Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины
  2. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  3. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  4. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  5. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  6. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  7. Попытки прорвать оборону, продвижение российской армии и 1100 погибших. Что сейчас происходит на фронте в Украине?


Правительство продолжает закручивать гайки индивидуальным предпринимателям. Власти признают, что принятый новый закон может «убить» больше 40 тысяч ИП, но при этом надеются «выдоить» из бизнеса побольше. С чем связаны такие перемены и какие несут риски? Не пытаются ли чиновники таким образом частично закрыть дефицит работников? На эти и другие вопросы блогу «Люди» ответил научный сотрудник BEROC, экономист Анатолий Харитончик. Мы перепечатываем этот текст.

Фото: TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

Власти взялись за ИП, чтобы частично закрыть проблемы с дефицитом работников?

В конце апреля Александр Лукашенко возмутился: «все стали ипэшниками, и работать некому». «Порядок надо навести. Это не значит, что мы всех загоним в стойло. Нет. Но должен быть порядок», — заявил политик.

Такое заявление может читаться как желание хоть частично закрыть проблему с нехваткой кадров, о которой недавно он же и говорил. Экономист Анатолий Харитончик частично согласен с этим мнением.

— В долгосрочной перспективе усиление давления на предпринимательство выглядит как попытка структурного воздействия на рынок труда, но вряд ли причина в текущем дефиците (работников. — Прим. ред.). Во-первых, давление на предпринимателей усиливается довольно продолжительное время, а проблема дефицита кадров стала острой где-то со второй половины 2022 года и существенно усилилась в 2023-м, — объясняет эксперт свою позицию. — То есть стратегически с того времени ничего не изменилось — давление на предпринимателей нарастало. Во-вторых, у нас количество ИП вместе с теми, кто на них работает, превышает 300 тысяч человек. Они трудятся в определенных нишах, секторах экономики, производят товары и услуги, на которые есть спрос.

Переместить такое количество людей в другие сферы, чтобы не возникли новые перекосы в экономике, довольно сложно, подчеркивает экономист. Это создало бы новую проблему — дефицит тех, кто будет удовлетворять спрос на товары и услуги, который сейчас закрывают предприниматели.

Александр Лукашенко в апреле подписал закон по вопросам предпринимательской деятельности. Как и планировалось, чиновники урежут список видов деятельности для ИП. Тем, кто не попадет в этот перечень, придется или закрыться совсем, или перейти в юрлицо. Виды деятельности, которые смогут осуществлять ИП, до 1 июля должно будет установить правительство.

Какие еще могут быть причины появления реформ для ИП?

Одну из причин таких перемен для бизнеса чиновники сами открыто озвучили. Так, в Министерстве по налогам и сборам признали, что надеются собрать больше налогов с ИП, когда те перейдут в юрлица.

— Если эта категория индивидуальных предпринимателей условно останется ИП, речь в части наполнения бюджета будет идти о сумме порядка 150 млн рублей. Если эти виды деятельности трансформируются в форму юридического лица, то такой же субъектный состав в форме юридических лиц сегодня уплачивает порядка 440 млн рублей, — заявил ранее замглавы МНС Владимир Наумович.

Такой запрос налоговой вполне объясняется серьезным ростом расходов бюджета, отмечает аналитик. Одна из причин — заметное сокращение возможностей получить финансовую поддержку извне. В качестве примера можно вспомнить свернутые программы по ремонту дорог в Беларуси. Эти расходы легли на госбюджет.

— Их (чиновников. — Прим. ред.) слова о том, что при смене организационной формы поступления уже от организаций должны вырасти, — это новый виток вытеснения частных инвестиций государственными, — продолжает Анатолий Харитончик. — Если раньше финансовые ресурсы оставались у предпринимателей, которые могли их инвестировали либо даже просто имели приемлемый уровень доходов и потребления, то сейчас часть этих ресурсов окажется у государства — и оно будет их перераспределять. Но это если исходить из того, что ИП перейдут в юрлица. Вряд ли такое вытеснение государством частного бизнеса будет эффективным и поспособствует тому, что потенциал роста нашей экономики и благосостояние граждан повысятся. Скорее, наоборот.

Эксперт уточняет, что пока сложно оценивать, какая часть ИП перейдет в число юрлиц, а сколько свернут деятельность вообще. Тем не менее он считает, что вряд ли новый закон приведет к тому, что предприниматели массово будут уезжать в другие страны. Часть предпринимателей, которые не смогут или не захотят стать юрлицами, вероятно, перейдет на работу по найму, считает Анатолий Харитончик. Однако вряд ли они будут выбирать в качестве нового места заводы. Скорее всего, они пойдут в компании, которые работают примерно по тому же направлению, каким люди занимались в статусе ИП.

При этом Анатолий Харитончик уточняет, что не видит в изменениях для ИП структурных реформ, которые бы имели долгосрочные цели.

— У нас действительно есть много различных налоговых режимов и льгот, которые давно требовали ревизии. Исследовать, какие из них эффективные, а какие — нет, ранее предлагали и Всемирный банк, и другие международные организации. Если бы эта деятельность велась системно в таком направлении, то это [принятие нового закона для ИП] можно было бы назвать плюсом. Но я сомневаюсь, что новый закон для ИП связан с такой деятельностью, — говорит Анатолий Харитончик.

Аналитик считает, что еще одна из целей, которую преследуют власти изменениями для ИП, — сократить число людей с критическим мышлением.

— «Проблема» в том, что предпринимательство ведет к развитию ценностей самовыражения. Это и критическое мышление, и тяга к творчеству, к участию в принятии решений в экономической и политической жизни. Все это несет риски для таких персоналистических режимов и явно является нежелательным, если [у народа] возникает стойкий запрос на сменяемость власти и политического курса, — говорит Анатолий Харитончик. — А властям важно соблюдать баланс. Креативность и рост в некотором масштабе нужны, но не так, чтобы люди начали требовать активного участия в принятии решений в экономической и политической жизни. [У чиновников есть желание], чтобы доля людей, у которых ценности самовыражения доминируют, не пересекала критическую отметку.