Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  2. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  3. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  4. Пока ВСУ отбивают атаки почти на всех направлениях, Россия продолжает попытки построить антизападную коалицию
  5. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  6. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  7. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  8. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  9. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь


С 2024 года налоговая планирует изменить схему проверки доходов и расходов населения. Подобные сверки органы проводят регулярно. Для людей нередко это становится дополнительным стрессом. «Зеркало» узнало, как белорусы переживали такой опыт, столкнувшись с проверкой доходов и расходов в последние годы.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

«Просто взяла и заплатила»

Антонина (имена всех собеседников изменены в целях их безопасности) уехала из Беларуси после событий 2020 года в связи с политическим преследованием. В 2022 году она узнала, что в отношении нее налоговая начала проверку — женщина не работала несколько лет в 2010-х. По итогам проверки ей выставили «счет»: надо было уплатить в налоговую примерно 700 рублей.

— Как они считали и почему получилась именно такая сумма, я не знаю. Скорее всего, считали по бюджету прожиточного минимума. Пытаться что-то выяснить (и тем более доказать) желания совсем не было. Мне не хотелось вообще никак взаимодействовать со слугами режима. Тем более что надо было, наверное, ходить в инспекцию, а может, и в суды, что-то доказывать и нанимать для этого адвоката — сама я не могла ради этого поехать в страну, — объясняет она.

Сначала белоруска планировала не платить эти деньги, «чтобы не поддерживать бюджет, из которого спонсируют силовиков и репрессии». Но спустя несколько недель раздумий поняла, что если не сделать этого, то могут прийти к ней домой и описать имущество. А им пользовалась семья, оставшаяся в стране.

— Не хотела добавлять проблем родным. Поэтому просто взяла и заплатила, — говорит она и объясняет: — Если бы я работала в Беларуси, эти деньги для меня были бы довольно ощутимой обузой, но тут я зарабатываю больше, а заплатить надо было на тот момент примерно 300 евро.

Отдавать государству эти деньги Антонине было неприятно, говорит она. Выставленный к оплате налог она считает несправедливым, потому что, когда не работала, «чуть выживала на гроши» — сбережения и помощь семьи. Но «отвязаться от них» для нее было важнее, чем добавлять какие-либо риски или переживания своим родным в Беларуси.

«Заплатила меньше одной базовой величины»

История Людмилы началась с того, что после событий 2020 года к ней домой пришли с «осмотром помещения». «Но ребята ушли с протоколами без привлечения меня к любой ответственности», — вспоминает она. Белоруска считает, что приход к ней домой силовиков стал поводом для налоговой обратить на нее внимание.

— Спустя неделю после этого визита на адрес моей постоянной регистрации было направлено письмо с требованием предоставить данные о моих доходах и расходах за последний год. Формально это была пустая форма, без указания каких-то конкретных цифр, уведомляющая меня о том, что «вы принесите нам что-то, за что мы можем вас прессануть», — я услышала такой посыл и посчитала себя вправе его проигнорировать, — передает белоруска.

Однако через два месяца она снова получила письмо из налоговой. В нем говорилось, что проверка соответствия ее доходов и расходов приостановлена на срок до трех месяцев.

— Контекст был такой, будто они ищут, что я потратила и заработала, и вернутся, когда что-нибудь нароют. Еще через 10 дней мне пришло письмо с требованием отчитаться, откуда я взяла деньги, которые потратила, и большой расчет за 10 лет. Стоит отметить, что превышение не было значительным, в тот период мое превышение было ниже планки, которая могла заинтересовать государство.

В этот раз Людмила не оставила дело на самотек. Она поехала в налоговую инспекцию, чтобы начать решать вопрос.

— По результатам нескольких разговоров я пришла к обоснованному выводу, что никому не интересно заниматься подобными делами, если перед инспектором адекватный и разумный человек. В оговоренный срок я подготовила огромную таблицу, в которой были расписаны все потенциальные доходы за указанный период. В том числе там были подарки на дни рождения от всех родственников и друзей. Причем в основном это были нерезиденты, поскольку налоговая запрашивает подтверждение у резидентов, но до нерезидентов они дотянуться не могут. Там же были подарки на любые другие знаковые даты, продажа личных вещей. На вопрос, кому продала, отвечала, что понятия не имею, истории транзакций нет, кто покупатели — не помню.

Фото с сайта pixabay.com
Иллюстративный снимок. Фото с сайта pixabay.com

— Когда я принесла свою подробную таблицу инспектору, она сказала примерно следующее: «Какая большая и бесполезная работа, вы случайно не хотите поработать в налоговой?» — вспоминает Людмила. — После перерасчета по моей таблице я заплатила меньше одной базовой величины за непокрытое превышение на момент задолженности. Таким образом я попала в список проверяемых, с которых получили деньги, и в ближайшем будущем меня трогать не будут (скорее всего).

Более того, после подсчета доходов и расходов Людмила обнаружила, что по итогам той самой десятилетки, за которую ее проверяли, она «осталась в таком плюсе, что, по их данным, хватит до конца жизни».

— Это связано с тем, что во время пересчета человек, который заполнял документ, ошибся и дорисовал лишний ноль в государственных выплатах. В итоге у меня получился шестизначный остаток, которого мне точно хватит до конца жизни, — говорит она и продолжает: — Еще я заплатила подоходный налог (маленькую сумму) по приходу с иностранной карты, которого я не помнила. На этом все. Моя проверка длилась чуть больше пяти месяцев с момента получения первого письма до момента, когда они прислали уведомление об окончании камеральной проверки.

«Нам государство отомстило»

Мария рассказала, что в 2020 году ее семья на несколько месяцев перестала оплачивать коммунальные в полном размере: «не хотели поддерживать режим». Осенью того же года не заплатили налог на землю и недвижимость.

— Это была приличная сумма. В результате сначала нам пошли звонки из налоговой с напоминанием оплатить. Позже — звонки брату мужа. А он, соответственно, звонил нам.

Родственник не хотел, чтобы его налоговая дергала из-за долгов Марии, и просил заплатить. Так и сделали — платили частями и с задержкой, но всю сумму внесли.

— Но нам государство отомстило. В начале 2021 года нам пришло толстое заказное письмо — налоговая по доходам и расходам за последние 10 лет, — вспоминает белоруска. — Потом в течение трех месяцев длились эти репрессии (не считая репрессий от милиции и прокуратуры). Муж ходил в налоговую в назначенное время, постоянно носил туда какие-то доказательства доходов и расходов. При этом включалась камера, и эта «беседа» записывалась. Все это в совокупности прилично нас вымотало. Закончилось тем, что проверку мы прошли. Дело закрыто. Якобы мы отчитались.

Пару изначально предупредили, что если во время проверки обнаружат превышение расходов над доходами, то им придется заплатить большой штраф. Но в итоге все обошлось. Муж Марии считает, что история закончилась успешно из-за того, что налоговый инспектор была к ним лояльной, «деликатно объясняла, что делать, какие бумаги нести».