Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  2. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  3. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  4. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  5. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  6. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  7. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  8. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  9. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  10. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  11. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  12. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  13. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  14. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  15. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  16. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  17. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  18. Восемьдесят пятый день войны в Украине. Онлайн
  19. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  20. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны


Спустя 36 лет после аварии на Чернобыльской АЭС тема последствий радиационного облучения вновь актуальна. Причина — вторжение России в Украину. Еще в первые дни войны ВС РФ заняли электростанцию и прилегающую к ней территорию. Вскоре после этого сообщалось о двадцатикратном росте радиационного фона возле АЭС — это связывали с движением военной техники по зоне отчуждения. Но по-настоящему шокирующей стала новость о том, что российские солдаты возводили неподалеку от ЧАЭС укрепления, — в частности, рыли окопы в «рыжем лесу». Вскоре после этого в сети стали множиться слухи о поступлении в белорусские больницы военнослужащих с «симптомами лучевой болезни». Мы решили разобраться, насколько такое возможно и какие последствия могут ожидать солдат, находившихся в «зоне» во время вторжения.

Что такое «рыжий лес»?

Чтобы разобраться в теме, для начала немного расскажем о месте, с которым связано возможное облучение российских военнослужащих. «Рыжим лесом» называют территории на западе и юго-западе от бывшего здания Чернобыльской АЭС (часть которого теперь накрыта саркофагом 1986 года постройки и конфайнментом (защитной оболочкой), введенным в эксплуатацию в 2019-м). Их можно условно разделить на две части.

Первая — участок лесного массива возле бывшей ж/д-станции Янов площадью в несколько квадратных километров, примыкающий к территории ЧАЭС с запада. Именно здесь находились те самые сосны, которые сразу после аварии в апреле 1986-го окрасились в красно-бурый цвет. Однако самого знаменитого леса на этом месте уже давно нет — во время дезактивации прилегающей к станции территории деревья повалили и захоронили в землю из-за чрезвычайно высокой радиоактивности. Сейчас здесь находятся в основном пустыри и успевшие вырасти молодые деревья.

Вторая часть — оставшийся со времен аварии сосновый лес на юго-западе от ЧАЭС, растущий на территории около 200 квадратных километров. Деревья здесь, в отличие от сосен, которые росли прямо возле станции, не погибли. Некоторые получили очень высокую дозу облучения, но смогли ее пережить, другие и вовсе практически не пострадали.

Фото: facebook.com/AlexandrKupnyi
Фрагмент карты зоны отчуждения. Территория «внутреннего» «рыжего леса» ограничена оранжевым пунктиром. Фото: facebook.com/AlexandrKupnyi

Радиационный фон в «рыжем лесу» (как примыкающем в станции «внутреннем», так и внешнем) действительно выше нормы. По данным с датчиков, установленных в селе Чистогаловка (находится чуть южнее «внутреннего» «рыжего леса»), 25 февраля уровень гамма-излучения там составлял 11,1 мкЗв/ч — при том, что безопасный для человека уровень составляет 0,2 мкЗв/ч. Более свежие данные есть с датчика в Янове (на севере от «внутреннего» леса) — 1 апреля там фиксировался уровень в 0,6 мкЗв/ч.

Однако отметим, что это не делает «рыжий лес» абсолютно запретной зоной. Все годы после аварии в нем бывали как ликвидаторы и обслуживающий зону отчуждения персонал, так и обычные ученые — например, биологи, изучавшие влияние радиации на экосистему территории. Захаживали в «рыжий лес» и туристы — вероятнее всего, уговаривавшие проводников свернуть с согласованных маршрутов.

Действительно ли россияне рыли там окопы?

Скорее всего, да — украинская сторона уже публиковала материалы, подтверждающие наличие на западе от станции свежих укреплений. На странице генштаба ВСУ в Facebook 6 апреля, после ухода ВС РФ с севера Украины, было опубликовано видео с квадрокоптера, на котором видны окопы и капониры (ниши в земле для размещения тяжелой техники), находящиеся в нескольких километрах на западе от конфайнмента 4-го блока ЧАЭС. На карте выше приблизительное место съемки обозначено красной точкой — оно находится возле дороги чуть севернее условной границы «внутреннего» «рыжего леса». В ролике можно различить несколько заполненных водой углублений в земле, а также заметить следы техники. Также видно, что во время земляных работ, по всей видимости, был снят верхний слой почвы.

7 апреля в сети также появилось видео, на котором это место можно рассмотреть подробнее.

На видео заметны все те же заполненные водой окопы, небольшая накрытая брезентом и тканью постройка, картонные упаковки и пластиковые пакеты (судя по всему, от продуктов питания), контейнеры с грунтом, а также стволы спиленных деревьев. В ролике также можно рассмотреть мешки с надписью «Курский КХП» (вероятно, ОАО «Курский комбинат хлебопродуктов» — зерноперерабатывающее предприятие в России) и АО «Мельник» (еще одно предприятие того же профиля в городе Рубцовск Алтайского края РФ) — по всей видимости, они использовались для возведения заграждений с песком. На последних кадрах можно также рассмотреть некоторое подобие противотанковых ежей, функциональность которых сомнительна — «заграждения» сделаны из тонких березовых стволов.

Один из комментаторов в ролике также говорит, что прибор для измерения уровня радиации пищит, показывая превышение фона — на экране дозиметра в это время можно увидеть показатель в, предположительно, 1,71−1,79 мкЗв/ч (это примерно в девять раз выше нормы).

В целом стоит отметить, что на «окопы» в традиционном понимании снятое на видео место не очень похоже. Вероятнее всего, это был импровизированный КПП — такие пункты создаются армиями на оккупированных территориях. Об именно таком назначении пункта говорит как характер вырытых в земле углублений (не очень большая глубина, отсутствие срубов на «стенках» — следовательно, ямы использовались исключительно для техники, но не для людей), так и месторасположение объекта (возле дороги), а также его размер (компактная площадка, а не растянутое на каком-то расстоянии укрепление). Маловероятно, что углубления в земле использовались для проживания военнослужащих — скорее всего, они находились в постройке рядом.

Сразу после публикации этих материалов во многих СМИ появились сообщения о будущих негативных последствиях для военнослужащих, создававших этот объект и, возможно, находившихся в нем на протяжении некоторого времени. Так, украинское издание «Фокус» со ссылкой на ликвидатора аварии на ЧАЭС Сергея Мирного утверждало, что «окапывавшиеся в лесу оккупанты получили очень большую дозу облучения, что непременно скажется на их здоровье».

Украинский «Энергоатом» в своем телеграм-канале, цитируя главу Госагентства по управлению зоной отчуждения Евгения Крамаренко, писал, что российские солдаты за сутки в «рыжем лесу» могли получить годовую дозу облучения. «Фон там такой, что человек, который не двигаясь проведет там 24 часа, получит годовую дозу облучения», — говорил эксперт, при этом подчеркивая, что если местный грунт копать, то уровень радиации повышается «в разы».

Чернобыльская АЭС во время празднования дня независимости 24 августа 2020 года. Фото Госагентство Украины по управлению зоной отчуждения
Чернобыльская АЭС во время празднования дня независимости 24 августа 2020 года. Фото Госагентство Украины по управлению зоной отчуждения

Еще в конце марта, перед выходом российских войск из зоны отчуждения, в Сеть попали снимки автобусов с опознавательными знаками российской армии, которые находились возле Pеспубликанского научно-практического центра радиационной медицины и экологии человека в Гомеле. Утверждалось, что к учреждению приехали сразу семь таких автобусов. Затем в белорусских СМИ также появилась информация о том, что в Гомеле размещают объявления о сборе помощи для «пострадавших солдат», которые лежат в РНПЦ: бритвенных принадлежностей, носков, спортивной одежды, тапочек, конфет и печенья.

Позднее, 10 апреля, издание ТСН со ссылкой на руководителя «Энергоатома» Петра Котина писало, что россияне «почти 30 суток базировались и рыли окопы в „рыжем лесу“. В ближайшем будущем их ждет лучевая болезнь разной степени тяжести». В этой же публикации отмечалось, что гамма-фон в местах замера на месте созданных россиянами укреплений составлял 3,2-4 мкЗв/час.

Теперь у российских солдат будет лучевая болезнь?

Максимально короткий ответ — нет. Но здесь есть тонкости.

Дело в том, что лучевая болезнь — это заболевание, которое развивается от ионизирующего излучения (чаще всего, внешнего), причем очень высокой интенсивности. Различают острую лучевую болезнь (ОЛБ) и хроническую (ХЛБ). ОЛБ возникает в случае получения 1 зиверта гамма-радиации в относительно короткий промежуток времени (до суток). Для развития ХЛБ необходимо получить все тот же 1 зиверт, но дозами от 0,1 до 0,5 Зв. Например, пять дней получать ежесуточно облучение в 0,2 Зв.

Найти такой интенсивный источник облучения даже вблизи ЧАЭС сейчас — невероятно трудная задача, если вообще выполнимая. За время ликвидации аварии на ЧАЭС, по данным Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН, первичный диагноз «острая лучевая болезнь» был поставлен 237 людям (у части из них диагноз затем изменили, в итоге число сократилось до 134 человек). Это были ликвидаторы, работавшие прямо возле разрушенного реактора в первые сутки после аварии. Среди полумиллиона человек, которые работали в зоне отчуждения в последующие годы, случаев ОЛБ и вовсе выявлено не было.

Мальчик со свечкой сидит возле могилы Василия Игнатенко в 10-ю годовщину катастрофы на ЧАЭС, 26 апреля 1996 года. Уроженец Брагинского района, Игнатенко был одним из первых пожарных, прибывших на станцию. Умер 13 мая 1986 года в Москве от острой лучевой б
Мальчик со свечкой сидит возле могилы Василия Игнатенко в 10-ю годовщину катастрофы на ЧАЭС, 26 апреля 1996 года. Уроженец Брагинского района Беларуси, Игнатенко был одним из первых пожарных, прибывших на станцию. Умер 13 мая 1986 года в Москве от острой лучевой болезни. Фото: Reuters

Украинские радиобиологи Екатерина Шаванова и Елена Паренюк из Национального университета биоресурсов и природопользования Украины на основе данных о загрязнении «рыжего леса» провели моделирование облучения человека в программе ERICA tool. По условиям, облучаемый человек должен был круглосуточно на протяжении месяца находиться в окопе глубиной около метра, вырытом прямо на территории захоронения радиоактивных отходов. Результат — 185 мкЗв/час, или 0,13 Зв/месяц. То есть даже за месяц при таких условиях человек не получит того уровня облучения, который необходим для появления ОЛБ или ОХБ.

Еще раз подчеркнем, что это моделирование предполагало наихудшие возможные условия — в том числе размещение окопа прямо в хранилище радиоактивных отходов (так называемом ХОЯТе). На опубликованных же видео ничто не указывает на наличие такого захоронения рядом, а уровень радиации хоть и значительно превышает норму, но не настолько, чтобы нанести мгновенный вред здоровью. На дозимерте виден уровень гамма-излучения в примерно 1,8 мкЗв/час. За сутки такое облучение составит не более 50 мкЗв, за месяц — 1500 мкЗв. Получается, чтобы достигнуть дозы в 1 Зв человеку нужно провести в таких условиях более 50 лет — при этом для развития ОЛБ, напомним, подобное облучение нужно получить за сутки.

Почему же российские военнослужащие могли оказаться в Гомельском РНПЦ радиационной медицины и экологии человека? Несмотря на название, это учреждение — вполне обычная больница, оказывающая помощь населению Гомельской области, пусть и с упором на исследование последствий радиации для здоровья и с более широкими возможностями для диагностики заболеваний, связанных с долговременными последствиями аварии на ЧАЭС. Российских военнослужащих, если они и были в РНПЦ, вполне могли туда доставить с другими проблемами — например, ранениями, или для простого измерения уровня радионуклидов, а не для лечения ОЛБ.

Предположительно российский военный транспорт возле РНПЦ РМиЭЧ в Гомеле, фото: «Флагшток»
Предположительно российский военный транспорт возле РНПЦ РМиЭЧ в Гомеле, фото: «Флагшток»

Однако говорить, что присутствие в зоне отчуждения никак не скажется на здоровье российских военнослужащих, также неверно. Во-первых, отсутствие лучевой болезни не означает, что здоровью не будет нанесен вред. Как мы уже сказали, безопасным для здоровья считается радиационный фон на уровне 0,2 мкЗв/час, верхний допустимый порог — 0,5 мкЗв/час. Цифры, которые видны на дозиметре в ролике, значительно превышают эти показатели (в 9 и 3,5 раза соответственно). Считается, что в зоне фона уровнем до 10 Зв/час можно безопасно провести не более 3 часов — после этого велика вероятность критических последствий для здоровья. Уровень гамма-излучения на показанном в видео КПП ниже, однако очевидно, что и время, проведенное военнослужащими на этом месте, было больше нескольких часов. ОЛБ или ХЛБ, симптомы которых проявляются очень быстро, солдаты не заработают, но высокая радиация вполне может повлечь негативные долговременные последствия.

Кроме того, выше мы вели речь о воздействии внешнего гамма-излучения, а ведь есть еще и бета-, а также альфа-частицы, которые не так опасны при внешнем воздействии, так как не обладают такой высокой проникающей способностью, но грозят серьезными последствиями при попадании внутрь организма. Речь о частицах радиоактивных изотопов, которые содержатся в почве, воде и воздушной пыли зоны отчуждения: уране-238 и -235, цезии-137, стронции-90, америции-241, плутонии-238 и -239. Для того, чтобы исключить или уменьшить вероятность попадания этих изотопов внутрь организма, работники зоны отчуждения соблюдают множество мер. Вряд ли российским военнослужащим, находившимся неподалеку от ЧАЭС, в походных условиях удавалось соблюдать такой же уровень радиационной безопасности.

Вполне реальным выглядит сценарий, при котором солдаты во время земляных работ столкнулись с радиоактивными изотопами, и даже если не вдохнули их с поднимавшейся в воздух пылью, то могли проглотить позже — например, не помыв перед едой руки. Даже мельчайшие частицы этих изотопов, оказываясь внутри тела, зачастую приводят к развитию онкологических и других смертельных заболеваний. К примеру, плутоний оседает в костном мозге и вызывает лейкоз, пыль америция — рак легких. А потому можно предположить, что многие из военнослужащих, побывавших в зоне отчуждения в феврале-марте 2022 года, действительно столкнутся с проблемами со здоровьем через некоторое время.