Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  2. Год после закрытия неба. В Минтрансе рассказали, как белорусская авиация пытается выйти из кризиса
  3. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  4. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  5. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  6. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны
  7. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  8. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  9. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  10. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  11. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать
  12. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  13. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  14. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  15. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  16. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
  17. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны


1 февраля стало известно, что белорусский ЦИК пригласит на Конституционный референдум наблюдателей из двух организаций. Речь идет о представителях СНГ и ШОС. А что насчет наблюдателей от ОБСЕ? Кажется, пока их никто не приглашал. О том, почему их отсутствие может быть обусловлено политикой и по каким стандартам должно быть организовано международное наблюдение, Zerkalo.io поговорило с экспертом по выборам Александром Шлыком.

Кто наш спикер?

Александр Шлык в течение 10 лет, до января 2021 года, работал в отделе по выборам БДИПЧ ОБСЕ, с 2016 года был его главой. Руководил наблюдением за всеми выборами в регионе ОБСЕ. Помогал странам приводить их избирательные процессы в соответствие с международными стандартами.

Сейчас является специальным представителем Светланы Тихановской по выборам.

Давайте с начала. Есть ли разница между международными наблюдателями от стран СНГ, ШОС и ОБСЕ?

По словам Александра Шлыка, отличия между этими организациями существенные, а самая большая разница заключается в том, что у БДИПЧ ОБСЕ есть четко прописанная методология наблюдения за всеми аспектами избирательного процесса.

— Совершенно понятно, на основании каких критериев и какой информации наблюдатели от ОБСЕ приходят к своим заключениям. В сравнении с ними, у представителей от СНГ и ШОС нет такой публично доступной методологии. Таким образом, наблюдение от ОБСЕ — это гораздо более технический процесс, хотя и с политическими последствиями. А вот приглашение в Беларусь представителей от СНГ и ШОС — это, с моей точки зрения, абсолютно политическое мероприятие, — комментирует Александр Шлык.

Он добавляет, что если общественность не до конца понимает, на основании какой информации наблюдатели приходят к своим заключениям, возникает обоснованное предположение: они сделали выводы исходя из политической необходимости.

— В БДИПЧ ОБСЕ есть руководства по наблюдению за всеми аспектами выборов. И неважно, речь идет о законодательстве во время кампании, участии в ней женщин или нацменьшинств, разрешении избирательных споров, финансировании, деятельности СМИ. Таких подручных материалов у организации более десяти — в каждом из них досконально описано, какую информацию нужно искать, какие вопросы стоит задавать, как это все анализировать, — добавляет эксперт. — А исходя из этого прописывается, к каким выводам могут прийти наблюдатели. Эти официальные бумаги не просто помогают специалистам в их работе, но и публично декларируют, каким образом работает ОБСЕ. У наблюдателей от СНГ и ШОС таких документов в принципе нет. Мы не знаем, каким образом и какую информацию они собирают, как они ее анализируют. Возникает ощущение, что их работа — это гораздо менее технический, но более политический процесс.

Понятно. Но как сильно эти отличия в работе организаций влияют на процесс наблюдения?

Александр Шлык добавляет, что роль международного наблюдения — не в том, чтобы сделать процесс фальсификации невозможным или затрудненным. Главная задача — зафиксировать все, что случилось во время выборов или референдума. А вот как именно прошла кампания для наблюдателя неважно.

— Основной смысл работы членов таких организаций — в фиксации. И именно здесь утвержденные формы ОБСЕ играют важнейшую роль. С одной стороны, они помогают отмечать все происходящее на участке, а с другой, делают процесс наблюдения прозрачным. В форме от ОБСЕ есть конкретные вопросы — их международные наблюдатели обязаны задать членам комиссий. Например, они спрашивают, есть ли у местных наблюдателей жалобы на ход кампании. Осуществление этого действия предполагает форма. А вот какие вопросы задают наблюдатели от СНГ и ШОС, я не знаю. Они физически находятся на участке, но что именно там делают, непонятно. При этом итоги они подводят, а заключения бодро выдают. В результате получается, что выборы прошли нормально и вообще без замечаний, — заявляет эксперт.

Александр Шлык объясняет, что, по его мнению, приглашение именно этих двух групп наблюдателей в Беларусь связано с политическими особенностями референдума.

— К тому же проводить такую кампанию без каких-либо международных наблюдателей было бы некрасиво — должен присутствовать хоть кто-то, — добавляет эксперт. — Другой вопрос, почему на референдуме не будут присутствовать представители от ОБСЕ. Есть Копенгагенский документ 1990 года, который действует в рамках организации. В параграфе номер 8 об обязательном присутствии международных наблюдателей на выборах местного уровня и референдумах речи не идет. Отмечается лишь то, что страны будут стремиться к наблюдению и других процессов. Жесткого обязательства приглашать наблюдателей от ОБСЕ у Беларуси нет. Юридически в этом смысле все в порядке, но вот с точки зрения ценностей — не совсем. Если бы белорусские власти на самом деле хотели провести кампанию открыто, они бы выслали приглашение организации.

С моей точки зрения, присутствие ОБСЕ неудобно. Действия их представителей прозрачны со стороны методологии, и если кому-то не понравится заключение наблюдателей, очень сложно оспорить то, как оно появилось, — отмечает эксперт.

А как в идеале должно происходить наблюдение за политическими кампаниями?

Александр Шлык добавляет, что главные стандарты международного наблюдения — это открытость и публичная доступность его методологии. По его словам, два этих фактора являются гарантией того, что в случае сомнительных действий наблюдателей их работу можно будет остановить в любой момент.

— Есть такой документ, как Декларация принципов международного наблюдения за выборами. Он представляет собой «кодекс хорошего поведения наблюдателей» и перечисляет целый ряд требований. Если организация под ним подписывается, то обязана его соблюдать. Подписей наблюдателей от СНГ и ШОС под ним нет. Отсюда вопрос: что именно им не понравилось в кодексе? У меня есть сомнения, что упомянутые организации соблюдают ряд этих требований. К тому же я не могу вспомнить ни одну страну, в которой наблюдатели от СНГ и ШОС приходили к остро негативному заключению о качестве выборов, хотя кампании бывают разные, — объясняет Александр Шлык.

А что говорят в белорусском ЦИКе?

Мы решили напрямую задать вопрос Центральной избирательной комиссии, почему она не отправила приглашение наблюдателям из ОБСЕ. В приемной ведомства нас попросили перезвонить через час, но спустя указанное время на повторные звонки наших журналистов никто не ответил.