Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  2. Пропагандисты похвастались, что с сайта российского Forbes удалили «змагарскую» статью о Лукашенко. Вот что там было написано
  3. За полмесяца боев Россия потерял уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  4. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  5. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  6. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  7. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  8. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  9. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло


В Беларуси еще 12 человек признали политзаключенными. Об этом сообщает лишенный регистрации правозащитный центр «Весна». Общее число политзаключенных уже составляет 546 человек.

Фото: rh.by
Мультипликатор Иван Вербицкий. Фото: rh.by

Правозащитники признали политзаключенными еще 12 человек. Это Владислав Бурин, Денис Сырец, Александр Жмуро, Лариса Тонкошкур, Максим Скалкин, Юрий Самусевич, Алексей Головкин, Олег Зубрицкий, Алексей Мельников, Андрей Корешников, Игорь Пыжьянов и Иван Вербицкий.

Владислав Бурин обвинялся в совершении «умышленных действий, направленных на возбуждение иной социальной вражды и розни по признаку иной социальной принадлежности».

Он разместил в Сети негативные комментарии в отношении милиционеров и госслужащих. Брестский областной суд приговорил мужчину к трем годам колонии, однако у него было ранее назначено наказание с отсрочкой приговора по статье «Мошенничество». В итоге окончательный приговор — 4 года колонии.

Денис Сырец был осужден Минским областным судом 11 июня к четырем годам колонии за оскорбление в комментариях в Сети представителя власти, президента и разжигание иной социальной вражды и розни.

Александр Жмуро также оставлял комментарии в Сети. Наказание — 3,5 года колонии.

Почтальона Ларису Тонкошкур, которая передала в телеграм-чат данные десятков милиционеров, осудили на 3 месяца ареста.

Максим Скалкин и Юрий Самусевич обвинялись в приготовлении к незаконному собиранию сведений о частной жизни, составляющих личную и семейную тайну другого лица, совершенном должностным лицом с использованием своих полномочий. Скалкин приговорен к году лишения свободы в исправительной колонии со штрафом в 5,8 тысячи рублей. Самусевич — к 1,5 года колонии и такому же штрафу. Суд проходил в закрытом режиме.

Алексей Головкин был приговорен к трем годам колонии за размещение в Сети угроз бывшим министрам внутренних дел Шуневичу и Караеву.

Олег Зубрицкий был приговорен к трем годам «химии» за угрозы применения насилия в адрес члена семьи сотрудника ОМОН.

Алексей Мельников был осужден на семь лет лишения свободы. Его обвинили в приготовлении к участию в массовых беспорядках; незаконном изготовлении, хранении, ношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ; незаконном изготовлении и хранении огнестрельного оружия повторно. Судебный процесс был закрытым.

Андрей Корешников был приговорен к двум годам колонии за то, что нарисовал 14 августа прошлого года на скульптуре Родины-матери круг и линии. Суд посчитал, что мужчина совершил хулиганство и «надругательство над историко-культурными ценностями, совершенное в отношении особо ценных материальных историко-культурных ценностей, и надругательство над памятником защитникам Отечества».

Игорь Пыжьянов обвинялся в насилии в отношении должностного лица: причинении по неосторожности телесного повреждения сотруднику КГБ, который с коллегой задерживал обвиняемого. Осужден на три года колонии.

Житель Гольшан мультипликатор Иван Вербицкий приговорен к восьми годам и одному месяцу колонии за «подстрекательство к акту терроризма» и уничтожение постановления на обыск.

Правозащитники считают, что приговоры этим людям являются политически мотивированными, а они сами — политическими заключенными. В связи с этим они требуют от белорусских властей пересмотреть вынесенные им приговоры при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство; освободить с применением других мер, обеспечивающих явку в суд; а также немедленно освободить всех политических заключенных и прекратить политические репрессии против граждан страны.