Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  2. Политзаключенный сбежал с «химии» в Литву, а теперь воюет за Украину. Поговорили с ним
  3. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  4. Новой целью российской армии стал Северодонецк. Главное из сводок штабов на 88-й день войны
  5. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  6. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  7. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны
  8. «Наглость того, что мы увидели, никто не понимал до конца». Зеленский высказался о нападении
  9. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  10. «Будем забирать их домой». Зеленский рассказал о судьбе защитников «Азовстали»
  11. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  12. Украинские военные говорят об угрозе авиаударов с белорусской территории. Спросили в Минобороны Беларуси
  13. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  14. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  15. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  16. С 1 июня белорусов ожидает изменение оплаты некоторых жилищно-коммунальных услуг


Евгений Мазуро, экс-директор оршанского хоккейного клуба «Локомотив», ничего не смыслит в индустрии красоты — и ему по этому поводу не стыдно. После выборов 2020 года из Беларуси он уезжал с баулом, в котором лежала экипировка и пара клюшек. Тогда спортивный менеджер вряд ли мог даже представить, что в феврале 2022-го он рискнет организовать во Вроцлаве салон, где можно будет подстричься, сделать маникюр и педикюр. Заведение вот-вот откроется и будет в БЧБ-цветах. «Выстрелит» ли проект, Евгений не знает, но рассуждает: «Лучше попробовать и проиграть, чем ничего не делать».

Фото: Вераніка Маляўка
Евгений Мазуро. Фото: Вераніка Маляўка

Зимой во Вроцлаве темнеет рано, но на улице Национального единства (Jedności Narodowej) часто многолюдно. Здесь уже есть семь салонов красоты, и Fryzjer-BY Евгения станет восьмым. Белорус конкуренции не боится. Говорит, после того, как присмотрел тут помещение, больше двух недель гулял по окрестностям, наблюдал насколько салоны загружены.

— И я скажу: они загружены, — по-хозяйски делится он наблюдениями. — Пока мы делали ремонт, раза три-четыре поляки стучали и спрашивали, что здесь будет. Услышав: «Салон», отвечали: «Мы к вам зайдем».

Ремонт уже закончен. Стены в здании выкрашены в бело-красный, и на одной из них огромная «Пагоня». Рядом — стол администратора. Первое время им будет сам Евгений — пока он единственный в команде, кто говорит по-польски. Дел у него сейчас миллион, но рассказывать о них он, кажется, любит не меньше, чем разбираться с задачами. А значит, присаживаемся поудобнее, и знакомимся.

Фото: Вераніка Маляўка
Фото: Вераніка Маляўка

В белорусском спортивном мире Мазуро — человек известный. Он три года был директором смолевичского клуба «Виктория» (хоккей на траве), а затем стал одним из тех, кто создавал оршанский «Локомотив». Летом 2020-го Евгений высказался против насилия — и уже осенью остался без работы. К зиме прилетела информация, что перед ним «замаячила уголовка», и это значило: пора паковать чемоданы.

— Дичь, которая творилась после выборов, не могла оставить равнодушным ни одного нормального человека. Я на тот момент руководил хоккейным клубом и понимал: начну говорить, будут последствия, но молчать я не мог, — вспоминает собеседник и продолжает. — «Локомотив» мы создали в июне 2018-го, а в августе к нам должен был приехать Лукашенко. Нас торопили: «Команду нужно показать», и мы без тендера срочно закупили форму. Про эту ситуацию знали все, но в 2021-м мне решили о ней напомнить. Сейчас на мне статья за коррупцию: нарушение процедуры закупок.

Больше года Евгений — в Польше. Первую часть этого периода описывает коротко: «жесткая депрессия» и «проедание накоплений».

— Пока у тебя все в порядке, ты творишь и горишь. Я горел работой — и у нас с «Локомотивом» многое получалось. Без клуба я этот огонь потерял, внутри осталось пепелище, — описывает свои ощущения собеседник и не скрывает, если его сильно накрывает, ему нужно дойти до эмоционального дна. — Затем я понимаю: «Хорош, дальше нельзя» — и отталкиваюсь. В какой-то момент я стал бегать и, чтобы хоть чем-то разгрузить голову, устроился на стройку. Месяц крутил гипсокартонные листы к металлическим конструкциям. Не хочу сказать ничего плохого против простого труда, но он сбивает личную планку — и тебя затягивает. И хотя работать руками я умею, решил: стройка — не совсем мое, нужно двигаться дальше.

Движение оказалось в прямом смысле слова: Евгений переехал из Глогува, где изначально поселился, во Вроцлав. Новый город больше и динамичнее, и жизнь в нем оказалась веселее и активнее.

«Когда из сбережений у меня осталось около пяти тысяч долларов, почувствовал: это точка невозврата»

Во Вроцлаве Евгений снимает двухкомнатную квартиру. От нее до салона примерно 15−20 минут. От задумки открыть Fryzjer-BY до ее реализации прошло значительно больше.

— Когда я только приехал в Польшу, в чатах местных белорусов стал замечать, как много здесь наших умеет стричь и делать маникюр. Тогда я и подумал про салон. С одной стороны — это возможность делать бизнес, с другой — помощь людям в трудоустройстве. Все-таки найти тут работу не всегда просто, — рассказывает собеседник, с чего все начиналось, и вспоминает: о своем деле он задумался ближе к июлю. — Стал изучать, как правильно открыть тут фирму. Оказалось, чтобы это сделать достаточно белорусского паспорта и 300 евро.

Статус юрлица, продолжает Евгений, позволяет заниматься десятью видами деятельности. Салон был у спортивного менеджера не в приоритете. Сначала они с другом-поваром придумали открыть ресторанчик. Месяца три планировали, обсуждали, каким может быть заведение, но так и не сошлись во мнениях. Дружбу мужчины сохранили, но инициатива закончилась ничем.

За ней пришла другая — с такси.

— Пока были деньги, решил купить несколько машин и сдавать их в аренду, — рассказывает собеседник и отмечает, что так нередко зарабатывают осевшие в Польше украинцы. — Начал с двух — одна стоила полторы тысячи долларов, вторая — четыре. В неделю они приносят около 300−400 злотых (75−100 долларов. — Прим. Zerkalo.io). Но, нужно понимать, это транспорт. Случается, он ломается, а ремонт может потянуть и на тысячу злотых (250 долларов. — Прим. Zerkalo.io). Тогда выходит, что за месяц с авто ты ничего не заработал. Риски в этом деле высокие, но отбить затраты на еду и жилье хватает.

В то же время, не скрывает Евгений, хотелось чего-то более основательного.

— В тот момент, когда из сбережений у меня осталось около пяти тысяч долларов, почувствовал: это точка невозврата. Понимал, если я сейчас не вложусь в то, что будет приносить доход, то следующий этап — снова стройка, — делится рассуждениями Евгений. — Решал, стоит ли еще вкладываться в машины, и вспомнил про идею с салоном. Посмотрел на YouTube, с чего начать, рассчитал риски и утром поехал искать помещение.

Пространство на улице Национального единства было третьим в списке. Когда зашел, вспоминает, подумал: тут стоит все сделать в БЧБ-цветах. Во-первых, говорит, это красиво, а во-вторых, хотелось создать островок «белорускости».

Фото: Вераніка Маляўка
«Не спорю, кому-то это может не понравится, — делится мыслями по поводу БЧБ-салона Евгений. — Когда я сбросил фото интерьера в один из местных чатов, в комментариях тут же написали: "Это что? Офис демократических сил Польши?» Я отшутился: «Нет, это Министерство красоты Беларуси во Вроцлаве». Фото: Вераніка Маляўка

— В своих роликах блогеры рассказывали, что на открытие салона у них ушло около 10 тыс. евро. У меня же было, считай, в два раза меньше, но, как говорится, голь на выдумки хитра. Первое, что я решил: ремонт буду делать своими руками, — рассказывает Евгений. — Еще летом я познакомился с ребятами, которые занимаются стройками: вечерами мы играли в баскетбол. Я позвонил одному из них и попросил помочь. У него как раз отменился заказ и появилось окно в 10 дней. Все эти 10 дней мы вдвоем с 8—9 утра и до полуночи работали: шпаклевали, красили стены, я поменял электрику, добавил фонари.

На мебели тоже экономил. Выручил сайт подержанных товаров. Если постараться, говорит, тут можно найти очень хорошие вещи, и недорого.

 — Например, в магазине самая дешевая раковина с тумбочкой и краном стоит около 200 евро. Я купил примерно за 30: владелец салона делал ремонт и распродавал мебель. Или, например, белый кожаный диван мне достался за 100 долларов, а новый потянет на 500—600 евро, — приводит примеры Евгений и вспоминает, что параллельно с обустройством помещения искал и мастеров. — Пока в команде три человека — два парикмахера и мастер по маникюру. Все белоруски. Еще должна приехать девушка из Кракова, которая меня несколько лет в Минске стригла. Надеюсь, и она к нам присоединится.

Фото: Вераніка Маляўка
Евгений Мазуро. Фото: Вераніка Маляўка

— Кстати, а как вы искали мастеров — вы же спортивный менеджер, а не косметический?

— По рекомендациям, — отвечает собеседник. — К парикмахерам, которых мне советовали, ездил заросший, стригся, и на деле видел, что они из себя представляют.

«Моя анкета гуляет по Польше, но сидеть и ждать, пока мне позвонят, времени нет»

Евгений — человек максимально активный. Долго засиживаться администратором, пусть и в своем салоне, он не планирует. Надеется, мастера скоро выучат польский и часть полномочий он делегирует кому-то из них. Чем займется сам, пока вопрос.

— Но от мира спорта пока решили отдохнуть?

— Почему? Я играю в теннис, — тут же отшучивается Евгений и рассказывает, что разослал резюме спортивного менеджера в разные организации. — Но здесь хватает своих специалистов. При равных компетенциях работодатели в первую очередь выбирают их, и это нормально. Моя анкета гуляет по Польше, но сидеть и ждать, пока мне позвонят и скажут: «Евгений, мы хотим позвать вас на работу», времени у меня нет.

— Грустно, что в Беларуси на вас работало имя, а тут вас мало кто знает?

— Я — человек прагматичный. Понимаю, здесь мне никто ничего не должен, — рассуждает собеседник. — Если получится пробиться, хорошо: надежды я не теряю. В жизни, как и в спорте, ты не можешь быть вечным чемпионом. Ты проигрываешь, и поражения делают тебя сильнее.

Фото: Вераніка Маляўка
— Периодически депрессия и сейчас накрывает, — не скрывает Евгений. — Чтобы себя бодрить, здесь я заново стал играть в большой теннис. Плюс нашел любительскую хоккейную команду, с которой один-два раза в неделю катаюсь. Фото: Вераніка Маляўка

— Если с салоном все провалится, отнесетесь к этому также философски?

— Я всегда могу пойти работать на стройку, — отвечает Евгений и не скрывает: вообще-то он настроен на позитивный результат. — Впервые с того момента, как я покинул «Локомотив», я чем-то загорелся. Если все получится, почему бы не открыть еще один салон. Как там говорится, дорогу осилит идущий.

— Откуда в вас столько оптимизма?

— Просто получаю удовольствие от общения с людьми. Раньше я много удивлялся, когда, например, в аэропорту замечал, как условный голландец случайно пересекается с земляком, и они здороваются. Но, когда я в августе 2020-го увидел с большой буквы белорусов, понял: сделаю все, что смогу, чтобы наших людей поддержать. Я, например, живу в двухкомнатной квартире. И, если вижу в чате, как кто-то пишет: «Еду в Польшу, нужно пройти карантин», говорю: «Приезжай».

— Зачем вам это?

— Не знаю, думаю, потому что белорус белорусу белорус.