Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Караник заявил, что по численности врачей «мы четвертые либо пятые в мире». Мы проверили слова чиновника — и не удивились
  2. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  3. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  4. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
  5. Лукашенко назначил двух новых министров
  6. Пропагандисты уже открыто призывают к расправам над политическими оппонентами — и им за это ничего не делают. Вот примеры
  7. Проголосовали против решения командиров и исключили бойца. В полку Калиновского прошел внезапный общий сбор — вот что известно
  8. «Посеять панику и чувство неизбежной катастрофы». В ISW рассказали, зачем РФ наносит удары по Харькову и уничтожила телебашню
  9. Сейм Литвы не поддержал предложение лишать ВНЖ беларусов, которые слишком часто ездят на родину
  10. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  11. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  12. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?
  13. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)


Уже этой зимой должны начаться переговоры о вступлении Молдовы в Европейский союз. Чтобы ускорить процесс интеграции, Европарламент определил, что входящие в ЕС страны должны увеличить для нее финансовую и техническую помощь. Между тем в России предрекают, что Молдова может стать «жертвой в гибридной войне Запада против России». А Александр Лукашенко заявлял, что «крайне напряженная международная обстановка негативно отражается» на отношениях между нашими странами.

«Зеркало» поговорило с депутатом парламента Молдовы Виталием Гавруком о том, как в его стране относятся к российским угрозам и реагируют на высказывания Лукашенко, как демократические силы Молдовы и Беларуси выстроили негласное партнерство и почему на примере нашей страны стоит показывать гражданам Молдовы, что было бы, если бы у власти в этом государстве остался авторитарный лидер. А еще о встрече лидера демократических сил Беларуси Светланы Тихановской с президентом Молдовы Майей Санду.

Виталий Гаврук, депутат парламента Молдовы. Фото: alegeri.md
Виталий Гаврук, депутат парламента Молдовы. Фото: alegeri.md

Виталий Гаврук, 37 лет. Депутат парламента Молдовы, член фракции партии «Действие и солидарность», один из авторов декларации парламента Молдовы о поддержке демократической Беларуси, член группы дружбы с Республикой Беларусь, организатор и участник акций протеста против нарушения прав человека в нашей стране у белорусского посольства в Кишиневе.

— Министр иностранных дел России Сергей Лавров на саммите ОБСЕ в Скопье заявил, что Молдова может стать следующей жертвой гибридной войны. И потом добавил, что войны Запада против России. Как в Кишиневе услышали эти слова?

— Мы все слышали это заявление, его уже прокомментировали в Министерстве иностранных дел Молдовы. На самом деле наша позиция заключается в том, что эта гибридная война идет уже давно, и со стороны России было очень много инвестировано в дестабилизацию ситуации в Молдове. Но мы этому успешно противодействуем.

Россия много вложила в средства массовой информации, которые распространяют пропаганду. Недавно мы приняли закон о защите медиапространства Республики Молдова — в нем определено, сколько времени в эфире телеканалов должен занимать национальный контент, запрещены пропаганда войны и призывы к ней.

Со стороны господина Лаврова не было сказано ничего нового. Мы в этом живем уже давно, привыкли.

Из России иногда звучат заявления, которые неприемлемы в коммуникации и дипломатическом мире. Например, недавно было высказывание по поводу Латвии. Мы внимательно следим за всем контекстом в регионе, не только за тем, что говорится в отношении Молдовы.

— После начала войны в Украине на заседании белорусского Совета безопасности Лукашенко продемонстрировал карту, на которой со стороны Одесской области были нарисованы стрелки, указывающие возможное направление наступления в сторону Молдовы. Как в вашей стране отреагировали на это?

— Если говорить об общественной реакции, то Лукашенко в Молдове воспринимается с комической позиции. Люди до сих пор смеются над его словами о том, что он сейчас покажет, откуда на Беларусь готовилось нападение. Они разошлись как горячие пирожки и стали мемом, который постоянно цитируется.

Лукашенко показывает карту с направлением наступления в сторону Молдовы, 1 марта 2022 года. Фото: Пул Первого
Лукашенко показывает карту с направлением наступления в сторону Молдовы, 1 марта 2022 года. Фото: Пул Первого

Что касается официальных властей, то, естественно, мы восприняли это всерьез, потому что хоть эта карта как будто бы была не о Молдове и кусок нашей страны совершенно случайно туда попал, но на таком уровне это выглядело как слив. Не важно, сознательный или нет, как не важно и то, насколько этот план был реален. Это еще одно подтверждение того, что угрозы гибридной войны являются реальными, раз некоторые военные кабинеты других стран даже планируют такие экзерсисы на эту тему.

— Президент Молдовы Майя Санду в октябре 2023 года встречалась со Светланой Тихановской во время ее визита в вашу страну. Почему эта встреча произошла и как ее восприняли в Молдове?

— Здесь можно раскрыть более широкий контекст. В частности, год назад в парламенте Молдовы была создана группа поддержки демократической Беларуси. В нее входят около 25 парламентариев от правящей партии. И это был один из первых шагов налаживания контактов с демократической Беларусью.

К этому вопросу у Молдовы осторожное отношение. С одной стороны, мы понимаем, что легитимный президент Беларуси — это Светлана Тихановская, но с другой стороны, власть де-юре осуществляется Александром Лукашенко, и у нас есть определенные торговые взаимоотношения с Республикой Беларусь. Поэтому наши шаги достаточно взвешенные.

Естественно, мы поддерживаем демократические процессы в Беларуси — в марте мы опубликовали заявление с требованием к белорусским властям соблюдать нормы международного права и права человека, а буквально на днях провели акцию протеста у белорусского посольства с призывом к срочному освобождению политических заключенных. На ней были депутаты парламента, которые подписали декларацию, в ближайшее время ее по дипломатическим каналам отправят в Беларусь. В акции также участвовали граждане Беларуси, которые временно находятся на территории нашей страны, и представители диаспоры этнических белорусов, которые постоянно живут в Молдове.

Акция была небольшая, но она имела своей целью сенсибилизировать (повысить чувствительность. — Прим. ред.) общественное мнение Молдовы на эту тему.

Светлана Тихановская и президент Молдовы Майя Санду, 21 октября 2023 года, Кишинев, Молдова. Фото: пресс-служба Светланы Тихановской
Светлана Тихановская и президент Молдовы Майя Санду, 21 октября 2023 года, Кишинев, Молдова. Фото: пресс-служба Светланы Тихановской

Октябрьский визит Светланы Тихановской в нашу страну готовился давно, инициатива исходила и со стороны ее Офиса, и с нашей, мы всегда были открыты. Нельзя сказать, что была какая-то специальная дата для этого визита, он состоялся, как только совпали графики в календарях Светланы Тихановской и Майи Санду.

В Молдове идет активный процесс евроинтеграции, мы часто ездим за рубеж и в разных странах встречаемся с представителями белорусских демократических сил. Мои коллеги во время зарубежных поездок постоянно фотографируются со Светланой Тихановской и присылают мне эти фотографии. То есть мы всегда где-то рядом. И сейчас у нас есть даже свой внутренний ангажемент (обязательство. — Прим. ред.), что мы постоянно должны говорить о европейской перспективе не только для Молдовы, но всегда упоминать и Беларусь, и Украину, и Грузию. Такое вот негласное партнерство демократических сил независимо от того, кто в своей стране находится у власти, а кто в оппозиции.

— Вы сказали, что акция у белорусского посольства в Кишиневе проводилась для того, чтобы на примере нашей страны сделать прививку от диктатуры для общественного мнения Молдовы. А насколько хорошо граждане вашей страны понимают, что вообще происходит в Беларуси?

— У большей части молдавского общества Беларусь не находится в повестке дня. Люди, конечно, знают о вашей стране, но нельзя сказать, что если в интернете появится новость о Беларуси, то все сразу начнут на нее кликать.

Когда мы проводили нашу акцию у посольства, то мы не ждали активной реакции общества, эта цель была вторичной. А первичная — послать Минску четкий сигнал со стороны представителей гражданского общества и депутатов.

Акция протеста у посольства Республики Беларусь в Кишиневе, 1 декабря 2023 года. Фото: jurnal.md/ Nadejda Roșcovanu
Акция протеста у посольства Беларуси в Кишиневе, 1 декабря 2023 года. Фото: jurnal.md/ Nadejda Roșcovanu

Это не государственная позиция, это позиция отдельных людей, которые в нашей стране имеют право высказываться и протестовать против нарушения прав человека как в Молдове, так и за рубежом. Мы приняли декларацию, в которой осуждаем те бесчеловечные практики, которые происходят сейчас в тюрьмах Беларуси. Мы осуждаем отсутствие свободы слова и нарушение прав человека и не считаем нужным молчать об этом.

Мы хотим, чтобы тема Беларуси стала интенсивнее обсуждаться в нашем обществе, потому что мы находимся в едином процессе. В лице Беларуси мы видим анти-альтернативу, то, по какому пути мы бы пошли, если бы нам не удалось побороть антидемократический режим Владимира Плахотнюка (молдавский олигарх и политик. — Прим. ред.) и Игоря Додона (экс-президент Молдовы. — Прим. ред.). Если бы этот режим в Молдове и дальше оставался у власти, то мы бы начали превращаться в Беларусь.

— В 2020 году и в Беларуси, и в Молдове главными конкурентами авторитарных руководителей на выборах были женщины, но у молдаван получилось сменить власть, а у белорусов — нет. Поделитесь опытом, насколько труден путь европейской интеграции?

— Да, с одной стороны, ситуации наших стран действительно похожи. Более того, выборы в Беларуси состоялись в августе, а у нас в ноябре 2020 года. До проведения наших выборов в Беларуси еще были очень активны протесты, и мы вдохновлялись этим. На примере Беларуси мы видели, что все возможно.

К счастью, нам удалось провести свободные выборы, общество мобилизовалось, отправило очень много наблюдателей из рядов обычных граждан на все участки. Мы практически прогарантировали тот выбор, который сделали граждане нашей страны. Конечно, у нас не было такого полицейского государства, как в Беларуси, какие-то намеки на это были, но тем не менее у нас полиция стояла на стороне закона.

Президент Молдовы Майя Санду во время инаугурации, Кишинев, Молдова, 24 декабря 2020 года. Фото: Bogdan Tudor/AFP/Getty Images
Президент Молдовы Майя Санду во время инаугурации, Кишинев, Молдова, 24 декабря 2020 года. Фото: Bogdan Tudor/AFP/Getty Images

Если говорить о евроинтеграционной политике, то она создается людьми. И хорошо, что белорусы сами себе доказали, что они думают не так, как Лукашенко, и увидели, как их много. Теперь Лукашенко играет в кошки-мышки, пытаясь сажать людей поодиночке за проявления свободы слова, руководствуясь принципом «разделяй и властвуй».

Такая же ситуация была у нас до парламентских выборов 2019 года, когда молдавский режим применял похожие меры для подавления свобод. Тем не менее мы и с помощью протестов, и с помощью гражданского сопротивления смогли провести честные выборы и проконтролировать их.

Я знаю, что в Беларуси сейчас ликвидированы оппозиционные политические партии, но тем не менее через демократические меры есть возможность оказать давление на власть с тем, чтобы даже такие выборы, которые пытается провести Лукашенко, стали максимально болезненными для него.

Европейский выбор — это свобода людей выбирать свое будущее и строить его таким, каким они хотят. У нас принято считать, что белорусы более миролюбивые, что они с меньшим удовольствием идут на скандалы, в отличие от молдаван. Но это стереотипное мышление, потому что у любой нации может случиться то, что произошло в 2020 году в Беларуси.

— А Россия на европейском пути сильно мешает?

— Это как раз второе отличие между Молдовой и Беларусью. Несмотря на присутствие войск Российской Федерации на территории Молдовы и оккупацию части территории в Приднестровье, Россия все-таки достаточно далека от нас. По сути, сейчас нас своей грудью защищает Украина.

Беларусь же всегда была непосредственным соседом России, и это угроза совершенно другого порядка, России проще вас оккупировать. Многие эксперты говорят, что происходящее в Беларуси — это уже молчаливая, тихая оккупация. На примере вашей страны граждане Молдовы могут увидеть, что Россия делает со своими соседями.

Угрозы Лаврова поступают в контексте того, что Россия считает Молдову своей исторической частью, поэтому отношение к нашим странам в этом плане одинаковое, но в данный момент ее возможности в Молдове более ограничены.

Молдова за два года сделала огромный рывок в европейской интеграции, мы стали независимыми энергетически, полностью оторвались от «Газпрома» и электрической энергии, и нас уже не получится шантажировать и в случае чего требовать каких-то политических уступок.

Есть и много других шагов, которые видны на международной арене. У нас достаточно большие шансы открыть переговоры о вступлении в Евросоюз, потому что мы очень сильно продвинулись по многим параметрам, и это делает нас сильнее и независимее. Это то, к чему мы стремились.