Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины
  2. Попытки прорвать оборону, продвижение российской армии и 1100 погибших. Что сейчас происходит на фронте в Украине?
  3. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  4. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  5. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  6. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  7. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых


Заместитель главы Администрации Лукашенко Александр Егоров похвастался успехами беларусской экономики, но сделал это весьма необычным способом. Он перевел зарплаты и цены в евро, чтобы показать, как ситуация в нашей стране выглядит на фоне наших соседей из ЕС. Причем взял для сравнения данные за начало 2000-х годов, но «забыл» упомянуть о важных моментах. Экономист Лев Львовский пояснил «Зеркалу», о чем на самом деле говорят озвученные чиновником данные.

Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

О чем заявил чиновник и о какой важной детали по росту доходов «забыл» сказать

Заместитель главы Администрации Лукашенко Александр Егоров, который до недавнего времени руководил Банком развития, похвастался заметным ростом зарплат беларусов по сравнению с началом 2000-х годов — «более шести раз» в евровом эквиваленте. А цены в этой валюте с того времени, как заявил чиновник, «не изменились, а даже несколько снизились».

— Нас очень многие сравнивают с другими странами, с нашими соседями, с Польшей, с Литвой, с Латвией, которые, по сути, являются частью Европейского союза (эти государства — полноправные члены ЕС. — Прим. ред.). И в какой-то степени инфляция в этих странах является отражением инфляции Европейского союза. По расчетам с 2000 года в евро цены в Беларуси упали на 17%, — сказал Александр Егоров.

Мы сравнили — средний заработок действительно за это время в пересчете в евро вырос примерно на столько, как заявил чиновник. В марте 2000 года средняя неденоминированная зарплата была 45 549 рублей. Если перевести эту сумму в евро по курсу Нацбанка на 1 апреля 2000 года, получается около 110 евро.

В нынешнем марте средний заработок до уплаты налогов составил 2 161,1 рубля. По курсу Нацбанка на 1 апреля этого года выходит 616 евро. Получается, что за 24 года средняя зарплата в рублях увеличилась в евро в 5,6 раза.

Но при подобном сравнении нужно учитывать важный момент, отмечает академический директор BEROC экономист Лев Львовский.

— Раз уж мы сравниваем с Польшей и Литвой, то можно сравнить рост реальных доходов (их рассчитывают с поправкой на инфляцию. — Прим. ред.) и ВВП с этими странами с 2000 года. Это сравнение окажется сильно не в нашу пользу, — комментирует эксперт.

По данным Всемирного банка, ВВП на душу населения, рассчитанный по паритету покупательной способности (ППС) в 2022 году (более поздние данные пока не опубликованы) в Беларуси был на уровне 22 550,6 доллара, в Польше — 46 609,6 доллара, а в Литве — 50 968,9 доллара. Этот показатель учитывает разницу стоимости товаров и услуг в странах. То есть этот критерий пересчитывается так, как если бы цены в каждой исследуемой стране были на одном уровне. Для сравнения: в 2000-м этот показатель был на уровне 5 801,8 доллара, 10 673,5 доллара и 8446,9 доллара соответственно.

Как чиновники пытаются выдать плохую новость за позитивную. Что не так в сравнении цен в евро

Что же касается заявления о падении цен в евровом эквиваленте на 17%, то тут чиновник пытается выдать плохую новость (что рубль заметно обесценился к евро) за позитивную (что цены в этой валюте упали), отмечает Лев Львовский.

Приведем пример. Допустим, килограмм апельсинов 24 года назад стоил 5 рублей, во столько же обойдется и сейчас. То есть цена в рублях не изменилась (такое в нашей стране маловероятно, но возьмем такие данные для упрощения). Когда чиновники говорят, что в евро стоимость товара снизилась на 17%, это означает, что рубль на столько обесценился к этой валюте. А если сделать поправку на инфляцию, то обесценивание нацвалюты к евро еще заметнее.

— Если рубль падает к евро, а наши цены стоят на месте, то получается, что как будто [товары и услуги] в евро у нас дешевеют. Но это никак не отражает уровень жизни беларусов. Это делает нашу экономику более привлекательной для иностранцев (они смогут купить больше товаров за одну и ту же сумму евро. — Прим. ред.), но к нашему уровню жизни это никак не относится. В Беларуси есть национальная валюта — рубль, а не евро. Есть рост цен в этой валюте, и все граждане в ней получают доходы. Поэтому непонятно, почему он берет евро.

Аналитик дополняет: то, что именно чиновник сделал такое заявление, — это не самая хорошая новость.

— Вполне компетентный и образованный человек, Александр Егоров, получив новую должность, начал изображать из себя того, кто ничего не понимает в экономике, — отмечает экономист. — Непонятно, этого требует должность или он так воспринимает текущее правительство Беларуси, что там если человек что-то соображает, то его сразу выкидывают.

Александр Егоров — экономист, банкир. С 2021 года он возглавлял Банк развития и работал в Минэкономики. Пост замглавы Администрации Лукашенко он занял в марте этого года.

Почему чиновники стремятся сравнивать современную экономику с тем, что было 25−30 лет назад

Беларусские чиновники любят вспоминать, как тяжело жилось в 1990-е (или, как в случае с Егоровым, — в начале 2000-х) и насколько лучше обстоят дела сейчас.

— Если мы кратко разложим экономическую историю Беларуси, то она будет складываться из нескольких частей. Первая — это с начала современной независимости до 1995 года. Там наблюдалось падение из-за перехода от административно-командной экономики к рыночной. Вторая — с 1995 до 2011 года. Тогда был бурный рост, который в реальном выражении в среднем превышал 12% в год. И третья часть — с 2011 года. В этот период у нас была стагнация, то есть почти нулевой рост или около 1% в год, — объясняет Львовский. — Поэтому говорить о последних десяти годах [развития] Беларуси некрасиво. В этом случае мы увидим ту же Польшу и Литву, которые в это время активно растут, и Беларусь, которая наращивает отставание от них.