Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Мы были глупыми и наивными». Монологи четверых белорусов, стоявших в очередях на участках и ждавших итоги выборов 9 августа 2020-го
  2. «Асфальта у нас почти нет». В российской Туве бывший депутат помогает солдатам отказаться воевать в Украине — поговорили с ним
  3. Обвиняемый в заговоре Зенкович рассказал о плане убийства Лукашенко. Его исполнителем хотели сделать Автуховича, но тот отказался
  4. «Мирный протест похоронен». Артем Шрайбман подвел итоги первого дня конференции «Новая Беларусь»
  5. Заучивал книги наизусть. Как врач из Лунинца строит карьеру в Италии
  6. Польша примет закон о подсанкционных компаниях (в том числе и белорусских): их можно будет продавать или изымать
  7. Легально, нелегально и сменив фамилию. В Украине осудили белоруса, который постоянно возвращался в страну несмотря на запреты
  8. Противопехотные мины «Лепесток» и сбитые снаряды HIMARS. Главное из сводок штабов на 166-й день войны
  9. В Беларуси начали прививать от коронавируса детей от 5 лет
  10. Штамп о принудительном возвращении. Кто и почему заставляет белорусов выезжать из Украины
  11. Израиль объявил о достижении целей спецоперации в секторе Газа и наступлении режима прекращения огня
  12. «Дело о заговоре». Зенкович признал вину по всем пунктам обвинения
  13. Сто шестьдесят седьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  14. Похоже, Лукашенко национализировал частный завод в Миорах. В прошлом году чиновники взялись его «спасать» после ареста владельцев
  15. «Перестаньте ссориться и объединитесь». В Вильнюсе началась конференция демократических сил «Новая Беларусь»
  16. «Теперь только война, только хардкор». На конференции демократических сил рассказали о сценариях выхода Беларуси из кризиса
  17. Азаренко не попадет на турнир в Торонто — ей не дали канадскую визу
  18. Тихановская ответила на ультиматум Прокопьева о «передаче полномочий»
  19. «Светлана из 365 дней провела 180 в зарубежных поездках». Вероника Цепкало о муже, отношениях с Тихановской и ботоферме
  20. Дополнительные силы в Беларуси, саботаж от российских военных. Главное из сводок штабов на 165-й день войны
  21. «Люди сидели избитые, плакали…» Силовики, уволившиеся в августе 2020-го, — о жизни спустя два года, экс-коллегах и своем решении
  22. Синоптики и МЧС предупредили о грозах 9 августа


Министерство здравоохранения сегодня заявило о приостановке лицензии одной из крупнейших сетей медцентров «Лоде» и медцентра «Клиника А1». Приписываемый им список нарушений довольно внушительный. Однако, как говорит бывший врач РНПЦ ортопедии и хирургии Рустам Айзатулин, подобное можно обнаружить практически в любом медучреждении страны.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Какие претензии выставил Минздрав?

«Клиника А1»:

  • использование медоборудования без договора на их техническое обслуживание и ремонт,
  • отсутствие санитарного паспорта на лазерную систему,
  • множественные нарушения законодательства о сан-эпид благополучии, в связи с чем центром гигиены и эпидемиологии с 11 апреля была приостановлена деятельность до устранения выявленных нарушений,
  • нарушения при оказании медуслуг пациентам,
  • некачественное ведение меддокументов,
  • отсутствие получения согласий пациентов на проведение вмешательств,
  • нарушения порядка проведения медицинских осмотров в части оформления дневниковых записей и установления клинико-функционального диагноза,
  • нарушения клинических протоколов диагностики и лечения пациентов.

«Лодэ»:

  • осуществление предпринимательской деятельности в месте, не указанном в лицензии,
  • нарушения требований клинических протоколов диагностики и лечения,
  • наличие лекарственных средств с истекшим сроком годности,
  • нарушения порядка организации оказания неотложной помощи (в том числе отсутствие укладки по анафилаксии в прививочном кабинете для детей), отсутствие необходимых лекарственных средств в укладках для экстренной помощи, отсутствие алгоритмов действий оказания медпомощи пациентам в критических состояниях, отсутствие адаптированных алгоритмов медпомощи детям,
  • грубые нарушения проведения экспертизы временной нетрудоспособности (выявлено 89 случаев необоснованной выдачи и продления листков нетрудоспособности),
  • нарушения в организации проведения медпомощи детскому населению,
  • многочисленные нарушения законодательства в области сан-эпид благополучия населения (нарушения в дезинфекции медоборудования и изделий медназначения, нарушения при проведении стерилизации).

«За несоблюдение клинических протоколов можно подвести под уголовное дело любого доктора и любую клинику в Беларуси»

— Те нарушения, которые нашли в «Лодэ», можно найти и в обычных поликлиниках, — говорит Рустам Айзатулин.

По его словам, в государственных больницах и поликлиниках также есть лекарства с истекшим сроком годности, используется оборудование без договора на обслуживание и ремонт. Часто можно встретить и «нарушения в области сан-эпид благополучия населения».

— Зайдите в любое приемное отделение экстренных пациентов и посмотрите на перевязочные кабинеты, те же хирургические и травматологические, — продолжает бывший врач-ортопед. — Врач из своего кабинета в ботинках, в которых он ходит по коридору, идет в перевязочный кабинет. Или же в любом приемном отделении любой больницы медсестра, врач или санитарка курят на улице, потом идут в перевязочный кабинет. Если мы берем идеальные условия стерильности, то та каталка, на которую перекладывают пациентов в палате, потом везется по коридору, затем в лифте, та же каталка попадает и в операционную. Перекладывания с каталки на каталку нет. А если и есть, то чисто условно. Потому что даже в таком случае персонал эту каталку везет один и тот же.

Рустам Айзатулин

Что касается больничных, по словам Айзатулина, в государственных поликлиниках пациентов часто выписывают до окончания так называемых «золотых стандартов» — времени, необходимого на решение той или иной медицинской проблемы.

— В поликлинике за каждое продление больничного сверх нормы врача лишают премии. Грубо говоря, у Минздрава ориентир — это поликлиника, а если специалист решил, что пациенту нужно дольше побыть дома, то значит, нарушил, — объясняет он. — И таких случаев много, когда пациенты еще не прошли сроки, золотые стандарты заживления перелома, затягивания раны или состояния после операции, а им уже закрывали больничный.

Что касается ведения медицинской документации, различных дневников и других бумаг, то, по мнению Айзатулина, в госклиниках также есть нарушения. Потому что при тех нагрузках на врачей, которые есть, лечить пациентов и идеально заполнять бумаги не выйдет. Как отмечает собеседник, в государственных больницах и поликлиниках есть нарушения и с «алгортимами действий при оказании медпомощи пациентам в критических состояниях».

— Зайдите в любое приемное отделение больницы и спросите персонал, который там будет, что делать при таком-то случае или при другом, вам никто не ответит. Ну и по поводу нарушения требований клинических протоколов. Они написаны в 2006—2007 годах. Самые последние пересмотренные протоколы лечения — это 2011−2012 годы, какие-то педиатрические. Но так как [в медучреждениях] все люди с головой и все читают новые европейские гайды, конечно, они лечат так, как должны это делать. Для прокурора протоколы, которые лежат в Минздраве, — это эталон. И можно подвести любого доктора в Республике Беларусь, любую частную клинику под уголовное дело, потому что не соблюдаются протоколы.

В чем причины такого решения Минздрава?

По мнению Рустама Айзатулина, решение Минздрава о приостановке лицензии может быть обусловлено несколькими причинами.

— Первое. Возможно, банальная ситуация требования денег. Не первый раз ведь к бизнесу приходят с проверками, а потом требуют финансы, — говорит он. — Также нельзя исключать и месть за 2020-й год, когда медцентры «Лодэ» бесплатно обслуживали, тех кто выходил из ИВС на Окрестина.

Вторая причина, по мнению врача, — желание убрать конкурентов государственных клиник в сфере платных услуг и таким образом увеличить поступления в бюджет.

— После приостановки работы сети таких крупных медцентров, как «Лодэ», клиенты будут не только распределяться по другим медцентрам, но и чаще записываться на платные услуги в государственные учреждения, — считает Айзатулин. — А это возможность заработать. Судите сами. Если в частном медцентре врач получает 30% от оплаты клиентов, то в государственном — 7,5% или около того. Все остальные эти деньги шли клинике, а она отдавала государству. Я работал на платных консультациях, поэтому знаю.

— Третья. Сейчас острая нехватка врачей в больницах и поликлиниках, — объясняет Айзатултин. — Врачи, как правило, работают на ставку в госклиниках и еще на ставку у частников. Когда частников уберут, они будут вынуждены идти в госклиники. Таким образом будет еще закрыта проблема нехватки врачей в госучреждениях.

Читайте также: