

Это не значит, что некое взаимопонимание не может возникнуть никогда в принципе. Но это значит, что как минимум не сейчас, не в ближайшее время. И не только потому, что продолжающиеся и даже нарастающие репрессии этому не способствуют. Но и потому, что таков общественный расклад.

Вроде, все? Какие еще могут быть варианты, пути? Между тем, есть еще один вариант, имя которого — усталость.

Это настроение зафиксировал, в частности, последний опрос Chatham House. Любви к Лукашенко не прибавилось (как и не убавилось, кстати), особой готовности понимать оппонентов не прибавилось тоже, скорее, наоборот, углубился раскол и взаимонепонимание.

А вот чего прибавилось, и сильно, — так это усталости. И это понятно. Революция — колоссальный выброс, взрыв общественной энергии. И разрядка народного «аккумулятора». А запас энергии не безграничен и не восполняется быстро.
И теперь многие, по-прежнему не испытывая симпатий к Лукашенко, не то что не готовы протестовать, но не хотят даже думать о политике.

При этом и рядовые лоялисты власти не демонстрируют большой жажды расправ и мести. У силовиков и пропагандистов раж не спадает, но устать могут и они. Не столько даже они - служба есть служба, - сколько их начальство. Не потому даже, что неуютно под санкциями и один на один с Путиным, а потому что последние массовые протесты были почти год назад.

Не турки все же, да и в Минске в 2020 году не лупили из танковых орудий по президентскому дворцу, как в Турции в 2016 году.

После 2010−2011 годов на самом деле Беларусь дорогой усталости и шла.
Противоречия разрешены не были, взаимопонимания не возникло. Люди ушли в работу, в семью, в развлечения, подальше от политики, чреватой кошмарами. Так же может произойти и сейчас, и у многих и происходит.

Это не навсегда. Может быть даже и не очень надолго.

Аккумулятор заряжается снова.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции