Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Синод Белорусской православной церкви выступил с заявлением по Украине. Если вы думаете, что речь о войне, то ошибаетесь
  2. Стало известно, на сколько за 2022 год сократилось население Беларуси
  3. «Похоже на цирк, только не нужно платить за билеты». Студенты рассказали, как проходят «Зачетные разговоры» с пропагандистами
  4. Россия начала активные штурмы Авдеевки — ситуация там похожа на Бахмут. Есть и негативная тенденция для ВСУ — рассказываем подробнее
  5. В МИД России назвали условия для прекращения войны в Украине. Одно их них — восстановление страны за деньги Запада
  6. МВД пообещало «самые жесткие» меры пьяным водителям, бесправникам и «экстремистам»
  7. «Санкции против режима Лукашенко станут гораздо более жесткими». Польша рассматривает введение новых ограничений на границе
  8. Правительство Казахстана ушло в отставку
  9. В Беларуси — рост мошенничеств с кражей денег с карточек. Как чаще всего «уводят» средства и кого активнее всего «разводят»
  10. Прокурор запросил для Валерия Цепкало 19 лет колонии
  11. «Коля или кайфует от жизни, или копия отца и немного „поехал кукухой“». Большое интервью с автором «Грустного Коленьки»
  12. Лукашенко обратится с ежегодным посланием к народу и парламенту 31 марта
  13. МИД: Размещение в Беларуси ядерного оружия, неподконтрольного Минску, не противоречит договору о нераспространении ЯО
  14. Минск засыпало снегом. Движение на некоторых участках дорог затруднено, ГАИ ввела план «Погода»
  15. Ничего еще не закончилось. Оранжевый уровень опасности из-за ветра и снега продлили на среду
  16. В Сейме Литвы изменили законопроект об ограничениях для белорусов и россиян. Одни нормы смягчили, другие — ужесточили
  17. ЧВК Вагнера закрепляется в северном и центральном Бахмуте, добровольцы отказались выполнять приказ и удар по Угледару. Главное из сводок


Светлана Тихановская прокомментировала для Zerkalo.io приговор, который гомельский суд вынес ее супругу — блогеру Сергею Тихановскому.

Про приговор Светлана Тихановская узнала во время встречи с европейскими политиками.

— Мне на ухо шепнули, что 18 лет. Знаете, в этот момент все оборвалось внутри. Но ты сидишь и дальше разговариваешь — ты должна продолжать беседу. А сама думаешь, как бы не заплакать. Я взяла себя в руки. А вечером в подушку… — говорит Тихановская.

Она признается, что предполагала, что срок будет большим. Тем более не ждала оправдательного приговора.

— Но, конечно, 18 — это внушительная цифра. Это давит, как бы ты ни думала, что готова к этому. Ходишь весь день в легкой депрессии, сложно на этом не сосредотачиваться. Я не восприняла бы спокойно любые [другие] цифры, потому что понимаю, что 14, 5 или 20 — это все равно годы жизни. Все же не думаю, что он эти 18 лет будет сидеть. Я мыслю тем моментом, когда мы сможем освободить людей, — говорит Тихановская.

Политик подчеркивает, что это самый суровый приговор, который выносили политзаключенным за последние полтора года.

— О законе или человечности тут говорить не стоит — это определенно месть. Месть Сергею, который стал лидером для миллионов белорусов, который смог нормально по-человечески с людьми общаться, который «поднял» белорусов. Возможно, это месть и мне. Хоть кто-то там «с женщинами не воюет», но в каждом шаге именно это прослеживается.

Светлана Тихановская признается, что это сложный для нее день, и еще более сложный для ее супруга. Но, говорит, намерена сегодня выстоять — и дальше в работу.

— Есть моменты, когда кажется, что больше не можешь. Это не столько физическая усталость, сколько эмоциональная. А потом думаешь: «Что значит — ты устала?». А что Ольга Золотарь не устала или Тоня Коновалова? Если у меня промелькнет такая мысль, сразу возвращаю себя в реальность, вспоминаю несколько человек с их ужасными историями — это отрезвляет.

У Светланы Тихановской немного информации от мужа. В редких сообщениях, которые они друг другу передают, рассказывает, чаще говорят о детях.

— Мои письма не доходили ему. Я уже отчаялась. Знаю, что он мне писал, например, на день рождения, и его письма тоже не пришли. А мои дети пишут — эти письма доходят ему, как и его ответы им. Вот это все общение, — комментирует политик.

Она также рассказала, что из родных в Беларуси у Сергея Тихановского осталась только мама. Она будет пробовать встретиться с ним в СИЗО. Хотя, по словам его супруги, все прошлые попытки были встречены отказом.

Напомним, 14 декабря в Гомеле огласили приговор фигурантам «Дела Тихановского».

Сергея Тихановского признали виновным по ч. 1 ст. 293 (Организация массовых беспорядков), ч. 3 ст. 130 (Разжигание социальной вражды), ч. 2 ст. 191 (Воспрепятствование работе ЦИК), ч. 1 ст. 342 (Организация действий, грубо нарушающих общественный порядок). Ему назначили 18 лет колонии усиленного режима.

Артема Сакова и Дмитрия Попова по ч. 1 ст. 293 (Организация массовых беспорядков), ч. 3 ст. 130 (Разжигание социальной вражды), ч. 2 ст. 191 (Воспрепятствование работе ЦИК), ч. 1 ст. 342 (Организация действий, грубо нарушающих общественный порядок) приговорили к 16 годам колонии усиленного режима.

Игоря Лосика и Владимира Цыгановича приговорили к 15 годам колонии усиленного режима по ч.1 ст. 293 (Организация массовых беспорядков) и ч.3 ст. 130 (Разжигание социальной вражды).

Николая Статкевича признали виновным по ч.1 ст. 293 (Организация массовых беспорядков) и назначили 14 лет лишения свободы в условиях особого режима содержания.

Кроме огромных сроков с обвиняемых взыскали ущерб в размере 2,5 млн рублей.

Судебный процесс проходил в закрытом режиме в СИЗО № 3 Гомеля.

Тихановского задержали полтора года назад — 29 мая на пикете по сбору подписей в поддержку Светланы Тихановской в Гродно. Тогда вместе с блогером задержали координатора гродненского штаба Тихановской Дмитрия Фурманова, двух водителей команды и местных жителей — всего в милиции оказалось десять человек. Позже четверо из задержанных стали обвиняемыми по уголовным делам.