Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  2. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  3. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  4. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  5. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  6. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  7. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
  8. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  9. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  10. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  11. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  12. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  13. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  14. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать
  15. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны
  16. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны


Белорусские власти используют международные каналы Интерпола для поиска и экстрадиции покинувших страну противников Александра Лукашенко. Оппозиция уверена: под угрозой может оказаться любой участник протестов, уехавший из Беларуси. Русская служба Би-би-си поговорила с экспертами о специфике работы Национального бюро Интерпола под руководством МВД Беларуси и о том, как силовики выдают политических активистов за уголовников, устанавливая за ними постоянный контроль за границей.

Фото использовано в качестве иллюстрации
Фото использовано в качестве иллюстрации

Вечером 12 сентября студент Макарий Малаховский ужинал со своей девушкой дома в городе Пясечно в нескольких километрах от Варшавы. Неожиданно дверь отворилась, и в комнату вошли двое полицейских. Они сказали, что соседи пожаловались на громкую музыку — хотя дома музыки не было — и попросили у Малаховского документы.

«Полицейские долго рассматривали мой паспорт, затем сказали пройти с ними к машине: я так и пошел — без телефона, в майке и шортах, — вспоминает студент. — Через пять минут на меня надели наручники и сказали, что меня разыскивает Интерпол».

Макарий Малаховский — один из десятков активистов, которых белорусские власти пытаются разыскать и вернуть в страну через Интерпол, утверждает оппозиция. По данным демократических сил, Минск стал активно применять эту тактику после начала массовых протестов — когда в стране появилось много «политических», позже бежавших за границу.

«Для режима Лукашенко Интерпол — это эффективная система борьбы с инакомыслящими и создания проблем даже за границей, — говорит адвокат Алесь Михалевич. — Получается, что структура, которая должна бороться с преступностью, де-факто часто помогает государственной преступности бороться с оппозицией».

Алесь Михалевич — эксперт в области международного уголовного права. Он помогает политическим активистам, покинувшим Беларусь, избежать попадания в списки Интерпола — или оказывает помощь тем, кто уже там оказался.

«Беларусь — единственная страна в Европе, где для передачи человека в [международный розыск] Интерпола необходима всего одна страница документа, подписанная следователем», — говорит он.

В октябре 2020 года Следственный комитет Беларуси объявил проживающую в Литве лидера оппозиции Светлану Тихановскую в международный розыск за «призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности».

Вскоре похожая история произошла с главой Народного антикризисного управления (НАУ) и экс-дипломатом Павлом Латушко. В обоих случаях Минск инициировал международный розыск политиков через Интерпол. И в обоих случаях — получил отказ.

В октябре 2021-го инициатива Bypol (это объединение бывших силовиков, перешедших в оппозицию на фоне протестов и признанное белорусскими властями экстремистским формированием — Прим. Zerkalo.io) выпустила расследование, в котором подробно рассказала о том, как Александр Лукашенко использует Интерпол для репрессий против бежавших за границу белорусов.

Вслед за публикацией Bypol совместно со штабом Светланы Тихановской направил в Интерпол письмо с требованием приостановить сотрудничество с белорусскими властями в связи с нарушениями принципов работы, прописанных в уставе этой международной организации. Ответа получено не было.

Студент Макарий Малаховский попал в международный розыск по статье, никак не связанной с политикой — его обвинили в дорожно-транспортном происшествии и якобы умышленном наезде на сотрудника милиции.

Как работает Интерпол

Интерпол занимается координацией международного розыска людей, совершивших уголовные преступления. Как отмечают в самой организации, Интерпол предоставляет собой нейтральную платформу для взаимодействия служб полиции по всему миру. По линии этой организации между собой могут сотрудничать даже страны, не имеющие дипломатических отношений.

Согласно его уставу, в организацию входят 195 стран, включая Россию и Беларусь. В каждом государстве-участнике есть свое отделение Интерпола (Национальное центральное бюро), которое подчиняется местным правоохранительным органам.

В России Национальное центральное бюро входит в состав МВД, на Украине — Национальной полиции. В Беларуси отделение Интерпола — структурное подразделение МВД, его начальника назначает министр внутренних дел.

«Национальное центральное бюро Интерпола — это всегда служащие местного государства. С головной организацией они только коммуницируют», — говорит Алесь Михалевич.

По его словам, в настоящее время белорусские власти разыскивают десятки сбежавших за границу активистов.

Однако потенциальная угроза существует для тысяч белорусов, проходящих по уголовным делам у себя на родине, уверен представитель Bypol Александр Азаров.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: sk.gov.by
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: sk.gov.by

«Флаги» не пройдут, а порча имущества — вполне

Согласно третьей статье устава Интерпола, организации запрещается вовлекаться в дела политического, военного, религиозного или расового характера.

Однако, по данным оппозиции, Национальное центральное бюро Интерпола в Беларуси неоднократно нарушало этот принцип, «маскируя» оппозиционеров под обычных уголовников с целью получения информации об их местонахождении и последующей экстрадиции.

По словам Алеся Михалевича, белорусскому отделу достаточно «придумать» любое уголовное дело в отношении нужного человека и выпустить «красный циркуляр» — по сути, ордер на арест. Затем данные об этом человеке появятся в международной базе Интерпола — и любая страна, в которой он будет обнаружен, обязуется его задержать.

«В белорусских протестах принимали участие сотни тысяч человек — информацию о большинстве из них в англоязычном поисковике найти трудно, — объясняет Михалевич. — В таких случаях оформить уголовное дело за что-нибудь, что никак не связано с политикой, для силовиков не составит никакого труда».

«Например, один из активистов разыскивается за неуплату алиментов, при том, что его бывшая жена давно подписала заявление, что не имеет к нему никаких претензий, — продолжает Алесь Михалевич. — Либо человек оказал сопротивление во время задержания „анонимными“ сотрудниками органов, а ему шьют хулиганство. Если страна очень сильно хочет получить человека и готова врать, то благодаря Интерполу у нее есть такие возможности».

Один из примеров «маскировки» оппозиционеров под преступников приводит в своем расследовании инициатива Bypol. Речь идет о записи разговора, в которой человек с голосом начальника отделения розыскной работы одного из минских РУВД Сергея Бормосова просит совета у — предположительно — директора Национального бюро Интерпола в Беларуси Дмитрия Медведева. Человек, которого люди из Bypol идентифицировали как Бормосова, хочет узнать, как внести в международную базу розыска активистов, нарисовавших на стенах бело-красные флаги.

В ответ на это собеседеник говорит, что «флаги» для подачи заявления не пройдут, но если будет сказано, «что портили имущество, разрисовывали краской — тогда может пройти».

Bypol настаивает на аутентичности этой аудиозаписи: по словам представителей инициативы, этот аудиофайл был передан им «Киберпартизанами» (объединение анонимных хакеров, выступающих против Лукашенко).

По словам представителя Bypol Александра Азарова, наибольшую опасность представляет собой даже не объявление людей в розыск, а выполнение запросов по предоставлению информации об активистах. Причем в запросах указываются вымышленные данные о преступлениях с целью скрыть политическую окраску дела.

«Белорусские службы в своем запросе пишут любую информацию: Иванов подозревается в том, что совершил разбойное нападение и сейчас скрывается в Польше, — говорит Би-би-си Азаров. — Просим сообщить адрес проживания, место работы, номер мобильного телефона и основания для нахождения в стране. Не понимая, что это политическое дело, Интерпол предоставляет информацию. Такие запросы шлются десятками».

«Если силовики установили номер телефона сбежавшего, они могут выяснить, кому он звонил в Беларусь и начать „разрабатывать“ этого человека. Либо посмотреть, кому отправлялись средства со счета активиста — здесь много комбинаций в зависимости от информации, которую они могут получить», — продолжает Азаров.

Во время беседы с Би-би-си, Азаров вспоминает слова замминистра МВД Беларуси Николая Карпенкова, заявившего в апреле 2021 года, что ведомству «известно все» об оппозиционерах.

«Мы их знаем всех. Знаем, где они находятся, с кем они общаются, какая у них недвижимость, где находятся их семьи», — заявил тогда Карпенков.

Фото использовано в качестве иллюстрации
Фото использовано в качестве иллюстрации

Директор хосписа и студент магистратуры

Несмотря на заверения оппозиции, что белорусские власти разыскивают десятки, если не сотни «неугодных режиму» по линии Интерпола, проверить эту информацию крайне трудно. Ею не делятся ни белорусские власти, ни головной офис организации.

Однако некоторые случаи все же становятся известными.

В августе 2021 года белорусские силовики объявили в международный розыск директора детского хосписа Ольгу Величко. Белорусские власти обвиняют ее в злоупотреблении спонсорской помощью. Сама Величко узнала об этом, когда ее задержали — но почти сразу отпустили — в аэропорту Киева. И она уверена, что это — преследование за ее активную позицию.

В случае со студентом Макарием Малаховским польские силовики отпустили его после того, как он описал свою ситуацию.

«В кабинете у прокурора с меня сняли наручники, и он зачитал мне документ, который прислала белорусская сторона, — вспоминает Малаховский. — Затем меня попросили рассказать о том, что со мной произошло в Беларуси, после чего меня отпустили домой, сказав предупреждать о смене адреса и отвечать на звонки».

Малаховскому также посоветовали не уезжать за пределы страны — экстрадировать человека из более дружественных для Лукашенко стран, например Турции или России, его будет намного проще.

«[Задержание Малаховского] - обыкновенная ситуация, когда Беларусь, пользуясь тем, что человек не очень известен в пределах поисковика Google, отправила запрос в Интерпол. Хорошо, что дело произошло в Польше, где хорошо осведомлены о ситуации в Беларуси», — говорит Алесь Михалевич.

Он считает, что исключение Беларуси из Интерпола — как этого хочет оппозиция — скорее всего, маловероятно. Однако привлечение внимания к проблеме может поспособствовать созданию дополнительных механизмов проверки «запросов из неблагонадежных государств». Тем более, что, по данным международных правозащитников, Интерпол использует в политических целях не одна только Беларусь, но и, например, Китай. Правозащитники уверены, что власти этой страны сумели вернуть несколько бежавших оттуда представителей уйгурского меньшинства.

«Интерпол — это международная организация, которая объединяет разные страны, — говорит Алесь Михалевич. — И многие из этих стран — демократические, они с уважением относятся к правам человека. Если эти страны начнут ставить вопрос о дополнительных процедурах проверки в отношении Беларуси или других авторитарных стран, думаю, такие изменения станут возможны».

На запрос Русской службы Би-би-си штаб-квартира секретариата Интерпола ответила письменным заявлением, в котором говорится, что организации известно об опасениях, выраженных штабом Светланы Тихановской и другими белорусскими оппозиционерами.

В ответе Интерпола также сказано, что организация «пристально следит за ситуацией в Беларуси» и что любые запросы, приходящие из Минска, проходят тщательную проверку на соответствие правилам и нормам. После подачи «красного циркуляра» Национальным центральным бюро в Беларуси, специальная группа повторно рассматривает дело.

Русская служба Би-би-си также обратилась с просьбой о комментарии в МВД Беларуси и ожидает ответа.