Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  2. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  3. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  4. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  5. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  6. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  7. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  8. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  9. Восемьдесят четвертый день войны в Украине
  10. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  11. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  12. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  13. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  14. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  15. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  16. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  17. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  18. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  19. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «Расстрельные» поправки


В начале февраля мы рассказывали про курдскую семью, которая после нескольких месяцев на белорусско-польской границе уехала в Италию. После того как семья немного освоилась на новом месте, мы поговорили с 32-летним Сангаром о пути, который они прошли, и о том, как изменилась жизнь их среднего сына Тамана, который из-за болезни потерял обе ноги и на родине, по словам родителей, не имел никаких перспектив.

Фото: cri.it
Фото: cri.it

«Дома у него не было нормальной жизни»

В прошлом году семья Сангар и Канар вместе с тремя детьми оставила свой дом в городе Сулеймания на востоке Ирака и отправилась в Беларусь, чтобы оттуда попытаться попасть в Евросоюз. Решиться на рискованный путь их заставила болезнь среднего сына — восьмилетнего Тамана.

— Он родился с генетической деформацией нижних конечностей. Он рос, но из-за болезни не мог ходить. Дома у него не было нормальной жизни: не было друзей, он не мог посещать школу. Это значит, что он был отрезан от общества и не имел хороших перспектив, — рассказывает глава семейства.

Родители пытались найти возможность вылечить мальчика и много раз для этого обращались в больницы. Но у ребенка было мало шансов — местная медицина предлагала только ампутацию нижних конечностей. Единственным способом сохранить мальчику ноги было лечение в Германии. Отправленные в немецкое консульство запросы на получение визы для лечения, по словам Сангара, оставались без положительного ответа.

Когда мальчику исполнилось шесть лет, ему ампутировали обе ноги. Это, говорит отец, не улучшило качество жизни мальчика, потому что с протезами тоже было много проблем. Родители не могли позволить себе регулярно их менять, а делать это надо было достаточно часто пока ребенок растет. Поэтому, узнав в 2021 году о том, что их соотечественники попадают в страны Евросоюза через Беларусь, семья решила попытать счастья и попробовать преодолеть этот путь, чтобы переехать в страну с хорошо развитой медициной. Они ожидали, что там Таман получит качественное лечение и протезирование.

Фото: wyborcza.pl
Таман на белорусско-польской границе. Фото: wyborcza.pl

«В Беларуси нас все время окружали журналисты»

Учитывая, что у пары трое детей — 12-летний Хариад, восьмилетний Таман и Таня, которой около года — семью ждало серьезное испытание. Путь из родного города до итальянской Болоньи, где они оказались в январе этого года, занял четыре месяца.

Когда семья вместе с сотнями других мигрантов жила в белорусском лесу, о Тамане рассказывали польские медиа и государственное телевидение Беларуси. Причем по отечественному телевидению говорили о «жестокости и бесчеловечности» Евросоюза и о том, что ребенок «замерзает в лагере беженцев на границе с Польшей». Под лагерем для беженцев, вероятно, понимался логистический центр «Брузги», где белорусские власти поселили людей, которые пытались попасть в Евросоюз. ГосТВ также показывало сюжет о том, как специалисты Гродненского филиала Белорусского протезно-ортопедического возобновляемого центра починили курдскому мальчику протезы.

О том, как семья смогла добраться до Беларуси, сколько им это стоило и как они переживали непростое время сначала в лесу у белорусско-польской границы, а потом в логистическом центре «Брузги», отец семейства рассказывать не хочет.

— Все время, пока мы были в Беларуси — от нашего прибытия до самого нашего отъезда — нас окружали журналисты, особенно телевидение. Значит, весь мир видел, в каких условиях мы находились, какой жизнью мы жили в Беларуси. Мир видел, насколько это было рискованно. Больше мне нечего добавить, — так реагирует Сангар на вопросы о проведенных в Беларуси месяцах.

Он не готов рассказывать и о том, какую помощь его сыну оказали белорусские специалисты, которые чинили протезы, и о том, была ли у семьи возможность остаться в Беларуси.

Скриншот видео ОНТ
Скриншот видео ОНТ

— Некоторые ваши соотечественники, которые пытались попасть в Европу через Беларусь, рассказывали, что белорусские военные помогали им пересечь польскую границу. Вы такое видели? Вам кто-то помогал?

— Нет, я своими глазами такого не видел, — говорит.

— Как этот период переживал Таман?

— Так как он отличается от других детей и нуждается в специальном уходе, ему было очень тяжело, потому что условия для него были совершенно неподходящие. Нам тоже было непросто.

«Когда узнали, что поедем в Италию, мы были счастливы»

Известно, что из логистического центра семью вывезли в Минск, чтобы вернуть в Ирак, но они решили остаться в Беларуси и больше месяца провели в столице. В это время общественные организации Польши пытались организовать гуманитарный коридор для семьи Сангара и Канары (и для других людей, которые находились на белорусско-польской границе). А правительство и Красный Крест Италии взяли на себя организацию переезда этой семьи в свою страну. Так 15 января Таман вместе с семьей оказался в Болонье.

— Мы знали, что в Италии хорошая медицина и есть один из лучших в мире ортопедических центров с хорошими специалистами по протезированию. Поэтому, когда узнали о том, что поедем в Италию, мы были счастливы, что появилась такая возможность, — делится переживаниями Сангар.

Фото: cri.it
Фото: cri.it

Почти месяц семья живет в Болонье. Там Таман получает медицинскую помощь и скоро получит новые современные протезы..

— Он счастлив. Таман понимает, что после того, как он пройдет лечение и получит новые протезы, он сможет жить полноценной жизнью, — говорит Сангар. Раньше мальчик говорил, что хотел бы стать врачом.