Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  2. Эксперты предположили, с чем может быть связан вал увольнений в Министерстве обороны России, — дело вовсе не в борьбе с коррупцией
  3. Reuters: Путин готов к прекращению огня в Украине и мирным переговорам
  4. В Минске задержали двоих граждан Таджикистана из-за подготовки терактов
  5. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  6. После скандала с рассылкой Азарову предложили заявить самоотвод на выборах в КС, его соратники были против. В итоге сняли весь список
  7. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  8. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  9. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью
  10. Многие обратили внимание на необычный трап, по которому Путин спускался в Минске, — и назвали его пуленепробиваемым. Так ли это?
  11. Власти «отжимают» недвижимость у оппонентов. Но если вы думаете, что эти проблемы вас не касаются, то ошибаетесь — мнение экономиста
  12. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  13. «Беларускі Гаюн»: В Гомеле приземлился самолет экс-президента Украины Януковича — в последний раз он прилетал в марте 2022-го
  14. Внезапный прилет Путина, новость о возможном прекращении войны и самолет Януковича в Гомеле — совпадение? Спросили у депутата Рады
  15. Правительство Беларуси разработало проект закона об амнистии к 3 июля. Осужденных за «экстремизм» и «терроризм» не освободят
  16. «Вопросы безопасности — на первый план». Лукашенко и Путин рассказали, что собираются обсуждать в Минске
  17. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  18. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
  19. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского


Напряжение вокруг Украины подходит к пику, возможной атаки России ожидают со дня на день. Многие белорусские компании, особенно из сферы IT, открыли офисы в Киеве в 2020—2021 годах, некоторые работали здесь и раньше. Среди их сотрудников немало белорусов, в том числе покинувших родину из-за политической ситуации. Мы спросили у них, планируют ли их компании релокацию работников или, может, посоветовали хотя бы собрать тревожный чемоданчик?

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Сегодня, пожалуй, крупнейшим местным работодателем для белорусских айтишников является EPAM — всего в Украине у него более 11 тыс. сотрудников. Также здесь работают Wargaming, Andersen, Itransition, Gismart, PandaDoc, SoftTeco, LeverX, Artox, Vizor Games и даже Currency.com — перечень неполный. Собираются ли компании предпринимать какие-то меры в связи с угрозой войны? Мы обратились за комментариями к их руководству, но в большинстве компаний на запрос не отреагировали.

— Без комментариев по данному вопросу, — ответил на наше сообщение руководитель PR-отдела Wargaming Иван Живица.

— Надо надеяться на лучшее. Мы рассчитываем и верим, что все решится спокойным путем, и никаких конкретных шагов пока не планируем, панику лишнюю не разводим, — сказал Zerkalo.io Алексей Яременко, директор киевского офиса международной IT-компании LeverX, резидента белорусского ПВТ.

Мы также попросили отозваться рядовых сотрудников украинских компаний, так или иначе связанных с Беларусью. Вот что они нам рассказали.

«Тревожные чемоданчики наготове»

Дмитрий переехал из Беларуси летом 2021 года. Он маркетолог в международной компании с белорусскими корнями, которая занимается аутсорсингом услуг (название, как и следующие герои, он попросил не указывать). В прошлом году ее белорусский офис частично переехал в Киев, релоцировав несколько сотрудников. С переездом остальных пока не спешат: наблюдают за ситуацией в Украине. Что же касается возможной войны, то пока что вывоз украинского офиса за границу компания не планирует.

— Но у некоторых ребят тревожные чемоданчики наготове, на случай резкой эскалации, — говорит Дмитрий.

Сам он никуда ехать не собирается — по крайней мере, пока.

— В планах — остаться жить в Киеве, как минимум до смены власти в Беларуси. Насчет ситуации с войной — мое мнение: 99%, что Россия не будет нападать и реального конфликта не случится. Сейчас это запугивание санкциями и учениями больше похоже на информационную войну, — считает мужчина.

«Рекомендуют сотрудникам киевского офиса переехать»

Инженер-программист Василий работает в белорусской продуктовой IT-компании. В ней много дистанционных сотрудников из разных стран, но офис был только в Минске. После протестов часть работников уехала в Украину, и филиал открыли в Киеве. В нем работают около 20 человек. Руководство 14 февраля предложило сотрудникам релокацию.

— Рэкамендуюць да канца лютага супрацоўнікам кіеўскага офіса пераехаць або ў заходнюю частку Украіны, або за мяжу, — рассказал Василий.

Но сам он уезжать не планирует.

— Я не веру, што вайна пачнецца ў форме гарачага канфлікта, — говорит белорус. — Інфармацыйная напампоўка працягнецца яшчэ, думаю, да 20 лютага, а потым градус напружання пачне зніжацца, — полагает он.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Как себя вести, куда бежать — непонятно»

Егор работает в Киеве в компании «Чистый свет», которая оказывает клининговые услуги объектам недвижимости. У нее есть офис и в Беларуси, а в Украине около 4 тыс. сотрудников. По словам мужчины, в его организации речь о возможной угрозе вообще не шла, никаких рекомендаций работникам не дали.

— Тишина и спокойствие, как будто ничего не происходит. Как себя вести, что делать, куда бежать и за какие деньги — непонятно. Живу в режиме неизвестности и страха за себя и близких, — признается Егор.

Наш собеседник гражданин Украины, родом из Донецкой области. В Донецке остались его родители. После начала боевых действий на Донбассе Егор бежал в Беларусь, там женился и последние семь лет провел в Минске.

— Перед Новым годом мы собрали машину вещей и в никуда уехали в Киев. А сейчас уже переживаем, что тут тоже могут быть беспокойства, — говорит мужчина.

По его мнению, у людей в Киеве сейчас много паники. Машину Егора на белорусских номерах недавно поцарапали — он думает, это из-за того, что белорусов считают потенциальными агрессорами в возможной войне.

«Надеемся, что ничего не будет»

Иван (здесь и далее имена изменены) живет в Украине уже 17 лет и работает в крупной компании Д.I.O. («Домофон.Інжиніринг.Охорона»), которая с 1999 года занимается домофонными системами и видеонаблюдением во всех городах страны. Основатели и руководители фирмы — выходцы из Беларуси. По словам Ивана, сейчас компания ничего предпринимать не собирается, работает как обычно.

— Наш руководитель давно понял, что к чему в Беларуси, и перевел бизнес в Украину. Сейчас он против и Лукашенко, и Путина. Он помогает сотрудникам получить постоянный ВНЖ либо украинское гражданство, помогает с оплатой жилья. Насчет возможной войны мы не дискутировали, но он не жалеет, что перебрался в Киев, что помог многим белорусам. И выводить бизнес из Украины не собирается, — рассказал мужчина.

Сам он живет в Одессе, женат на украинке. Говорит, раньше планировал вернуться в Беларусь, но после 2020 года перехотел. На вопрос, что семья будет делать в случае войны, Иван признается: уже обдумывали варианты, куда уехать.

— Но все же надеемся, что ничего не будет, — добавляет он.

«Никто не верит в войну»

Петр работает в крупной интернациональной компании, занимающейся разработкой игр. Сама она не имеет отношения к Беларуси, но работают в ней и наши соотечественники в разных странах. Полтора года назад Петра релоцировали из Беларуси в Киев. В местном офисе работает около 1,5 тыс. человек, из них иностранцев меньше сотни.

— Паники нет, но нас собирали на общем звонке и предложили тем, кто хочет, купить билет за границу, чтобы уехать на время, пока все не придет в норму. Еще пообещали финансовую помощь, — рассказывает Петр. — Это все по желанию, уезжать не заставляют, но тех, кто хочет остаться, попросили быть на связи в экстренном случае. При этом компания готова, если будет какая-то эскалация, компенсировать работникам дни вынужденного простоя. Основной посыл был, что для компании приоритет — это в первую очередь безопасность сотрудников.

Как отмечает мужчина, в Киеве все спокойно и обычно, в магазинах люди все подряд не скупают, рестораны полны посетителей.

— Судя по ощущениям, никто не верит в войну, или люди просто не придают значения новостям и слухам, — говорит программист. — Я тоже не собираюсь никуда уезжать. Если честно, я вообще не верю, что в 21-м веке посреди Европы можно взять и начать реальную войну. Хотя то, что возможны провокации со стороны Донбасса или Беларуси, не исключаю.

Президент Украины Владимир Зеленский
Президент Украины Владимир Зеленский

«Пока никаких планов не оглашали»

Сергей релоцировался в Киев из Минска осенью 2021 года. Он работает юристом в белорусской компании, занимающейся разработкой мобильных игр. В ее киевском офисе несколько десятков сотрудников, большинство — такие же релоканты из Беларуси. Основной офис по-прежнему действует в Минске.

— Руководство ничего не предпринимало, но следят за информацией. Пока никаких планов не оглашали. Пока что уезжать, не уезжать — это не более чем разговоры среди работников, — говорит Сергей. — Думаю, что в случае плохого сценария компании если и будут что-то предпринимать, то уже по факту развития событий.

Сам он считает, что обстановка сейчас напоминает времена Холодной войны, и, как и тогда, реальная война все же не начнется.

— Думаю, в России понимают, что украинская армия сейчас — это не украинская армия образца 2014 года. Тут никто просто так не будет сдавать территорию, да и нет таких пророссийских настроений, как в восточных регионах в 2014-м, — уверен Сергей.

Так что он пока уезжать не собирается, но будет смотреть, что предложит компания. Как полагает мужчина, это может быть временная релокация в офис в стране ЕС. Лично он, в отличие от многих коллег, мог бы вернуться и в Беларусь, но, говорит, «в нынешней обстановке» ехать на родину ему бы не хотелось.

«Если будет война, сотрудники пойдут защищать свою страну»

Александра переехала в Киев из Минска осенью 2020 года и устроилась помощником руководителя в белорусскую компанию, оказывающую цифровые услуги на рынке Украины и стран СНГ. Ее головной офис — в Минске, а в киевском, который открыли уже давно, работает несколько десятков человек, практически все — местные. Релоцировать компания никого не собирается.

— Позиция локального офиса (и его украинского руководства в первую очередь) — если будет война, сотрудники пойдут защищать свою страну, — говорит Александра. — Даже не обсуждается вопрос коллективного отъезда — возможно, и потому, что со стороны киевских сотрудников нет такого запроса.

Сами коллеги, по словам девушки, настроены спокойно и оптимистично, намерены «решать проблемы по мере их поступления».

— Большинство не верит в реальное нападение. Клиенты пока тоже не выражают беспокойства на этот счет. Если не читать постоянно новости, Киев живет обычной жизнью. Люди продумывают варианты на всякий случай, но крупами не закупаются. А вот нагнетание в СМИ иногда давит. Стараемся фильтровать информацию, чтобы поберечь и без того расшатанную в Беларуси психику, — улыбается Александра.

В другой подобной киевской компании, где у нее работают друзья, руководство пообещало сотрудникам помощь с временным переездом в другой город в случае необходимости, рассказала девушка. А вот сама она никуда ехать не хочет.

— Моя позиция — я буду в Украине до последнего. Если придется — помогу всем, чем смогу, — говорит Александра. — Мне уже однажды пришлось все потерять за пару дней, покинуть родину и начать жизнь с нуля. Я бы сказала, что готова ко всему, но к войне, наверное, нельзя быть готовым, даже если соберешь тревожный чемоданчик и аптечку. В голове не укладывается, что кто-то в современном мире не умеет договариваться словами через рот и собирается разворачивать реальные боевые действия.