Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  2. Лукашенко усилил агрессивную военную риторику. Спросили у экспертов, действительно ли ему нужна война
  3. СК начал спецпроизводство в отношении девяти белорусов. Их хотят заочно судить по «народной статье»
  4. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  5. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  6. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  7. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  8. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  9. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  10. Как закрытие Литвой еще двух погранпунктов с Беларусью отразится на пассажирских перевозках (уже влияет). Поговорили с перевозчиками
  11. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  12. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  13. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  14. «С Днем защитника отечества!» ВСУ опять сбили российский А-50
  15. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  16. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров


У министра торговли и антимонопольного регулирования Алексея Богданова попытались спросить, к каким критериям он прибегает, когда говорит, что в торговле «не произошло ничего страшного» из-за жесткого ценового госрегулирования. Но получить ответ на этот вопрос не удалось. Ситуация произошла во время конференции «Республиканский клуб директоров», которая прошла в Минске 19 января.

Фото с сайта bpc.by
Алексей Богданов. Фото с сайта bpc.by

Алексей Богданов заявил на конференции, что власти не планируют отменять нашумевшее 713-е постановление правительства, которым с конца 2022 года ввели жесткое госрегулирование цен. «Другого инструмента регулирования (цен. — Прим. ред.) мы не придумали. Мы пока будем выстраивать свою работу в соответствии с этим постановлением», — отметил министр.

По словам чиновника, 713-е постановление было «сложно воспринято» и бизнесом, и госпредприятиями, но за год его действия «ничего критического не случилось».

«Товары как были, так и остались. Предприятия работают, компании работают, научились по-новому осуществлять свою деятельность. Да, какие-то товары ушли с рынка, заместились другими, но это естественный процесс, который происходит постоянно по тем или иным причинам. По нашим оценкам, негативного влияния [постановление о госрегулировании цен] не оказало на экономику», — заявил глава МАРТ.

Один из журналистов, который присутствовал на конференции, попытался спросить у Алексея Богданова, каких критериев «страшности» он придерживается, когда говорит, что «ничего критического не случилось» из-за нашумевшего постановления по госрегулированию цен.

— На днях Белстат выдал статистику за 11 месяцев прошлого года (речь о финансовых результатах организаций в разных сферах. — Прим. ред.): выручка — плюс 11,9%, чистая прибыль — минус 8,1%. Увеличилось количество убыточных предприятий, ухудшилась рентабельность и так далее. Все показатели в минусе. Причем если сравнивать с данными за 10 месяцев, очень сильно обвалилась чистая прибыль — минус 2,2%. Я думаю, и дураку понятно, с чем это связано. Именно в октябре вы стали бороться с ценами. Вы сейчас заявили, товарищ Богданов, — ничего страшного не произошло. Хотелось бы понять, узнать, точнее, у вас: критерии «страшности» каковы? — спросил журналист.

— Вы кто? — спросил Алексей Богданов.

Министру пояснили, что вопрос задавал один из журналистов, который находился в зале.

— А что за данные, откуда вы их привели? — уточнил Алексей Богданов.

Журналист уточнил, что это данные Белстата за 10 и 11 месяцев прошлого года.

— Ну, и что? — спросил глава МАРТ.

— Вам повторить еще раз? — переспросил журналист.

— Так я и без вас знаю эти цифры. И что? Даже больше знаем, чем то, что вы привели. То, что не публикуется. И что?

— Критерии «страшности»… Если у нас в стране выручка растет, себестоимость растет, чистая прибыль падает, количество убыточных предприятий растет. А вы говорите, что ничего страшного, — уточнил журналист. — Потом второй вопрос. Вы говорите, что не сузился ассортимент, в отдельных только вещах. Так а за счет чего тогда выросло количество, как вы сказали, белорусских товаров, их объем в «процентаже» (в процентах. — Прим. ред.). Именно за счет того, что упал иностранный. Вы говорите об автоматизации процесса… А сколько было ручных заявлений, скажем так, о поднятии цены за год (речь о возможности бизнеса обращаться к чиновникам за разрешением поднять заметнее цены на товары, чем разрешено госрегулированием. — Прим. ред.)?

— А зачем вам это? — спросил министр, а затем добавил: — Дайте, может быть, у кого-то на самом деле есть нормальные вопросы, конструктивные.

В итоге глава МАРТ так и не пояснил, каких критериев «страшности» он придерживается, когда говорит, что «ничего критического не случилось» из-за нашумевшего постановления по госрегулированию цен.

Как вводили жесткое госрегулирование и как дальше развивалась ситуация с ценами

6 октября 2022 года Александр Лукашенко запретил повышать цены. Для этого ввели специальную директиву №10. 19 октября правительство приняло альтернативу — постановление о регулировании цен на определенные товары. Им ввели предельные надбавки для импортеров и торговли.

На этом фоне в торговле по всей стране устроили масштабные рейды. На бизнес штамповали уголовные дела, устраивали суды (к примеру, за повышение цены на сыр на 26 копеек директору магазина дали два года с отсрочкой).

В нашумевшее постановление по ценам дважды вводили существенные изменения. Первое — во второй половине октября 2022 года (из документа исключили ювелирные украшения, цветы, некоторые другие товары), а второе — в начале февраля прошлого года. В промежутке между этими правками в 713-е постановление чиновники также вносили изменения по ассортиментному перечню (а потом — еще раз и еще раз), расширяли перечень документов, которые надо представлять для согласования повышения цен.

В этой ситуации сократился ассортимент некоторых товаров, а по отдельным позициям и вовсе возникла нехватка. При этом в октябре и ноябре 2022 года в целом по стране зафиксировали дефляцию — снижение цен, а в декабре они снова начали расти.

С 1 января 2024 года в Беларуси ввели новую систему регулирования цен. Главное изменение — введение ежемесячных пределов изменения отпускных цен производителей.