Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  2. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  3. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  4. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  5. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  6. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  7. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  8. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  9. Выборы в Координационный совет начались 25 мая. Кто в списках и как проголосовать
  10. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  11. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  12. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области


Власти придумали, как закрыть пустующие вакансии в регионах и заодно, как они думают, удержать работающую молодежь в стране. Для этого они подумывают ввести распределение для студентов-платников и увеличить отработку для бюджетников. Вот только эффект от возможного изменения может оказаться как раз обратный. Об этом поговорили с экономистом, академическим директором BEROC Львом Львовским.

Фото: TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

«Вводят крепостное право для студентов»

На совещании по образованию у Александра Лукашенко, которое прошло 21 сентября, чиновники высказали недовольство тем, что молодые специалисты часто уезжают из страны. Глава правительства Роман Головченко также возмущался, что «лучшие абитуриенты идут не туда, куда нужно экономике».

Если смотреть чисто с экономической точки зрения, то увеличение срока отработки для бюджетников и введение обязательного распределения для студентов платной формы обучения в недолгой перспективе может принести плюсы для экономики. Это может стать кратковременным решением проблемы дефицита кадров в регионах. Однако цена, которую придется заплатить за это нововведение в последующем, для белорусской экономики и общества окажется большой.

В перспективе принудительная высылка молодых специалистов на работу, выбранную чиновниками, может привести к тому, что молодежь начнет активно избегать риска оказаться в таких условиях. То есть выпускники школ будут рассматривать варианты не учиться в белорусских вузах на тех специальностях, где распределение несет неприятные последствия для качества жизни молодых людей. Чтобы этого избежать, молодежь может уезжать из страны либо во время обучения в вузе, либо сразу после школы искать варианты поступления в зарубежные учебные заведения.

— В долгосрочной перспективе это еще больше ухудшит демографическую ситуацию, — говорит экономист Лев Львовский. — Раньше, если ты уезжал за рубеж, то потом мог вернуться. Теперь государство делает все, чтобы, во-первых, у людей было больше мотивации уезжать, во-вторых, не было возможности вернуться.

Среди свидетельств такой политики эксперт называет недавнюю отмену отсрочки от армии для тех, кто обучается в зарубежных вузах. А также ограничение в некоторых правах белорусов, которые живут за границей. К этому можно добавить ухудшение качества образования в белорусских вузах из-за увольнения «нелояльных» преподавателей и руководителей, разрыва отношений с университетами других стран.

— То есть предложение внутри страны ухудшается, а людям фактически говорят, что если они уезжают, то в один конец. Значит, отток человеческого капитала будет расти, — рассуждает экономист.

По его словам, политика отношения к людям как к своей собственности становится причиной вымывания кадров из страны со всеми вытекающими последствиями.

Эффективность принудительного труда будет низкой

Главная причина, по которой вообще возник вопрос удержания молодых работников там, где это нужно чиновникам, по мнению эксперта, в том, что государство не может создать условия для того, чтобы люди сами хотели идти работать в те профессии и регионы, где ощущается дефицит кадров. В результате остается только заставлять людей делать это.

— Такую политику можно сравнивать с крепостным правом или рабством (понятное дело, в этом случае условия не такие плохие, как были в рабстве, но и времена уже не те) — отношение к людям именно такое, будто мы не граждане Беларуси, а личные крепостные Александра Лукашенко и Министерства образования, — говорит экономист Лев Львовский.

Решение Минобразования будет иметь явные экономические последствия, считает он. Во-первых, люди, работающие подневольно, как показывает опыт рабского труда, а позже пример принудительного труда в СССР, оказываются либо мало, либо вовсе неэффективными.

— Тут нет ничего нового — мы видели это в Советском Союзе, где государству «было виднее», кому и где надо работать. Там же мы видели кейсы явного несовпадения талантов человека с местом работы: начиная от рок-музыкантов, которые работали дворниками или в каптерках, и заканчивая поэтами, нобелевскими лауреатами, которые считались тунеядцами и отбывали сроки (в первом случае примером может быть Виктор Цой, во втором — Иосиф Бродский. — Прим. ред.). Было много талантливых инженеров, которые занимались не тем и не там, потому что тем и там занимались те, кого определяло государство, — рассуждает Лев Львовский.

Справедливо ли заявление, что белорусы недоплачивают за свое обучение?

Александр Лукашенко на том же совещании заявил, что высшее образование стоит дороже, чем за него платят студенты. «Сегодня у нас платник возмещает не более, чем 50−70% стоимости своего обучения», — вторил ему министр образования Андрей Иванец.

Мы спросили экономиста, справедливы ли такие заявления. По словам Льва Львовского, не совсем понятно, почему государство в таком случае не предлагает платникам вносить ту самую «полную стоимость обучения».

— К тому же если постулируется, что у нас социальное государство с бесплатным образованием, то в этом случае бесплатное — значит, без оплаты. И обязательная отработка даже для бюджетников в этой ситуации выглядит, мягко говоря, странно. Одно дело предлагать людям опцию распределиться, если они хотят, другое — заставлять. [Во втором случае] это значит, что у нас образование платное для всех, просто бюджетники платили своим временем и своими уменьшенными зарплатами во время распределения, — говорит Лев Львовский.

— Я не знаю бухгалтерию университетов в Беларуси, идет ли там субсидирование и действительно ли платники недоплачивают. Но если они этого не делают, предложите им доплачивать, увеличьте цену, — продолжает экономист. — Вообще это практика тоталитарных стран — считать, что государство лучше знает, как людям жить, на ком жениться, какую профессию приобретать, где работать, как думать и какого цвета носить трусы. В этом плане мы идет в абсолютном тренде тоталитарных государств. Но как мы знаем, нет примеров тоталитарных государств, где люди счастливы, богаты и рады.

Лев Львовский считает, что подобными решениями чиновники и персонально Александр Лукашенко настраивают людей против государства, то есть делают именно то, в чем обвиняют несогласных и демсилы.

— Они показывают, что страница 2020 года не перевернута, что те, кто тогда были нейтральными или даже поддерживали курс Лукашенко, ошибаются, — объясняет свою позицию аналитик. — Было бы интересно посмотреть на реакцию абитуриентов, которые радовались тому, что Лукашенко приказал пересчитать им баллы на ЦТ так, чтобы их приняли в вузы, на то, как им сейчас говорят, что они фактически еще несколько лет своей продуктивной жизни отдадут государству. Это и есть настраивание потенциально нейтральных людей против государства.