Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  2. На рынке труда — «пожар»: число вакансий растет буквально на глазах
  3. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  4. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  5. С чем связаны природные аномалии, которые одна за другой обрушиваются на Беларусь? Ученый объяснил и рассказал, чего ждать дальше
  6. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  7. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  8. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  9. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  10. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  11. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
Чытаць па-беларуску


В морском порту Санкт-Петербурга накануне приостановили перевалку беларусских минеральных удобрений. Причина — попытка договориться о стоимости услуг российской стороны. Примечательно, что экономист Дмитрий Крук меньше месяца назад прогнозировал, что Минск может столкнуться с подобными проблемами. На фоне нынешней новости, которая пришла из России, «Зеркало» спросило этого эксперта, каким может быть развитие ситуации по поставкам калия через РФ и есть ли смысл в таких условиях строить порт в этой стране.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

У россиян достаточно велик соблазн воспользоваться ситуацией

Напомним, российские порты стали единственным путем для морских поставок беларусских удобрений после введения против Беларуси санкций и отказа Литовской железной дороги от доставки беларусских грузов. Как планируется, к 2028 году в Мурманской области может быть построен беларусский порт.

На этом фоне «Беларуськалий» столкнулся с трудностями по логистике своей продукции: его не устроила, вероятно, поднявшаяся стоимость за перевалку груза в порту Санкт-Петербурга. В итоге отгружать удобрения временно перестали, пока стороны не договорятся по цене за услугу.

Буквально о таких рисках недавно предупреждал старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук. Эксперт, в частности, отмечал, что в условиях практически полной зависимости беларусских экспортеров от России могут возникнуть ситуации блокировки части поставок, а также навязывания российскими компаниями своей тарифной политики. Так как беларусские фирмы практически не имеют альтернативы по логистике экспорта, особенно калийных удобрений и нефтепродуктов, то велика вероятность, что им придется иметь дело с ростом стоимости использования железнодорожной инфраструктуры и портового обслуживания.

— Нынешняя ситуация [зависимости экспорта от российской инфраструктуры] привела «Беларуськалий» к кардинальному ослаблению его переговорной силы с российскими контрагентами, — констатирует экономист в комментарии «Зеркалу».

Аналитик обращает внимание на данные, которые в марте опубликовало «Сообщество железнодорожников». По ним видно, что «Беларуськалий» больше не может диктовать свои условия в переговорах с конечными покупателями. Например, в Индию и Китай в прошлом и позапрошлом годах калий шел по цене 40−50% от рыночной. То же касается и России, через которую совершают перевалку таких грузов. В итоге по удобрениям ситуация складывается вдвойне неприятной: конечный продукт приходится продавать дешево, а за логистику платить больше.

— Даже если абстрагироваться от политических составляющих, если есть понимание, что твой контрагент не владеет рыночной властью и у него по большому счету нет запасных путей, то достаточно велик соблазн воспользоваться ситуацией и выкачать из него все, что можно, — объясняет эксперт систему сложившихся отношений. — Из этого следует, что россияне с большой вероятностью будут пытаться и впредь получить от «Беларуськалия» как можно больше, в том числе оперируя тарифами.

Свой порт в РФ в таких условиях — сомнительная перспектива

К 2028 году беларусские чиновники хотят построить в Мурманской области порт. Это может гарантировать перевалку части беларусского экспорта. Однако это не решает другие моменты зависимости от российской инфраструктуры, в первую очередь от железной дороги РФ, по которой грузы будут достигать порта.

— Есть ли смысл строить такой порт в таких условиях?

— В нормальной ситуации, если бы не было войны, санкций и изоляции Беларуси, даже думать в сторону строительства порта в России не стоило бы. С позиции нынешней ситуации какие-то рациональные зерна, наверное, в этом есть. В моем понимании базовая идея у них состоит в том, что хотя бы какие-то мощности, пусть и дорогие, но все же будут гарантированы. Но на другой чаше весов — то, что они становятся в растяжку перед железной дорогой, — отвечает экономист. — Думаю, что для тех, кто выступает за это решение, наверное, первое соображение перевешивает. То есть они хотят гарантировать себе доступ именно к порту, снижая значимость аргумента, что к нему не подлетишь — все равно надо ехать по железной дороге. Вот они (чиновники. — Прим. ред.) и пытаются найти из малочисленных вариантов какой-то выход.

Как подчеркивает Дмитрий Крук, большой вопрос, если ли смысл в беларусском порту в РФ, если россияне всегда могут либо перекрыть железную дорогу, либо не дать перевалить по ней беларусские грузы, либо серьезно повысить тарифы. «Это соображение для меня перевешивает, даже если ставить себя на позицию режима», — говорит экономист.

Но у строительства порта, по словам эксперта, есть и другие цели. Во-первых, как и многие другие постсоветские режимы, в Беларуси любят устраивать масштабные стройки, независимо от оценок перспектив возводимых объектов.

— Это делается по нескольким причинам. Одна чисто экономическая: пока идут инвестиции и не встал вопрос, насколько они эффективны, для экономики это всегда хорошо, потому что идет вал заказов. Проблемы начинаются, когда встает вопрос, зачем все это было нужно и будет ли оно работать, — говорит Дмитрий Крук и переходит ко второму пункту. — В этом вопросе есть политически-пропагандистские цели: «Вот наш ответ Чемберлену. Мы нашли решение проблемы, адаптировались и строим порт». Именно поэтому эту инициативу так пиарят.