Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  2. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  3. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  4. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  5. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  6. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  7. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  8. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  9. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  10. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  11. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  12. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  13. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  14. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  15. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко


Экономический рост в Беларуси в 2023 году удалось обеспечить за счет удачной конъюнктуры, а не грамотной экономической политики. Такие достижения вряд ли можно считать успешными и устойчивыми. Такое мнение в новом выпуске «Экспертного взгляда» BEROC высказал топ-менеджер одного из банков, пожелавший остаться анонимным. Он также рассказал, какие видит риски для белорусской экономики.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото с сайта pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото с сайта pixabay.com

За счет чего «вытянула» экономика в 2023 году и в чем слабые места Нацбанка

Топ-менеджер банка, выступивший в качестве эксперта, считает, что достигнутый в прошлом году экономический рост стал возможным не благодаря экономической политике, потому что решения принимались «ситуативно, даже рефлекторно, как реакция на внешние факторы — санкционные и контрсанкционные». По его мнению, показатели, которых удалось достигнуть административными ограничениями, директивным кредитованием и эмиссией (дополнительным выпуском денег и ценных бумаг в обращение), не стоит рассматривать как успешные. И тем более как перспективные для достижения долгосрочных целей. Исходя из этого, утверждает банкир, нельзя говорить о макроэкономической стабильности.

Он считает, что Нацбанк окончательно потерял какое-либо влияние на проводимую политику, а сама она в прошлом году была довольно противоречивой. Привязка курса белорусского рубля к российскому рублю загоняла экономику в ловушку. А Нацбанк не смог уйти от этой связки.

«Это привело к тому, что в периоды девальвации российского рубля на валютном рынке соседней страны наш рубль тоже обесценивался к валютам стран, из которых шел основной объем импорта (при этом происходило укрепление к российскому рублю на рынке экспорта)», — указывает банкир.

По его мнению, сейчас регулятор предпринимает архаичные меры вместо того, чтобы использовать стандартные инструменты ужесточения политики. Банкир не исключает, что это следствие дефицита компетентных кадров. «Если так, то это уже достаточно страшно, более того, это становится системной проблемой», — считает банкир.

Эксперт считает, что в этом году у экономики не будет той ситуативной среды, которая позволила обеспечить рост в 2023-м. Значит, продолжать прирастать теми же темпами вряд ли получится. «Драйверами роста были две отрасли — промышленность, а также оптовая и розничная торговля. Совершенно понятно, что отчасти это связано с процессом восстановительного роста, в том числе экспорта калийных удобрений, нефтепродуктов. В большой степени оказывала влияние внешняя конъюнктура, в том числе высокий спрос со стороны Российской Федерации и сложившиеся ценовые параметры (стоимость товаров, которые идут на экспорт. — Прим. ред.)», — указывает автор.

Как угрозы стоят перед экономикой в 2024-м и почему будет сложно повторить прошлогодний рост

Перспективы калийной отрасли, по его оценке, зависят не только от цен на мировом рынке, которые заметно опустились еще в прошлом году, но также от возможностей логистики. По сути у нас остался только один путь для поставок калийных удобрений — через российские порты. Но логистика на восток ограничена, в том числе потому, что пересекается с потоками «военных» поставок РФ в Украину. Поэтому с точки зрения наращивания объемов, пишет банкир, мы практически достигли потолка. Что касается экспортных цен, то оснований для их существенного роста пока тоже не просматривается.

Среди рисков, которые могут повлиять на экономическое развитие в этом году, остаются санкции и продолжающиеся военные действия в Украине. К ним добавятся факторы, связанные с президентскими выборами в России, в том числе непредсказуемость курса российского рубля, и определенной турбулентности на внешних рынках.

Довольно острой остается ситуация с внешним долгом, но вместе с тем есть определенные ожидания получения серьезной поддержки со стороны России. Поэтому риск этот есть, но вероятность его реализации невысокая, считает топ-менеджер банка.

«Еще один специфический риск, который видится по опыту прошлого года, это стремление ставить заранее иллюзорные цели и достигать их очень нестандартными инструментами, при этом избегая решения реальных проблем, разработки „правильной“ политики и принятия традиционного, привычного экономистам, пакета мер», — пишет автор.

Как политические задачи ущемляют экономические

Он также указывает, что в последние годы произошел существенный перекос в плане баланса экономических и политических целей (в пользу последних). Автор указывает на высокую вероятность того, что при этом ни убытки предприятий, ни какие-то экономические проблемы не будут рассматриваться как существенная цена для достижения желаемых показателей. Тем более что никакой внятной обратной связи для людей, принимающих решение, судя по всему, нет.

«Складывается впечатление, что ни одна существенная экономическая потеря, например, белорусской торговой сети, коммерческого предприятия или убытки в реальном секторе, отток рабочей силы не видятся значимыми при сопоставлении с достижениями краткосрочных неэкономических целей. Поэтому продолжение подобной политики — это также один из важных рисков на 2024-й и последующие годы. При этом потребитель, обыватель может временно оставаться довольным, так как видимые ему параметры (в частности инфляция) будут пытаться удерживать на привлекательных уровнях», — пишет банкир.

Напомним, в Беларуси действует жесткое госрегулирование цен на многие товары, за счет чего ранее удавалось удержать инфляцию на однозначном уровне. Однако такая ситуация несет другие риски для экономики, в том числе отложенным ростом цен и ухудшением «здоровья» бизнеса.