Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Принимаем документы из дружественных стран». По «тунеядскому» декрету ввели новшества (тем, кто уехал из страны, вряд ли понравятся)
  2. Российские войска в оккупированных районах готовят «третью линию обороны». Главное из сводок штабов на 93-й день войны
  3. В Запорожье заявили, что хотят в состав России, потому что так было «сотни лет». Рассказываем, как формировались границы Украины
  4. В Беларуси будет создано «народное ополчение»
  5. Стало известно, кому и сколько в качестве компенсации морального вреда должна выплатить Софья Сапега
  6. Российские «Искандеры» под Лунинцем, зерно в обмен на санкции, жесткие кадры обстрела Харькова. Девяносто второй день войны
  7. В Беларуси на пятницу объявили оранжевый уровень опасности
  8. «Личная армия Путина». Что известно о ЧВК Вагнера, бойцов которой обвиняют в преступлениях в Украине?
  9. «Осуждаем войну как нарушение Божьей заповеди „Не убий!“» Украинская православная церковь отделилась от РПЦ
  10. Россия попытается создавать «меньшие котлы» вместо широкомасштабного окружения. Главное из сводок штабов на 92-й день войны
  11. «Один вопрос: за что?» Монолог жительницы Мариуполя, которая пережила обстрелы, застала оккупацию и покинула город в начале мая
  12. Под Брестом задержали родителей известной оперной певицы Маргариты Левчук. Их оштрафовали за «неподчинение сотрудникам милиции»
  13. Новые планы по захвату Киева, народное ополчение в Беларуси и третья линия обороны. Девяносто третий день войны
  14. Лукашенко назвал учения НАТО у границ Беларуси разведкой будущего «театра военных действий»
  15. Лукашенко предупредил страны ЕАЭС: Последствия санкций затронут всех, отсидеться не получится
  16. Отменяют лимиты по валюте, возвращают кредиты и пересматривают ставки по вкладам. Банки вводят очередные новшества
  17. Белорусский солдат сбежал из части и направился в сторону Литвы. Его разыскивают
  18. Потерян Лиман, Северодонецк окружают: Украина проигрывает в битве за Донбасс? Разбираемся, что происходит на восточном фронте
  19. В Речице умер ребенок, пострадавший в ДТП с участием трактора
  20. МВД выделят дополнительные деньги из республиканского бюджета
  21. Дожди, порывистый ветер и до +21°С. Все о погоде в выходные


Бывший министр образования Игорь Карпенко сменил на посту председателя ЦИК Лидию Ермошину, уже ставшую фигурой, с которой в Беларуси ассоциируются выборы (кроме официально всегда побеждавшего в президентских гонках Александра Лукашенко). Это неудивительно, ведь за четверть века, что она возглавляет Центральную избирательную комиссию, Лидия Михайловна руководила процессом пяти президентских выборов, шести парламентских и двух референдумов. Вспоминаем историю 68-летней чиновницы.

Детство и отец, из-за которого у Ермошиной «аллергия на военных»

Лидия Ермошина, получившая при рождении фамилию Горковенко, появилась на свет в Слуцке. Отца — военного — постоянно переводили с места на место. В первый класс Ермошина пошла в немецком Веймаре, но спустя год семья вернулась в Беларусь и поселилась в Бобруйске. Кстати, в 2017 году она получила звание почетного гражданина этого города.

Про свое детство чиновница публично вспоминала мало. Из немногих рассказов выделяется история, как ее семья в 1962 году купила «небесно-голубую „Волгу“». «На весь Бобруйск, где мы жили, таких машин было не больше десяти. На подобных автомобилях ездили первый секретарь райкома и председатель райисполкома. Поэтому люди думали, что и наша семья очень состоятельная», — вспоминала глава ЦИК, но подчеркивала, что они с родителями на самом деле не были обеспеченными.

О своей маме глава ЦИК говорила, что та «ровесница Красной Армии — она родилась в 1918 году», русская по национальности, родила дочь в 35 лет. Отец был военным офицером, который воевал во время Второй мировой войны, а потом служил Советской армии в Германии. Лидия Михайловна признавалась, что это наложило отпечаток на отношения в семье. «У меня с детства аллергия на военных. Мой отец — полковник! И я знаю, какая судьба тех, кто живет в такой семье. Очень тяжелая судьба. Отец прошел войну, командовал батареей, был настоящим строевым офицером. Поверьте, жить в семье с такими суровыми людьми очень тяжело», — признавалась она в одном из интервью. Во время Великой Отечественной ее отец, украинец по национальности, воевал на одном из Украинских фронтов и закончил войну в Венгрии. Потом — «воевал с бандеровцами в Львовской области», — рассказывала Ермошина.

После школы Лидия уехала за 700 км от дома и поступила на юридический факультет Калининградского государственного университета. Ее учительница рассказывала «Нашай Ніве», что одной из причин переезда стали разногласия в семье.

Лидия Ермошина в школе. Фото: nashaniva.com
Лидия Ермошина в школе. Фото: nashaniva.com

В начале карьеры работала юрисконсультом торговых и промышленных предприятий Калининграда, помощником прокурора Октябрьского района города. А вернувшись в Бобруйск, стала сначала юрисконсультом, а потом заведующей юридическим отделом Бобруйского горисполкома.

Сама она говорила, что до прихода в ЦИК была «скромным провинциальным юристом, которую никто не знал».

Два неудачных брака и смерть единственного сына

В самом западном городе России Лидия первый раз вышла замуж за Алексея Ермошина, о котором больше ничего не известно. Со вторым мужем она развелась уже в Минске.

«Никто не заметил мой развод в Минске, хотя я уже была медиаперсоной. А мужей своих я квартирами обеспечила. Я ушла как уходят мужики. Первый раз я квартиру оставила мужу в Калининграде. Второй раз я понимала, что человеку надо где-то жить, поэтому я продала квартиру и купила ему однокомнатную», — рассказывала глава ЦИК в эфире программы «Выход есть» на телеканале «Беларусь 1». По ее словам, в честь первого развода она даже устроила вечеринку.

В первом браке у Лидии родился сын Алексей. Он пошел по стопам матери — получил юридическое образование в БГУ, сначала работал в прокуратуре, какое-то время был заместителем прокурора Фрунзенского района Минска, а потом стал адвокатом. У него не было своей семьи, а с мамой сохранились близкие отношения, как говорила Лидия Ермошина, они «друзья, единомышленники».

В 2017 году в возрасте 40 лет Алексей умер. Официально причину Лидия Михайловна так ни разу и не назвала публично, но знакомые говорили, что скончался он «от естественных причин». Ермошина потом рассказывала, что продолжает воспринимать сына как живого. «Я даже не воспринимаю это как-то иначе. Для меня это временная разлука. Мой сын Алексей — светлый человек».

После смерти сына у нее осталось не так много близких людей. «Единственная родственница — сестра, которая живет в Москве. (…). Три очень задушевные подруги живут в Бобруйске, есть подруги в Калининграде. Мы общаемся, я езжу, ко мне приезжают. Есть близкие люди, мне не нужны психоаналитики. Ну и счастье мое — книги. Говорят, это уход от действительности», — рассказывала она в интервью.

Первое появление в Минске

В 1988 году Лидия Ермошина, до этого являвшаяся помощником прокурора одного из районов Калининграда, вернулась с сыном в Бобруйск и стала председателем юридической службы местного горисполкома. А спустя четыре года вышла на республиканский уровень: ее включили в состав ЦИК.

В 1992 году Белорусский народный фронт под руководством Зенона Позняка инициировал проведение референдума о досрочных выборах в парламент. В эпоху независимости Беларусь вступила с номенклатурным Верховным Советом, в котором преобладали партийные чиновники, директора предприятий и председатели колхозов. Проводить реформы парламент не хотел и не имел на это потенциала. Его состав не соответствовал реальной политической картине. Чтобы вынести вопрос на референдум, требовалось собрать не менее 350 тыс. подписей. БНФ перевыполнил этот план, предоставив в апреле 1992 года в ЦИК 442 тыс. Большинство из них признали действительными.

По законодательству парламент был обязан утвердить дату референдума. На нем предполагалось спросить у белорусов, согласны ли они на досрочный роспуск нынешнего Верховного Совета и выборы в парламент по новым правилам.

Лидия Ермошина. Фото: bymedia.net
Лидия Ермошина. Фото: bymedia.net

Премьер-министр Вячеслав Кебич такого поворота событий не испугался. Под него создали две партии, которые должны были сформировать проправительственный блок в парламенте. Но власти решили перестраховаться и расширить ЦИК за счет пяти сотрудников юридических отделов райисполкомов, лояльных к власти.

Как писал в книге «Дзевяноста другі» депутат Сергей Наумчик, в день своего утверждения Ермошина столкнулась с фальсификацией: кто-то из депутатов зарегистрировался за Вячеслава Кебича, хотя того не было на заседании. Но это было не единственной проблемой.

По закону для выдвижения членов ЦИК требовалось собрание рабочих коллективов. Ермошину же рекомендовали ее коллеги из Бобруйского райисполкома. Можно ли считать его рабочим коллективом? Спорный вопрос. Но на заседании выяснилось, что по трем кандидатурам из пяти — в том числе и Ермошиной — протоколы о таких заседаниях отсутствуют. А значит, выдвижение является недействительным.

Парламентское большинство, а также депутата Александра Лукашенко, поддержавшего претендентов, это обстоятельство не смутило. Они проголосовали «за», хотя их коллеги даже не смогли задать пятерке ни одного вопроса.

Досрочные выборы-92 давали шанс изменить историю, провести реформы и демократические преобразования. Но депутатское большинство боялось, что не попадет в новый Верховный Совет. А потому в нарушение закона отказались утвердить дату референдума. С высоты лет история неназначенного референдума воспринимается одной из точек невозврата: локомотив белорусской истории двинулся к модели президентской Беларуси.

Референдум 1996 года

Виктор Гончар. Фрагмент статьи в газете "Свабода". Фото: svaboda.org
Виктор Гончар. Фрагмент статьи в газете «Свабода». Фото: svaboda.org

Четыре года Ермошина работала в тени. Но на 1996 год был назначен референдум. На него предполагалось вынести четыре вопроса. О новой Конституции (официально — о ее новой редакции), о переносе Дня независимости с 27 июля (день принятия Декларации о суверенитете в 1990 году) на 3 июля (день освобождения Минска от нацистов), о сохранении или отмене смертной казни и о свободной продаже земли. Фактически, новая Конституция давала Александру Лукашенко абсолютную власть.

Депутаты Верховного Совета попытались бороться: они назначили главой Центральной избирательной комиссии популярного политика Виктора Гончара, который должен был обеспечить честный подсчет голосов. Проанализировав ситуацию, тот заявил, что не признает итогов референдума из-за многочисленных нарушений. Например, в том году власти впервые ввели досрочное голосование. Местная вертикаль стала активно зазывать избирателей на участки, где даже не было вариантов Конституции, за которые предлагалось голосовать.

14 ноября 1996 года Виктора Гончара уволили с поста руководителя ЦИК. «Служба охраны президента осуществляет вооруженный захват помещений ЦИК и выдворяет Гончара из его служебного кабинета. Председателя Верховного Совета Семена Шарецкого и генерального прокурора Василия Капитана, пытавшихся воспрепятствовать произволу, просто-напросто вышвыривают вместе с Гончаром. Вступившихся за Гончара рядовых депутатов и вовсе избивают», — писал Александр Федута в книге «Лукашенко. Политическая биография».

Увольнение являлось нарушением Конституции: такое решение мог принять только парламент. На следующий день, 15 ноября, Конституционный суд признал указ о смещении главы ЦИК неконституционным. Но Лукашенко это не интересовало. На место Гончара была назначена Лидия Ермошина.

Как писал Федута, ее рекомендовали на этот пост Михаил Сазонов, подполковник милиции, тогда первый заместитель главы Администрации, и Юрий Малумов, тогда вице-спикер парламента. Причиной было то, что Ермошина являлась единственным членом Центризбиркома, публично возражавшая Гончару.

24 ноября 1996 года она огласила результаты референдума: по официальным данным, все предложения Лукашенко набрали большинство голосов. Но в том году бюллетени печатал не ЦИК, а Управление делами президента, распространявшее их через вертикаль Лукашенко. Какое точное число бюллетеней тогда напечатали, осталось неизвестным.

— Начиная с 1990 года в Беларуси была низкая явка избирателей, из-за чего многие выборы срывались, — писал Валерий Карбалевич в книге «Александр Лукашенко: политический портрет». —  На референдуме 1995 года, например, проголосовали 65% белорусов.

Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by
Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by

Похожие цифры наблюдались и в 1996-м. Официально было объявлено, что на 18.00 24 ноября на участки пришли 59% избирателей. Но затем произошло «чудо», и поздним ноябрьским вечером на участки якобы повалил народ — и к 20.00, концу голосования, общая явка неожиданно подскочила до 84%. Причем в Ветковском районе якобы проголосовали целых 99,3%, причем 98,5% поддержали Лукашенко. Еще в четырех районах страны явка составила около 98%. Хотя, как пишет Карбалевич, на все предыдущие выборы в это вечернее время приходили голосовать только 7−9% граждан, а не четверть населения.

Кроме того, по данным независимой социологической лаборатории «Новак», одной из самых авторитетных в Беларуси того времени, перед референдумом за проект Лукашенко были готовы проголосовать 62,1%. И это на фоне того, что с 9 по 24 ноября в 90% эфирного времени на белорусском телевидении и 92% на белорусском радио выражалась поддержка новому проекту Конституции.

27 ноября ЦИК во главе с Ермошиной утвердил итоги референдума, хотя это было нарушением закона. Требовалось присутствие 2/3 членов Центральной избирательной комиссии (то есть 12 из 18), а на заседание пришли лишь 10. Новый вариант Конституции (а фактически совершенно новый документ) вступил в силу, хотя по закону это могло произойти лишь спустя 10 дней.

Пять президентских и шесть парламентских кампаний, а также многолетние санкции

Чиновница признавала, что ее должность «прилипла как второе лицо или как приставка к фамилии». Это вполне объяснимо — за время своего руководства ЦИК Ермошина провела два референдума, пять президентских и шесть парламентских избирательных кампаний. Александр Лукашенко всегда оставался доволен ее работой, а сама чиновница говорила, что является «человеком команды президента».

— Но я могу вам сказать, что Центризбирком в своей деятельности никогда не чувствовал никакого давления ни от какого государственного органа. В том числе — со стороны руководителя государства, — говорила она в 2011 году.

На референдуме 2004 года было снято ограничение на количество сроков для президента. До этого один и тот же человек не мог занимать эту должность более двух сроков подряд. Юрист Лидия Ермошина не увидела в вынесении этого вопроса на всенародное голосование никаких противоречий с Конституцией.

Победа Александра Лукашенко с результатом 82,6% голосов — такие итоги выборов озвучила глава ЦИК в 2006 году, а на поступившие более двухсот жалоб ответила, что никаких фальсификаций комиссия не выявила. После выборов начались массовые акции протеста из десятков тысяч демонстрантов. Часть из них основала на Октябрьской площади палаточный городок. Протест закончился грубым разгоном и массовыми задержаниями участников.

Позже Александр Лукашенко сам признал, что выборы 2006-го были сфальсифицированы, заявив, что за него проголосовало 93,5%, а ЦИК объявил меньше.

На выборах 2010 года официально снова победил Александр Лукашенко с результатом 79,65%. День выборов закончился массовой акцией протеста, в которой участвовало несколько десятков тысяч человек, а ночь — жесткими разгонами демонстрантов. По оценкам правозащитников, тогда было задержано около 800 человек.

Лидия Ермошина заявляла, что голосование прошло без нарушений. В тот же год она призналась, что мечтает, чтобы миссия наблюдателей ОБСЕ признала выборы. «Мечты должны сбываться в преддверии Нового года. Пусть Дедом Морозом будет руководитель миссии ОБСЕ», — комментировала она. Но этого не произошло, международное сообщество заявляло о нарушениях во время выборов, а страны Запада ввели санкции.

В одном из интервью накануне выборов 2010 года она объяснила невключение большого числа представителей оппозиции в избирательные комиссии тем, что это был бы «позор для комиссий», а про самих оппозиционеров говорила, что это «люди с несложившейся судьбой, с определенным негативным взглядом на жизнь, зачастую, те, кого называют на Западе лузерами, неудачниками».

Президентская кампания 2015 года была непривычно спокойной. Выделялась она лишь тем, что в ней участвовала первая кандидат женщина — Татьяна Короткевич. «Молодая симпатичная женщина. Свежее лицо, не связанное со скандалами, компроматом. Она еще никому не успела наскучить» — так о Короткевич отзывалась руководитель Центральной избирательной комиссии.

А вот кампания 2020 года была очерчена сложностями с самого старта. Еще до выборов Лидия Ермошина обратилась в Следственный комитет с просьбой провести проверку лозунгов Сергея Тихановского на предмет угроз в ее адрес, так как в них встречалась ее фамилия и слово «прихлопнуть». Позже ее признали потерпевшей по уголовному делу в отношении блогера.

В августе прошлого года года Лидия Ермошина в пятый раз за свою карьеру объявила победу Александра Лукашенко. В этот раз с результатом 80,1%. Эта кампания привела к самому масштабному протестному движению, а итоги голосования снова не признали многие страны и международные структуры. Глава ЦИК отклонила все жалобы кандидатов на пересмотр результатов голосования, а акции протеста назвала срежиссированными.

Именно в ее кабинете было записано видео Светланы Тихановской на следующий день после выборов, в котором рассказала, почему покинула страну, а также призвала людей соблюдать закон и не выходить на площади. Вторую часть обращения показали по белорусскому телевидению. В нем видно, что экс-кандидат в президенты зачитывала текст с листа бумаги.

На протяжении многих лет Лидия Ермошина была под санкциями Запада. Это решение всегда было связано с итогами голосования на выборах разных лет и референдуме 2004 года.

Ускользающая пенсия

Лидия Михайловна не раз говорила, что хочет уйти на заслуженный отдых. Выборы 2010 года она проводила уже в пенсионном возрасте и после избирательной кампании заявила, что не прочь оставить свой пост. Но еще на протяжении десяти последующих лет не раз меняла мнение на этот счет. Ее заявления сменялись от ее надежд на уход до готовности остаться при должности, если так решит Александр Лукашенко.

Например, в 2012-м после того, как ей продлили контракт, руководитель ЦИК заявляла, что «если не повезет, придется проводить и следующие выборы в парламент», которые должны были пройти 2016 году. Позже признала, что от ее желания мало что зависит. «Тут надо говорить про желание другого человека — хочет ли он и дальше видеть меня во главе Центральной комиссии по выборам и проведении республиканских референдумов?» — комментировала она. После очередного продления контракта Ермошина признала, что еще «слишком молода душой, чтобы сидеть на пенсии и вязать носочки». А в интервью 2017 года, когда Лукашенко в очередной раз не отпустил ее на пенсию, она это комментировала так: «Очевидно, президент не видит достойной замены и считает, что у меня хватает энергии и здоровья».

В декабре этого года истекает очередной срок ее контракта, как говорила Лидия Ермошина после выборов 2020 года, она хотела уйти на пенсию, но была готова остаться «на переходный период». А в ноябре этого года она признавалась, что еще не знала, будет ли руководить Центральной избирательной комиссией во время референдума.

— Срок полномочий ЦИК истекает 22 декабря этого года. Мы сможем проводить и организовывать референдум, если нам этот срок официально продлят на какое-то время. Либо, возможно, будет принято решение об изменении состава Центризбиркома. Мне пока не известно, — сказала Ермошина и добавила, что готова к любому решению.

Будучи долгое время под санкциями, глава ЦИК не строила больших планов на путешествия. Но не раз говорила, что хочет поехать в Калининград. Кроме того, она признавалась, что не любит активный отдых. «Сразу признаюсь, я человек ленивый. Предпочитаю созерцательно-пассивный отдых, но при этом люблю много купаться в море, гулять, посещать интересные места», — говорила она.

Во время голосования на парламентских выборах 7 сентября 2016 года
Во время голосования на парламентских выборах 7 сентября 2016 года

Источник вдохновения и мемов

Во время акции протеста на площади Независимости, которые начались сразу после выборов 2010 года, общаясь с журналистами глава ЦИК возмутилась, что «разъяренная толпа» перла на невинных «хрупких женщин 42-го размера». А на замечание, что среди участников манифестации тоже есть женщины, заявила: «Этим женщинам делать нечего! Сидели бы дома, борщ варили. А не по площадям шастали. Мне в голову это не придет. Это позор для женщины — участвовать в подобных мероприятиях. Я еще понимаю, когда она девица дурная молодая, а когда женщина в возрасте идет, значит, у нее что-то с интеллектом не в порядке». Заявление про борщ ей вспоминали потом не раз, а сама фраза в разных вариациях стала местной шуткой.

Кстати, в тот год она покинула эфир программы «Выбор» на ОНТ после неудобных для нее вопросов ведущего Сергея Дорофеева, вскоре после чего журналиста отстранили, а ток-шоу закрыли.

Но глава ЦИК была еще и лицом, которому посвящали творческие произведения. Бывший депутат и секретарь ЦИК Беларуси Николай Лозовик посвящал Ермошиной стихи. Правда, как он сам признавался, писал не по вдохновению, а на заказ. Одно из них автор подготовил ко Дню рождения Лидии Михайловны.

Коль судьбою предназначено
Вам мужчинами управлять,
Мы должны Вам посоветовать,
Как и чем на нас влиять.

Мы мужчины — народ нежный
Нас не нужно кантовать,
Без нужды толкать и двигать,
Гнуть, трясти и обрывать.

Для нас вредны напряжение,
Стресс и перегрузка,
Злоба, гнев и раздражение,
И несвежая закуска.

Вот так автор ответил на включение Ермошиной в один из санкционных списков ЕС.

Приснился сон ЕэСу — кошмар, Армагеддон,
Из Беларуси лесом на них идёт ОМОН.
А впереди ОМОНа, на пять шагов вперед,
Лишь с выборным законом Ермошина идёт.
ЕС не спит, трепещет, надежно запер дверь,
Ермошину как прежде не пустит он теперь.
Ни в Прагу, ни в Варшаву, тем более в Мадрид,
В один Бобруйск, по праву, вам путь теперь открыт…