Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  2. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  3. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  4. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  5. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  6. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  7. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  8. Видео выхода защитников «Азовстали», чем заменят утонувшую «Москву». Восемьдесят четвертый день войны
  9. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  10. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  11. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  12. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  13. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  14. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  15. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  16. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  17. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  18. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  19. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  20. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим


Новости о ситуации на границе Беларуси с Литвой, Латвией и Польшей в ближайшее время, кажется, не собираются уходить со страниц международных СМИ. Наоборот, динамика развития миграционного кризиса дает все больше поводов для переживаний. Сегодня на польско-белорусской границе польские пограничники уже стали применять водометы и светошумовые гранаты, а на прошлых выходных на юго-востоке Латгале (приграничная область Латвии) начались внезапные масштабные учения The Decisive Point. При этом Латвия, Литва и Польша обсуждают возможный запуск 4-й статьи Североатлантического договора — она подразумевает начало консультаций с союзниками по Альянсу НАТО. Что сейчас происходит на границе, как далеко может зайти ситуация и стоит ли Беларуси бояться вооруженного конфликта, блог «Отражение» спросил у военного обозревателя Егора Лебедка.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Что это за срочные военные учения в Латвии и чем вызвана их внезапность?

Егор Лебедок отмечает, что с 30 августа по 3 октября 2021 года на всей территории Латвии уже проходили плановые, достаточно крупные по ее меркам военные учения Национальных вооруженных сил Namejs 2021.

— Их цель состояла в укреплении сотрудничества между подразделениями, проверке и повышении готовности к разработке задач национальной обороны как самостоятельно, так и в рамках системы коллективной защиты. В учениях было задействовано 9300 человек, также привлекались военнослужащие других стран НАТО. Namejs 2021 проходили в преддверии российско-белорусского учения «Запад-2021» и были направлены на повышение готовности на случай эксцессов. При этом явно об этом не говорилось, — рассказывает Лебедок. — Начавшиеся 13 ноября учения The Decisive Point являются внеплановыми, проходят только в приграничном с Беларусью Латгальском районе, их цель декларируется практически прямо: это упреждающие меры на случай, если мигрантов переправят с белорусско-польской границы на границу с Латвией.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

По словам эксперта, Польша, Литва и Латвия как страны, которые непосредственно сталкиваются с мигрантами, вынуждены оперативно принимать решения, а значит, чаще всего полагаться только на свои силы.

— Сейчас Евросоюз оказывает помощь в виде политического давления на источник конфликта, особенно через переговоры с руководством стран, из которых в Беларусь прилетают мигранты. В то же время европейская бюрократия и необходимость соблюдения демократических норм затрудняют оперативность принятия мер и их решительность. Поэтому эти страны все больше полагаются на себя в вопросе обеспечения безопасности границ. Отчасти это создает проблемы во взаимодействии с руководством Евросоюза, поскольку принятые меры часто оказываются непопулярными. В общем, на это и идет расчет инициатора миграционного кризиса — посеять разлад между странами ЕС, заставляя выбирать между демократическими подходами и необходимостью силового сценария, — добавляет эксперт.

Учитывая последние новости, насколько высокий риск реального вооруженного конфликта на белорусской границе?

По мнению Егора Лебедка, сейчас белорусская пропаганда преподносит перемещение западных вооруженных сил к границе Беларуси как умышленное, никак не связанное с миграционным кризисом.

— На самом деле у этого процесса была цель помочь пограничной службе и предупредить военные провокации на фоне кризиса. В то же время, чем больше сил стянуто и чем сильнее пропаганда с обеих сторон нагнетает ситуацию, тем выше становится риск вооруженного конфликта. Мы уже видели перебранку пограничников, поляки использовали элементы психологического воздействия на белорусских силовиков через звуковещание, а для решения своих политических вопросов российская стратегическая авиация начала пролеты над Беларусью. Естественно, все это работает на повышение риска военных инцидентов, — считает эксперт.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Латвия, Литва и Польша обсуждают возможность инициирования 4-й статьи Североатлантического договора. Что это значит?

Североатлантический договор — это международное соглашение, которое было заключено в 1949 году в Вашингтоне западноевропейскими и североамериканскими странами. Его цель — объединить усилия для коллективной обороны, сохранения мира и безопасности в Североатлантическом районе.

В связи с ситуацией на границе с Беларусью Варшава заявила о возможности вместе с Литвой и Латвией запросить о созыве экстренного заседания НАТО, чтобы в случае необходимости задействовать статью 4 Североатлантического договора.

Она предусматривает проведение консультаций, если, по мнению какого-либо из членов альянса, под угрозой оказывается его территориальная целостность, политическая независимость или безопасность.

Егор Лебедок отмечает, что за весь период кризиса помощь НАТО упомянутым странам заключалась в отправке в Литву небольшой специальной группы по противодействию гибридным угрозам. При этом обозреватель отмечает, что речь идет не о вооруженных солдатах, а об аналитиках.

— Именно таким, откровенно незначительным подходом и не доволен премьер Польши Моравецкий: «Поскольку уже недостаточно только, чтобы мы публично выражали свою обеспокоенность. Сейчас нужны уже конкретные шаги и вмешательство всего Альянса», — цитирует политика Лебедок. — Статья 4 Договора НАТО гласит, что «договаривающиеся стороны всегда будут консультироваться друг с другом в случае, если, по мнению какой-либо из них, территориальная целостность, политическая независимость или безопасность какой-либо из Договаривающихся сторон окажутся под угрозой». Фактически, это попытка Польши, а также Литвы и Латвии вывести диалог со странами НАТО на новый, более конкретный уровень.

Фото носит иллюстративный характер

Однако пока, по мнению Егора Лебедка, ситуация выглядит так, что конфликт будет решаться в политическом поле по линии Евросоюза как гуманитарный, но не как военный или гибридный.

— То есть без задействования НАТО, во всяком случае — не на серьезном уровне или не сейчас. Когда-то Лукашенко пытался преподносить Беларусь как донора безопасности. Сейчас он превратил ее в источник опасности. Попытка принудить ЕС к диалогу и признанию его власти в Беларуси теперь может иметь другой эффект. Слабый ответ НАТО и не всегда адекватный со стороны ЕС на текущий кризис стимулировал необходимость наращивания оборонных мер в странах, граничащих с Беларусью. Польша переместила к нашим границам войска, Латвия проводит учения и готовит силы, Литва не сильно ослабляла усиление, Украина принимает меры по обеспечению пограничной безопасности и территориальной обороны, а эстонцы готовят меры противодействия аналогичному кризису на границе с Россией.

Лебедок добавляет, что поскольку за «спиной» Беларуси стоит Россия, то Литва, Латвия и Польша понимают, что для обеспечения их безопасности одиночных мер может не хватить. И потому рассматривают следующий шаг — консолидацию и военное сотрудничество.

— Таким образом, Беларусь получает усиление военного присутствия со всех сторон. Это будет стимулировать мышление Лукашенко, его сторонников при власти и риторику белорусской пропаганды в духе враждебности Запада и планов по захвату Беларуси, а также какие-то ответные меры на это. Ресурсов для последнего у Лукашенко не много: перекрывать газ, перенаправлять товаропотоки и перекрывать транспортый коридор не особо получится, потому что это вовлечет в конфликт третьи страны. Поэтому ответом могут оказаться либо серия относительно малых инцидентов, либо усиление российской военной составляющей на территории Беларуси. Тем самым Беларусь из «донора безопасности» может превратиться в зону постоянно возникающей эскалации между Западом и Россией, причем это будет использоваться и вне интересов Беларуси и даже самого Лукашенко.