Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  2. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  3. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке
  4. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  5. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  6. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  7. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  8. В России в Дагестане совершили несколько нападений: обстреляли синагогу, церковь и полицию. Есть жертвы
  9. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью


Во вторник, 17 октября, Александр Лукашенко встретился с первым вице-премьером Ирана Мохаммедом Мохбером. Иранский политик призвал коллегу «выступить на стороне угнетенного народа Палестины и помочь положить конец этим преступлениям». Этот призыв и другие цитаты Мохбера белорусские госСМИ не опубликовали. Самого Лукашенко, судя по всему, тоже не вдохновил призыв поучаствовать в разрешении конфликта на Ближнем Востоке. «Зеркало» спросило у политического обозревателя Валерия Карбалевича, почему в этот раз Лукашенко не захотел выступить в любимой роли «миротворца».

Александр Лукашенко во время визита в Тегеран. Март 2023 года. Фото: БЕЛТА
Александр Лукашенко во время визита в Тегеран. Март 2023 года. Фото: БЕЛТА

Валерий Карбалевич обращает внимание на то, что Мохаммед Мохбер призвал Лукашенко выступить на стороне Палестины. По мнению эксперта, белорусский политик не последовал этому призыву по нескольким причинам.

— Беларусь во внешней политике идет вслед за Россией, — рассуждает он. — Россия пытается занять нейтральную позицию и играть роль посредника в переговорах между Палестиной и Израилем — об этом недавно высказывался Путин. Минск «зеркалит» позицию Москвы. Кроме того, позиция Ирана — это позиция радикальной поддержки ХАМАС. И эту позицию поддерживают далеко не все даже мусульманские и арабские страны. Отличие от предыдущих конфликтов между Израилем и Палестиной заключается в том, что сейчас мусульманский мир довольно сдержанно поддерживает палестинцев. Такую радикальную позицию, как Иран, почти никто не занимает. Официальный Минск не может это не учитывать. К тому же обратите внимание на простые цифры: торговый оборот между Беларусью и Ираном в прошлом году составил около 100 миллионов долларов. Торговля с Израилем в 2021 году (последний год, когда публиковались цифры) — 149 миллионов. Да, Беларусь и Иран активно обмениваются визитами дипломатов и чиновников. Но портить отношения с Израилем тоже, видимо, не хочется. Поэтому понятно, почему БЕЛТА подала в сокращенном виде содержание переговоров Лукашенко с вице-президентом Ирана. Агентство сообщает то, что выгодно властям Беларуси, и умалчивает о том, что невыгодно.

Политический аналитик говорит о том, что попытки Лукашенко выступить в роли миротворца в конфликте между Израилем и ХАМАС выглядели бы гротескно.

— Прошла та эпоха, когда Лукашенко пытался мирить Россию с Украиной, Армению с Азербайджаном и католиков с православными. После 2020 года и особенно после начала войны в Украине статус Беларуси и самого Лукашенко радикально поменялись. Теперь он международный изгой. Посмотрите на голосование в Генеральной Ассамблее ООН, где Беларусь и Россия почти в одиночестве. Европарламент недавно призвал его к ответственности за преступления в Украине. Лукашенко чувствует снижение своего статуса, международного веса. Он уже не раз говорил о том, что «мы с Путиным соагрессоры, самые токсичные люди на планете, самые главные диктаторы». Он не поехал на Генеральную Ассамблею ООН в Нью-Йорк и не посетил форум «Один пояс — один путь» в Пекине (хотя два предыдущих не пропускал). На этом фоне попытка примирить Израиль и ХАМАС выглядела бы несколько гротескно. Вернуть былой международный статус невозможно. Для этого Лукашенко пришлось бы радикально поменять внутреннюю и внешнюю политику: дистанцироваться от России, свернуть репрессии. Это вопрос его политического выживания.