Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  2. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)
  3. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
  4. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  5. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  6. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?
  7. Лукашенко назначил двух новых министров
  8. Национальность Брежнева и имя Андропова, бандитизм Сталина и отсидка Королева. Какие факты из биографий известных людей скрывали в СССР
  9. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  10. Эксперты: Россия может активизировать наступление, пользуясь «окном» до поступления помощи США
Чытаць па-беларуску


В четверг, проводя совещание по ценам, Александр Лукашенко говорил почти шепотом. Такое с ним уже случалось. Но, наверное, впервые в истории пропаганда сама первая обратила на это внимание. Более того, после мероприятия состояние Лукашенко для государственного телеканала «Беларусь 1» прокомментировал экс-министр здравоохранения Владимир Караник. Хотя обычно о самочувствии политик изредка рассказывал сам либо это делала его пресс-секретарь. Ни пропаганда, ни чиновники о его здоровье и не заикались даже при явных признаках проблем. Что изменилось и почему? «Зеркало» спросило об этом политолога Александра Фридмана.

Лукашенко на совещании по совершенствованию системы регулирования цен, Минск, 21 декабря 2023 года. Фото: пресс-служба Лукашенко
Лукашенко на совещании по совершенствованию системы регулирования цен, Минск, 21 декабря 2023 года. Фото: пресс-служба Лукашенко

Александр Фридман обращает внимание на то, как нарочито было сделано сообщение пресс-службы Лукашенко о том, что совещание по ценам тот проводит шепотом. А также насколько неестественно был подготовлен комментарий Владимира Караника, которого журналистка государственного телевидения будто бы случайно повстречала на выходе со встречи.

— Мы имеем дело с пожилым человеком, которому в следующем году будет 70 лет и который уже долгое время находится на должности, связанной с перелетами, поездками, огромным стрессом, — объясняет аналитик. — То, что физическое состояние этого человека ухудшается, — это объективный процесс, и, конечно же, его должность и образ жизни на это влияют. Видимо, проблемы со здоровьем у него действительно присутствуют, и они сейчас пытаются найти какую-то золотую середину.

Первая цель — купировать эти проблемы каждый раз, когда они будут проявляться. Потому что они не все могут скрыть, как, например, когда он посещает другие страны и на съемках местного ТВ видно, что плохо выглядит.

Вторая цель — апробировать на будущее схему, как они будут с этими вызовами обходиться. Если Лукашенко заболеет и не сможет говорить, то люди должны постепенно привыкать, чтобы не реагировали на это как на какую-то сенсацию. Потому что с образом молодого здорового президента, который они продавали последние 25 лет, видимо, возникли большие сложности.

Александр Фридман сравнивает ситуацию вокруг состояния здоровья Лукашенко с похожей историей, которая случилась после окончания Второй мировой войны с руководителем СССР Иосифом Сталиным, который не доверял врачам и боялся, чтобы его окружение и граждане страны узнали о том, что вождь занемог.

— У Караника же это тоже проскальзывает — он сказал, что Лукашенко не прислушивается к советам врачей и делает то, что он сам хочет, — добавляет аналитик. — Со Сталиным ситуация была такая же. Когда возникали проблемы со здоровьем, врачи не могли их решить, потому что он не слушал и обвинял их в нехватке квалификации. Говорил, что они неспособны ему помочь, и в итоге виноватыми оказывались не его недуги, а врачи. Сталин прекрасно понимал: когда его окружение разберется, что вождь ослаб, что он немощный и старый и в какой-то момент может даже умереть, то система обрушится.

У Лукашенко система персоналистская — как и советская, она заточена на одного человека. Он это, конечно, понимает, и с информацией о его здоровье обходятся чрезвычайно щепетильно и выдают ее дозированно.