Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  2. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  3. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  4. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  5. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  6. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  7. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  8. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  9. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  10. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  11. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  12. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  13. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  14. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  15. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  16. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  17. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
Чытаць па-беларуску


Как белорусы относятся к мигрантам? Ответ на этот вопрос дают результаты социологических опросов, проведенных разными исследовательскими центрами в разные годы.

  • Юрий Дракохруст
    Юрий ДракохрустОбозреватель белорусской службы «Радио Свобода»

    Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

    Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

В разгар прошлого мигрантского кризиса в Европе (декабрь 2015 года и март 2016 года) белорусский социологический центр НИСЭПИ задавал респондентам вопрос: «Последние месяцы страны ЕС переживают острый кризис, связанный с потоком мигрантов из африканских и азиатских стран. С каким мнением по поводу этого кризиса Вы согласны в большей степени?» с вариантами ответа «Нужно высылать беженцев обратно, не пускать к себе — эти люди чужие Европе» и «Нужно принимать этих людей — они бегут от войн и нищеты, им нужно помочь».

Ситуация, которую социологи просили тогда респондентов оценить, похожа на нынешнюю — большое количество мигрантов тогда стремилось прорваться в ЕС. Тогда, правда, не через Беларусь, но пограничные заграждения в странах южной Европы мигранты и тогда пытались сносить.

Речь в тех опросах шла не о личном отношении к мигрантам, а о выборе, который, по мнению белорусов, должна сделать Европа.

Первый вариант ответа — «не пускать» — выбрали в декабре 2015 года 52% опрошенных, в марте 2016 года — 60%. Противоположный выбор — «пускать» — делали соответственно 33% респондентов в 2015 году и 27% в 2016 году.

«Политика ЕС в этом вопросе даже у непричастных вызывает негативную или недоуменную реакцию, в которой оказываются солидарными министр иностранных дел В. Макей и партия БНФ», — отмечали тогда социологи НИСЭПИ. «Драматические события в новогоднюю ночь в Кельне и других городах Европы, судя по всему, подлили масла в огонь этих чувств», — так они объясняли рост доли ответов «не пускать» за четыре месяца.

Убедительное большинство белорусов тогда считало, что Европе не следует пускать мигрантов к себе.

Интересно, что структура ответов на этот вопрос не очень сильно зависела от политических взглядов и геополитических предпочтений опрошенных.

В мартовском опросе 2016 года, отвечая на вопрос о миграционном кризисе в ЕС, среди доверяющих Александру Лукашенко опцию «не пускать» выбрали 58% («пускать» — 26%), среди не доверяющих Лукашенко ответы распределились в пропорции 63% на 25%.

Среди приверженцев интеграции Беларуси с Россией соотношение оценок составляло 65% на 22%, среди сторонников евроинтеграции страны — 58% на 32%.

Сторонники власти были чуть либеральнее в этом вопросе, чем их оппоненты, «евробелорусы» — немного более либеральны, чем «белороссы», но различия были не очень значительны.

Независимо от политических взглядов, белорусы большинством высказывались против политики «открытых дверей» в отношении миграционного потока в ЕС,

Одной из причин этого было отношение к самим мигрантам. На протяжении нескольких лет тот же НИСЭПИ задавал респондентам вопрос об отношении к представителям различных национальностей.

Вопрос предусматривал пять вариантов ответа: «Готов породниться», «Готов вместе работать», «Готов жить по соседству», «Готов жить в одном городе», «Готов жить в Беларуси».

Ответы год от года немного менялись, но структура их оставалась неизменной. Самым близким этносом были русские, следующие за ними — украинцы и поляки, потом народы стран Европы, американцы и евреи.

А дальше — пропасть, опросы демонстрировали гигантскую социальную дистанцию с выходцами из Азии и Африки, и одним из самых далеких белорусам этносов были арабы, которые составляют значительную долю теперешнего мигрантского потока, идущего через Беларусь.

Породниться с русскими в 2015 году были готовы 39% опрошенных, с украинцами — 23%, с арабами — 2%.

Эти данные опросов НИСЭПИ подтверждаются исследованием социологического центра Pew, проведенного в 2015-2017 годах в 34 странах Европы, в том числе и в Беларуси.

Среди прочих задавался вопрос, готовы ли респонденты породниться с мусульманами. Ответы на этот вопрос, возможно, не описывают всех аспектов отношения к этой конфессиональной группе, но это — индикатор, особенно в международном сравнении.

И оказалось, что белорусы в этом вопросе — одна из самых нетолерантных наций.

Лишь 16% белорусов сказали, что готовы породниться с мусульманами (иметь их зятьями, невестками, свекровями и свекрами, тещами и тестями).

Для сравнения: в Голландии на члена семьи — мусульманина или мусульманку — были готовы 88% опрошенных, в России — 34%, в Польше — 33%, в Литве — 16%.

И наконец — данные международного опроса «Европейское исследование ценностей», проведенного в 2017 году в 26 европейских странах.

Там задавалось несколько вопросов об отношении респондентов к мигрантам в их собственной стране, об оценках их влияния на жизнь общества принимающей страны.

Согласно этому исследованию, белорусы очень остро воспринимали угрозу конкуренции на рынке труда со стороны мигрантов. По иным аспектам — угроза роста преступности, угроза культурной идентичности — белорусы демонстрировали средние по Европе оценки.

Суммарно белорусы по отношению к мигрантам в своей стране оказались в большом кластере вместе с Польшей и Литвой — с не самым сильным ощущением угрозы со стороны мигрантов, но и не с самым слабым.

Четыре описанных исследования позволяют сделать вывод, что отношение белорусов к мигрантам из далеких стран, мягко говоря, сдержанное — и к мигрантам в Беларуси, и к обязанности Европы их принимать.

Самых свежих исследований на эту тему нет, но такое экзистенциальное, ценностное отношение не меняется быстро даже под влиянием агрессивной пропаганды.

И поэтому можно предположить, что миграционное наступление на Европу, устроенное белорусской властью, не находит широкой общественной поддержки.

И не только потому, что сейчас невелика сама по себе общественная поддержка власти и любых ее начинаний, но и потому, что миграционная атака противоречит глубинным и массовым представлениям белорусов.

В 2015-2016 годах антимигрантские настроения господствовали и среди сторонников власти. Аргументы насчет того, что Европа должна принимать этих несчастных людей, тогда принимали лишь немногие из них.

Теперь у них когнитивный диссонанс. С одной стороны, раз власть так делает, значит, это правильно. С другой стороны, базовые ценностные установки подсказывают, что что-то тут не так, что если венгерские и греческие пограничники действовали в 2015 году правильно, сдерживая потоки мигрантов, то правильно действуют и сейчас их польские и литовские коллеги.

Впрочем, возможно, что белорусской власти народное мнение о ее политике, в том числе и мнение ее сторонников, уже безразлично.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции