Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. У Лукашенко новый слоган, который он постоянно повторяет. Вот как пропаганда раскручивает его слова и что было раньше в репертуаре
  2. «Опечатано. КГБ». В Витебске сотрудники КГБ со спасателями пришли в квартиру журналиста-фрилансера, который уехал из страны
  3. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
  4. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  5. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  6. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  7. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  8. Власть изымает недвижимость беларусов, но те, кто поучаствует в процессе, сами могут остаться без жилья. Вспоминаем опыт соседних стран
  9. Нацбанк озадачен, что может не удержать рубль, и предупреждал, что, возможно, запустит печатный станок. Что это такое и чем грозит
  10. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  11. ПМЖ за 3 года, а не за 5, усиление санкций и очереди на границе. Интервью «Зеркала» с главой Европарламента Робертой Метсолой
  12. В Украине отложили выборы из-за войны — теперь пропаганда РФ пытается подорвать легитимность Зеленского. Эксперты рассказали, как именно
  13. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  14. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица


Обвиняемый по десяти статьям УК волковысский предприниматель Николай Автухович с ноября прошлого года содержится в одиночной камере гродненской тюрьмы. Об этом сообщает «Радыё Свабода» со ссылкой на друзей Автуховича.

Фото: Радыё Свабода
Фото: Радыё Свабода

По словам этих людей, перевод из Минска в Гродно был неожиданным, Автуховичу запретили брать с собой теплые вещи и он очень мерз в камере, пока близким не разрешили передать ему передачу с теплыми вещами.

Были проблемы и с передачей лекарств, а еще осенью он несколько раз тяжело болел коронавирусом.

— Теперь переписка с друзьями и неравнодушными людьми остановлена полностью. Письма доходят только от матери, которая живет с сестрой Николая. Корреспонденция перестала приходить, как только Николай ознакомился с материалами дела, это был конец января. Ему не хватает информации — писем нет, газеты не отдают. Про войну в Украине он узнал только через месяц после ее начала, — рассказал правозащитник и друг Автуховича Василий Завадский.

Информационную блокаду он считает средством давления на Автуховича.

— На него идет сильное давление перед судом, чтобы расшатать его психологическое состояние.

Сейчас друзья и знакомые Автуховича собирают средства на нового адвоката, так как суд будет проходить в Гродно и защитнику из Минска будет тяжело ездить на все заседания.

Напомним, Николай Автухович — ветеран афганской кампании, предприниматель и активист из Волковыска. 7 июля 2006 года был осужден на 3 года и 6 месяцев с конфискацией имущества. Суд признал его виновным в уклонении от уплаты налогов с нанесением ущерба бюджету в особо крупном размере, а также в осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации и получения лицензии.

Автухович был одним из шести политзаключенных, которых освободили в результате санкций США и ЕС. Но 8 февраля 2009 года его снова задержали и в 2010 году осудили за хранение оружия, а освободили 8 апреля 2014 года. До нового задержания он провел за решеткой рекордный для белорусских политзаключенных срок — 7 лет и 5 месяцев.

В чем обвиняют Автуховича

Суд начнется в Гродно 16 мая. По версии следствия, Николай Автухович и еще 12 фигурантов дела «совершили акты терроризма в целях оказания воздействия на принятие решений органами власти, воспрепятствования политической деятельности, устрашения населения и дестабилизации общественного порядка».

Участники группы обвиняются по следующим статьям:

  • создание преступной организации и участие в ней по чч. 1−3 ст. 285 УК;
  • покушение на захват государственной власти неконституционным путем по ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 357 УК;
  • измена государству по ч. 1 ст. 356 УК (инкриминировано только Автуховичу);
  • разжигание иной социальной вражды или розни по ч. 3 ст. 130 УК;
  • призывы к мерам ограничительного характера (санкциям), иным действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь, по ч. 3 ст. 361 УК;
  • покушение на вовлечение в террористическую деятельность по ч. 1 ст. 14 и ч. 1 ст. 290−2 УК;
  • акт терроризма и приготовление к нему по ч. 3 ст. 289, а также ч. 1 ст. 13 и ч. 3 ст. 289 УК;
  • незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, в том числе приготовление к таким действиям по ч. 3 и ч. 4 ст. 295, а также ч. 1 ст. 13 и ч. 4 ст. 295 УК;
  • незаконное перемещение через таможенную границу ЕАЭС и государственную границу Республики Беларусь огнестрельного оружия, комплекта боеприпасов к нему, взрывчатых веществ, взрывных устройств по ч. 3 ст. 333−1 УК;
  • незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ, по ч. 1 ст. 295−3 УК;
  • организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, по ч. 1 ст. 342 УК;
  • укрывательство тяжкого преступления по ч. 1 ст. 405 УК.

По ч. 3 ст. 289 максимальное наказание — смертная казнь.

По данным Генпрокуратуры, в ночь с 1 на 2 октября 2020 года обвиняемые при помощи зажигательной смеси подожгли автомобиль Audi 80 и одноэтажный жилой дом в Волковыске, принадлежавшие сотруднику милиции.

В ноябре 2020 года, согласно материалам дела, группа Автуховича изготовила самодельное взрывное устройство и взорвала автомобиль сотрудника милиции в Гродно.

Уголовное дело в отношении нескольких лиц выделено в отдельное производство, ведется предварительное расследование.