Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  2. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  3. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  4. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  5. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  6. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  7. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  8. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  9. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  10. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  11. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  12. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  13. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  14. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  15. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов


Правозащитное сообщество Беларуси 29 марта признало политическими заключенными еще тринадцать человек, сообщает Spring96.org.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Одиннадцать человек из списка были взяты под стражу по уголовным делам по ч. 1 ст. 342 УК об активном участии в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок:

  • Станислав Рачицкий — 27 лет, задержан 10 февраля на «сутки», с которых уже не вышел;
  • Максим Сафонов — 24 года, задержан 11 января;
  • Юлия Макась — 34 года, задержана 21 марта;
  • Евгений Малявко — студент БГУИР, сначала задерживали в феврале, а в марте забрали уже по уголовному делу;
  • Алина Овдиенко — 32 года, пиар-менеджер, задержана 23 февраля;
  • Екатерина Халавурт — 42 года, кондитер, задержана 22 февраля;
  • Яна Борисович и Татьяна Борисович — сестры-студентки 22 и 20 лет, их задержали после обыска в их с матерью квартире;
  • Анастасия Малашук — 32 года, керамистка, задержана 25 февраля вслед за мужем — Алексеем Кедышем;
  • Алексей Кедыш — 34 года, задержан 22 февраля;
  • Марк Бернштейн — известный автор «Википедии», входит в список топ-50 лучших авторов русскоязычного сегмента. Задержан 11 марта сначала на «сутки», с которых уже не вышел.

Еще двое — 29-летний звукооператор Вадим Денисенко и 27-летний Никита Хилькевич — уже осуждены. Чечерский суд 23 марта вынес им обвинительные приговоры по двум пунктам — все та же ч. 1 ст. 342 УК и ст. 341 (Осквернение построек и порча имущества). Вместе с ними осудили и девушку Хилькевича, 20-летнюю студентку Риту Зотову, но она была признана политзаключенной раньше, так как находилась в СИЗО. Молодых людей судили за то, что они, возвращаясь с вечеринки наклеили на столбы по две-три наклейки протестного содержания. И Денисенко, и Хилькевичу, и Зотовой судья Петр Цыганок назначил по 2 года лишения свободы.

«Мы оцениваем преследование вышеназванных лиц, которые были лишены свободы и обвинены в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок, и массовых беспорядках, как политически мотивированное преследование в связи с реализацией ими свободы мирных собраний и выражения своего мнения относительно оглашенных результатов выборов президента Республики Беларусь и других общественно-политических событий и признаем их политическими заключенными», — заявляют правозащитники.

Они требуют прекратить уголовное преследование названных людей и освободить всех политзаключенных.

На сегодня количество признанных политзаключенных составляет 1111 человек. При этом число людей, осужденных или ожидающих суда по «политическим» уголовным делам, намного выше — в списке правозащитников почти 2,5 тыс. человек.